Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

Богочеловеческая комедия

Лк. 2, 33 «Иосиф же и Матерь Его дивились сказанному о Нем».

№14 по согласованию. Фразы предыдущая - следующая.

(По проповеди 15.2.2015 г., воскресенье о страшном суде и венчание).

Что за странное удивление? Как можно удивляться тому, что говорит человек, после того, как с вами ангелы разговаривали? Вы что ж, не знали, что ваш Сын – Второе Лицо Пресвятой Троицы? Что же вы в церкви-то тогда делаете?!

Нет ничего удивительного в Троице, в догматах, в величии Божием, в спасении Израиля. Это всё великое. Сила. Мощь.

Когда мы видим ребёнка на руках старика удивляет совсем другое – слабость.

В современной массовой культуре утвердилось полушуточно благословение из фантастического кино – «да пребудет с тобою сила». Шуточного в этом выражении – игра в веру. Никто не думает, что есть какая-то сила. Нешуточного – жажда силы. Может, это благая сила, не деспотическая, но всё же – сила.

Христианство – это «да пребудет с тобою слабость». Симеон сам слаб и поражается тому, что спасение – через слабость. Через вот этого ребёнка, который никогда не вырастет в Александра Македонского или царя Давида, не говоря уж о Голиафе.

Христианин не просит у Бога силы – сила у нас есть и без Бога, Он её дал и не забирает назад, как бы далеко от Него мы ни уходили. На Страшном Суде Господь и просит с нас за нашу силу – за силу, с которой мы цепляемся за предрассудки, за страхи, за насилие, за ту силу, с которой мы утверждаем себя как хозяева другого человека.

Мы охотно прощаем друг другу и себе наши слабости. Признай, что ты слаб – получишь прощение. Но христианство начинается с осознания, что прощать-то нужно нашу силу. Христос – глава человечества как муж глава жены. И где Христос применил силу, как мужья применяют силу, чтобы выглядеть главой семьи? Нигде! Христос – глава, потому что Он служил и спасал слабостью. Слабый – прощал сильных и спасал их от их силы. Кормил – да, командовал – нет. Ноги мыл – да, головомойку устраивал – нет!

Вся Его сила – сила прощения, служения, сопровождения. Наша сила – сила рыбы-прилипалы. Мы прилепляемся друг ко другу как рыбки-паразиты к телу акулы. Вакуумной присоской. Мы создаём пустоту, из-за которой другой не может от нас избавиться. Самое большое искушение любви – прилепиться к другому по-дурному, не создавая, а уничтожая, не прибавляя, а опустошая.

Мы прощаем другому его слабости – а ведь слабости другого это его сила. Сила красоты, человечности, доброты. Это не прощать, это любить надо, это в себе развивать надо. Другому надо прощать его силу – дурно направленную, извращённую, убийственную. Силу лжи и убийства, зависти и измены, - а всё-таки простить. Потому что эта сила не ведает, что творит. Не ведает радости быть вторым, счастья подставить руки, чтобы другой мог вскочить на коня, блаженства быть ковриком для ребёнка, топочущего ножками, для Бога, творящего мир, для человека, в мир исходящего.

С точки зрения силы, Бог – слаб. Он прощает – и Страшный Суд страшен тем, что Бог прощает всех и вся. Сатана бы – всех проклял бы, всех осудил бы, всех бы отправил в ад, и мы ближе к сатане, чем к Богу, когда не понимаем, как можно всех простить.

Евангелист не говорит «Мария удивлялась», он говорит «Иосиф и Матерь». Богу удивляется семья, а Мария с Иосифом хоть и святой семейство, а всё же именно семья, та семья, которая и есть символ Церкви. Бог – самый слабый в треугольнике «муж, жена, Бог». Бог – ребёнок в семье, а не диктатор. Чтобы сжиться с Богом, надо из сильных стать слабыми – и любовь делает это. Любящий слабее того, кого он любит, и любовь нерасторжима, когда она – круг слабости, а не кольцо всевластья. И матрица, эталон, форма, в которой отливается человек – это Бог, и Сила Божия, в слабости совершающаяся. Его прощением прощать, Его творчеством творить, Его любовью любить, побеждая пустоту силой слабости Божией.

Бог сделал брак символом Своих отношений с нами, потому что в мире цинизма, мрака, уныния именно брак – явление невозможной слабости посреди силы. Люди выползают из своих могущих раковин и встречаются обнажённые, ничем не защищённые, нежные и с нежностью, а не с грубостью прикасаются друг ко другу. Превращение взрослых, самостоятельных, сильных людей в любящих друг друга нежных мужа и жену – такое чудо как превращение воды в вино и вина  в Кровь Христову. И как в Кане сказал распорядитель, что сперва было плохое вино – вино из вина, а потом появилось хорошее – и это было вино из воды, так в любви начинается с силы из силы, а продолжается в силе из слабости, иначе разрушится. Сила, направленная против любимого, убивает любовь, а животворят слабость,  нежность и тихое дыхание любящего сердца.

 

 
 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова