Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ


Лк. 3, 13 "Он отвечал им: ничего не требуйте более определенного вам. "

По согласованию №20. Фраза предыдущая - следующая.

 

Древние сборщики налогов действовали не так, как нынешние, поэтому подобный совет их вряд ли устроил. Налоги обычно брались на откуп - в казну платили сумму авансом, а потом нанимали сборщиков, которые (иногда с помощью солдат и показательным казней) выколачивали деньги, причём откупщик определял, сколько желает получить, а уж сколько сборщик наколачивал для себя, дело благодатное. В этом отношении совет налоговикам не требовать более положенного так же абсурден как ниже совет полицейскому никого не обижать - да "обиживание" было главным средством полицмейстерства тогда везде, а кое-где порой и сейчас.

Что будет, если выполнить этот совет в тех условиях, отлично описано в новелле Николая Лескова "Однодум" о солигаличском квартальном ("участковом"), который, прочтя всю Библию, решил не брать "даров". Библия ведь не запрещает давать взятки, бакшиш, дары, только брать запрещает, вот какая хитрая. Натурально, обеднел и жил Духом Святым. Был представлен губернатору во время посещения града годув 1831-м и был оставлен для беседы. Губернатор осерчал, что Однодум честен, и спросил, не боится ли тот его губерначьего гневу. Последовал диалог:

— А какое же зло можно сделать тому, кто на десять рублей в месяц умеет с семьей жить?
— Я мог велеть вас арестовать.
— В остроге сытей едят.
— Вас сослали бы за эту дерзость.
— Куда меня можно сослать, где бы мне было хуже и где бы Бог мой оставил меня? Он везде со мною, а кроме его никого не страшно.

"Не требовать более положенного" могут все. В любом деле есть чёткая граница между минимумом и тем, чего хочется. А вот не требовать от детей, жены, коллег более положенного - ой, как будет тяжело... Чисто нищета духом.

Нищий квартальный был очень похож на губернатора, духом богатого.

Богатые духом живут ведь в особом мире, глядя на окружающих с их житейскими попечениями, а то и с попечениями вообще выживательными, как глядят на рыбок коллекционеры, водолазы или просто те, кто смотрит по телевизоры репортаж из морских глубин. С участием, с интересом (не мёртвые же духом), но - отстранённо. Если, конечно, богатство достаточно хорошо организовано, чтобы не бояться ни бунтов, ни революций.

Нищие духом тоже глядят на окружающий мир отстранённо, только страна их - небесная. Богтый духом глядит свысока, нищий духом глядит свыше. Его беспечность не от обеспеченности, а от отсутствия того, что следовало бы обеспекать. Дальше могилы не сошлют, больше белкового тела не отберут. Разумеется, такой человек ни от кого не будет требовать более "положенного". да и положенное не будет требовать, а ещё и сам потихонечку подсунет ближнему в карман, чтобы тот мог вернуть кредит, который каждому в момент рождения открывают Бог и человечество.

*

Разговор с сатаной: Nihil amplius или Накуся-выкуся!

«Он отвечал им: ничего не требуйте более определенного вам» (Лк. 3, 13).

Русский богат словами, начинающимися с «пара», что на греческом «более». Параболы, параекклесиархи, парадигмы… Вот паранджа – другое дело, нету никакой «нджи». Парапсихология – паразит на психологии. «Паразит», разумеется, тоже от «пара» и «ситео», «сижу»; нахлебник. Где граница между паразитом и нормальным человеком? Ведь есть разделение труда, есть разделение по возрасту. Государство – не паразит, что бы там ни говорили анархисты. Может, государство и стоит ликвидировать, а может, само исчезнет – многое в истории человечество пришло и ушло, отыграв свою роль. В любом случае, государство к Иоанну Предтече не приходило и придти не могло. К рыбакам, сапожникам и купцам тоже не государство приходило, а именно мытари. И посыло их не государство, а совершенно конкретные властители. Государство появляется только там, где властители ограничены подданными, а до этого во времена и в стране Иоанна Предтечи было далеко. Иоанн не возражает. Он не демократ, он пророк – то есть, лучше видит настоящее, чем будущее. Таких людей крайне мало и они крайне ценны, потому что большинство из нас живёт «в грехе» – то есть, в самообмане относительно настоящего. Например, считает себя всего лишь «подчинённым», «исполнителем приказов». Нет, – говорит Иоанн, – твоя проблема в том, что ты «над». Ты делаешь больше того, что тебе приказали. (Кстати, в греческом нет «не требуйте», там «не делайте»). Безупречно правовое мышление. Главное не то, что мытари берут больше того, что хотели бы уплатить граждане – главное в том, что они берут больше того, что приказали собрать правители.
Не надо думать, что те мытари были какие-то особо гнусные люди. Гнусные к пророкам не ходили и мылись не в иорданях, а в роскошных банях и термах. Эти – лучшие. Поэтому и спрашивали, поэтому Иоанн и отвечал. Вот те, кто заранее на все вопросы Страшного суда приготовил ответ: «А мне так приказали! А меня так научили!!!» – вот эти окажутся лжецами. Потому что неверно – они хотя бы чуток, но сделали больше того, что приказали. Один сталинский страстотерпец дожил до освобождения и разыскал своего следователя. «Ты не бойся, – сказал несчастный, – ты мне только скажи… Вот ты меня бил, истязал, это всё по инструкции, конечно, делалось. Но зачем, когда я валялся на полу, ты расстегнул ширинку и помочился на меня? Неужели и это было в инструкции?» – «Да нет, – виновато ответил следователь, – просто разобрало». Он сделал более приказанного.

Психологически это неизбежно. Сатана боится Страшного суда, этим он отличается от человека, и потому он лукавит и приказания отдаёт – сам или через людей – такие… лукавые, поддающиеся интерпретацию и в сторону добра, и в сторону зла. Либо ты истолковываешь приказ в сторону зла, и тогда начинается конец тебе и окружающим тебя, либо делаешь менее – и тогда начинается конец зла. Либо ты энтузиаст выполнения приказа, либо ты энтузиаст милосердия и разума, и этого уже будет достаточно, чтобы зло стало увядать. И все сотни миллионов советских людей не оправдаются тем, что их «научили». Каждый сделал что-то более приказанного. А кто сделал менее – тот уже не советский человек, и такого советские люди травили и травят. И не говорите, что советских людей больше нет – а как же ещё называть тех, кто творит гнусности советского образца под сугубо советскими лозунгами госбезопасности и «умри ты сегодня, чтобы я дожил до завтра».

Сатана всегда требует чуть-чуть более нормы, и отвечать ему нужно по Евангелию: «Ничего более!» «Nihil amplius!» на латыни, а по русски «Накуся-выкуся!»

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова