Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ

Лк. 19, 25 «И сказали ему: господин! у него есть десять мин».

№138 по согласованию. Фразы предыдущая - следующая.

Этой фразы нет у притче о талантах у Матфея, а она любопытна, - появляется совершенно новое действующее лицо, своего рода хор греческой трагедии, который со стороны комментирует происходящее. Иногда функция даже важнее: в Мф. 18, 31 именно некие «товарищи его» доносят на жестокого кредитора (получше надо выбирать себе товарищей… ну, в оригинале, конечно, вовсе не товарищи, а синдулы – не путать с синодалами! – то есть, «со-рабы», в лучшем случае – «сослуживцы»; хотя что-то от синдулов в синодалах бывает, к сожалению...). В притче о работниках двенадцатого часа ключевую реплику подают работники предыдущих часов. Насколько ключевой является эта фраза? Выражение классического ресентимента-смердяковщины-зависти. Ну и что, что он хороший – надо и плохому что-нибудь плохонькое оставить… Ошибочность этого взгляда видна на негативном примере: хорошему государству – большую атомную бомбу, плохому государству – маленькую атомную бомбочку. Накуси-выкуси! Нельзя плохому государству даже самую маленькую атомную бомбочку доверять!!! Правда, в отличие от банкиров или батраков, государство в принципе не бывает хорошим, почему все нормальные физики-ядерщики (неважно, православные или нет) были за ядерное разоружение. Но тут речь о менеджерах, всё не так уж критично. «Дай же ты всем понемногу, и не забудь про меня». А если Ты такой недобрый, так хорошим помногу, а мне чуть-чуть, никому от этого плохо не будет.

Здесь мы и оказываемся перед грустным фактом: в притче о талантах Бог саркастически описывает Себя как самодура, безжалостного, жёсткого максималиста. Зачем? Говоря словами другого поэта, чем ночь темней, тем ярче звёзды. На фоне такого плохого Бога стыдно прибедняться. Ну да, Бог жестокий и несправедливый – но ты же Человек! Докажи тирану, что Он дурак, коли так обращается с разумными и достойными существами, ставит им условия какие-то безумные… На безумие надо отвечать повышенным умом, а не прятанием головы (и денег) в песок. Покажи, что с ограниченными средствами можно творить такое, что с неограниченными – просто в голову не придёт.

Шутка, конечно. Евангелие не может этого иметь в виду, потому что на протесте далеко не уедешь – как и на зависти, это самой изматывающей форме протеста. Завидуюший или боящийся сам лишает себя того, что ему представляется высшей ценностью. Ты просишь малого, ограниченного – нельзя! Ограниченность есть ад при жизни. Проси бесконечного. Пойми, что дело не в количестве талантов, а в кураже-вдохновении-дерзости, в готовности погибнуть, лишь бы не оказаться торжествующим ничем. В конце концов, что там идёт, за этой фразой? «У неимеющего отымется». Так ведь отымется не самое важное. У труса отберут всего лишь деньги – но храбрости не отберут, а храбрость, творческое дерзновение, есть и у труса, почему трусость-то позорна и глупа. Не проси оставить тебе немного, проси, как в «Отче наш» - «да приидет Царствие Твое». Всё и сразу! Всё царство и сразу сейчас, лично мне! На такую молитву Бог отказом не ответит, Бог отказывает лишь во второстепенном и отказывает, чтобы ты дерзнул на первостепенное.

 

 
 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова