Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ

Лк. 19, 15 И когда возвратился, получив царство, велел призвать к себе рабов тех, которым дал серебро, чтобы узнать, кто что приобрел.

№138 по согласованию (вариант Луки под №120). Фразы предыдущая - следующая.

На первый взляд, Лука просто плохой писатель и механически соединяет притчу о талантах с притчей о бунтарях, восставших против законного повелителя (виноградарях, убивших сына владельца виноградника). Если подумать, то Лука просто сгущает краски, что совершенно законный литературный приём. Он помещает коммерческий сюжет в политический конфликт. Человек, закопавший талант в землю, оказывается при этом вдвойне благоразумным, то есть хитрож...пым, а двое инициативных - вдвойне благородными. Заниматься бизнесом на деньги свергнутого правителя - с точки зрения свергнувших государственная измена. Он уже не источник благ, податель жизни, а иностранный агент. Соответственно, во всём, что говорят обладатели талантов после Реставрации, появляется подтекст - и это литературный приём законный, потому что очень удачный, придающий глубину. Тот, кто закопал деньги, оказывается не только трусом, но и расчётливым подонком. Если умрёт, не возвратившись, деньги его, если вернётся - пожалуйста, всё цело. При этом его ненависть к царю оказывается созвучной настроению мятежников. Он вдвойне предатель - и господина предаёт, и революционеров, с которыми в принципе-то согласен. Напротив, те, кто приумножал богатство свергнутого царя, рискуют не только деньгами, но и головой. Лука использует ещё один приём - он вместо талантов говорит о минах, причём серебряных. Золотая мина - шестидесятая часть таланта, серебряная же мина дешевле золотой в 13 раз. Риск оказывается намного меньше, контраст с наградой намного большим. Собственно, только в варианте Луки выражение "в малом был верен, над многим тебя поставлю" вполне уместно. "Пять мин" - немного, стоимость хорошего раба, а вот "пять талантов" - безумные деньги, нереальные для большинства слушателей. Так что никогда на сто процентов - если не обнаружатся автографы - нельзя утверждать, что текст Мф. "лучше" текста Лк. Критерии лучшести бывают разные, и далеко не все текстологи обладают достаточным литературоведческим чутьём или просто вкусом. Вполне возможно, что Матфей упростил притчу Луки, заменил мины на таланты, но не сообразил, что просто "малое и многое" тоже надо бы вычеркнуть.

 

 
 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова