Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ


Лк. 19, 5. Иисус, когда пришел на это место, взглянув, увидел его и сказал ему: Закхей! сойди скорее, ибо сегодня надобно Мне быть у тебя в доме.

№125 по согласованию. Фразы предыдущая - следующая. Иллюстрации.

Закхей взбирается на смоковницу словно христианин взбирается по лестнице великого поста, и ощущение сходного усилия побудило, видимо, сделать этот рассказ темой одного из подготовительных к посту воскресений. Но примечательно, что Иисус ищет глазами Закхея, когда тот еще не увидел Христа. Спаситель действительно похож больше не на рыбака, а на садовника, каким Его увидела Мария после воскресения - ученики его то висят на деревьях, то лежат под деревьями, как упавший плод Нафанаил, то бесплодны как деревья (и если фиговое дерево - нормально, то фиговый ученик - обычно). Кто все создал, Тот все и видит.Закхей видит восхождение - к нему в дом идет великий человек, он преображается, он совершенствуется на наших глазах. Иисус же улыбается и радуется, но Иисус видит, что Закхей - если он будет истинным учеником - получит довольно неожиданные дивиденды на свою веру. Мученичество? Обнищание? Болезнь? Неважно. Важно, что все человеческие усилия, самоограничение и самоумерщвление - детские игры в сравнении с тем, что действительно обрушивается на человека, если Бог принимает его в ученики. Одно утешение: лучше после Пасхи с Духом Святым, чем до Пасхи со своим духом. Да и пост, и возмещение ущерба окружающим, - тоже могут быть в Духе, если человек смотрит не на пост и не на свои подвизательные подвиги, а на Христа.

*

Слова Иисуса к Закхею «Сойди скорей» Рейсбрук делает поводом сказать о Боге как «бездне божественности», куда надо именно сойти, которую нельзя понять (Одеяние, 1996, с. 69). Понятно, что Бог – бездна для того, кто привык разум отождествлять с подъёмом, с восхождением. Человеку так много сил стоит подняться над непониманием, над животным в себе – и очень трудно смириться с тем, что для того, чтобы стать рядом с Богом, нужно не продолжить подъём, не наращивать рациональное и волевое, а опуститься – не к животной бездумности, конечно, а к любви. Что ж делать, если любовь для человека ассоциируется прежде всего с низом и с опусканием – в кровать, на землю – а не с подъёмом. «И бездна Бога зовёт в бездну; это – все соединённые с духом Бога в наслаждающейся любви» (139).

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова