Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

Богочеловеческая комедия

К ЕВАНГЕЛИЮ

Лк. 15, 24 ибо этот сын мой был мертв и ожил, пропадал и нашелся. И начали веселиться.

№108 по согласованию - Фраза предыдущая - следующая. Иллюстрации.

В православной традиции чтение притчи о блудном сыне сопровождается проповедью Павла о том, что Бог уничтожит и пищу, и пищеварение – и благодаря этому оживёт человек, благодаря этому тело станет Божьим телом. Логика понятна… По той же логике Бог должен уничтожить и органы, которые стеснительные викторианцы нарекли «детородными», хотя в рождении детей эти органы заняты самое большее раз двадцать за всю жизнь, а вот в любовных утехах сильно чаще, а в извержении переваренной пищи так и вовсе каждый день, причём и у тех, кто отказался от радостей брака и рождения детей. Рот надо уничтожить, которым едим, и прилегающую к нему голову с глазами, которыми разглядываем еду. Руки, которыми еду берём… Однако, ничего себе воскресеньице получается! Всё как воскресный день, состоящий из пару часов, которые целиком заняты богослужением! Если это преображение, то что такое четвертование?!

Наверное, можно оправдать апостола Павла, объяснив, «что он имел в виду». Жалко тратить на это силы – кто умный, сам легко что-нибудь придумает. Притча о блудном сыне авторитетнее – потому что умнее и добрее. Умер человек и воскрес – «ожил». Счастливый Отец не приказывает произвести ему резекцию желудка, чтобы тот более не испытывал голода. Не приказывает устроить блудному сыну химическую или иную кастрацию, чтобы больше не блудосыновствывал. Отец, однако, не говорит и «Ешьте!» Он говорит «Ешьте и веселитесь!» Воскресните, возжуйте и возвеселитесь!

Ни в чём так не проявляется греховность человека, как в человеческих размышлениях о райской жизни. Будет у меня пенис или не будет – эка важность! Останусь я без салата оливье и ситро или не останусь… В евангельском-то тексте ключевые слова не «ожил», а «пропадал и нашёлся». Редчайшая возможность взглянуть на жизнь глазами Бога (у Которого, конечно же, нет глаз!). «Нашёлся», а не «явился».

Наш эгоизм в том, что мы даже в беде не понимаем, что наши потери всегда меньше, чем Божьи. Когда я сблудил (у апостола Павла в той же проповедочке, когда говорится, что тела не для блуда, «блуд» - тот же корень «порно», «грязь», что в «порнографии»), когда я напился, когда я нанялся пасти свиней – ну типа завотделом в президентской администрации – главная боль не у меня, а у Бога. Он ослеп – я Бога ослепил – потому что Он хочет видеть меня, Он хочет глядеть на мир моими глазами, но не может, когда я блудю и блужу. Вот почему Бог – Отец с большой буквы.

Только для Бога я подлинно, буквально – зеница ока. Родной-то отец всё же глядел на мир своими глазами, не моими. Это ханжа пытается глядеть на мир Божьими глазами, а надо прямо наоборот. Что значит у Павла в том же тексте – члены ваших тел станут членами Христа. Не мои глаза – Божьи глаза. Не мои губы. Не мой желудок. И далее по анатомическому атласу. Так что наше отношение к своему телу – то слишком заботливое, когда готовы родного отца убить, чтобы карамазовщину свою потешить, то слишком наплевательское, когда готовы в скопцы податься и акридами питаться – это одно, это человеческое, материальное, а вот Божье отношение к нашему телу, это совсем другое. Причём, главное – всё-таки Бог меня создал. Вдохнул Себя в продукт эволюции. Я бы так на Его месте не поступил, но коли уж так вышло – исключительно благодарен. Должен быть. Хотя всё-таки Дух Божий – и вот это… камбала с ногами… кактус эректус… А вообще, Бог прав – забавно получилось. Так что веселиться не только нужно, но и можно!

 

 

 
 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова