Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ

 

Лк. 14, 6 "И не могли отвечать Ему на это".

№106 по согласованию. Фразы предыдущая - следующая.

Рассказ об исцелении больного водянкой очень напоминает рассказ об исцелении сухорукого (у Лк. в 6 главе), а горькая шутка про упавшего в колодец осла повторяет шутку про овцу (Мф. 12, 11) - которая есть у Матфея и Марка в том же рассказе о сухоруком. Только рассказ о сухоруком подводит к заговору против Иисуса, и этот рассказ словно повисает в пустоте. Дальше идёт притча, связанная с тщеславием (отправной точкой служит забота гостей о месте получше), а потом притча о том, что Царство Божие - перевёртыш, что чем больше человек громоздит, чтобы попасть на небо, тем больнее будет падать, а на небо попадут негромоздящие.

Конечно, "начальник" в 14,1 - это не русский начальник. В России - коли начальник, то и богач. Тут лучше перевести уж "лидер" - собрались себе утончённые интеллектуалы и смотрят на подобного себе. Но уж никак не сильные мира сего. Места за столом и тут делились на более почетные и менее почетные, но почет оказывался, скорее всего, не деньгам, а уму и набожности.

Так, может, "не могли отвечать" - потому что соглашались? Не возражали, потому что пока одобряли? Возражения начались в следующей, 15-й главе, когда Иисус променял порядочных людей на людей непорядочных ("мытари и грешников"). Тем не менее, Лука явно вставляет эту фразу не просто так. Ведь был уже рассказ об исцелении сухорукого. Новый эпизод напоминает, что многим демонстративное нарушение Закона, пусть формально и опраданное, не нравится. Конечно, Иисус сейчас не с теми, кто уже раздосадован на него до чрезвычайности - до заговора, но и не с друзьями. Неужели Он намеренно идёт на обострение? Нарывается на неприятности? Зачем припирать людей к стенке?

А почему бы и нет? Это не самоубийственный сценарий - это воскресительный сценарий. Разница между садистом, который припирает противника к стенке, чтобы потешить своё самолюбие, и Иисусом, в том, что Иисус знает - стенка ненастоящая. Она бумажная, даже иллюзорная. Через неё можно и нужно пройти. Это тяжело, это подобно смерти, но смерть - кажущаяся, а вот воскресение, вочеловечивание - настоящие. Он же сопровождает нас на пути через ту стенку, к которой нас и прижал. Он ждёт, когда мы замолчим, чтобы в наступившей тишине мы услышали свои настоящие мысли, почувствовали, что на самом деле готовы на всё наплевать, на любые установление, на любые победы и похвалы - лишь бы быть с Богом. Конечно, можно предпочесть гробовое молчание - но зачем, если есть молчание воскресения?

 

 
 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова