Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь

Яков Кротов

 

К ЕВАНГЕЛИЮ

 

Лк. 23, 10 Первосвященники же и книжники стояли и усильно обвиняли Его.

№155 по согласованию. Фразы предыдущая - следующая.

«Усильно» - архаичное слово, но вполне понятно и даже милое, потому что образовано по той же логике, что «умильно». На самом деле, в греческом оригинале есть некоторая двусмысленность, слово может относиться и к стилю («кричали», «яростно говорили»), и к сути обвинений (обвиняли в тягчайшем преступлении).

Не надо идти на поводу у юристов (кстати, только Лука в описании суда упоминает их – «книжики», «грамматики» и есть толкователи Закона Моисеева, такие же творцы обычного права, как и создатели шариата) и пытаться вообразить, в чём именно обвиняли Спасителя. Надо идти на поводу у историков и понять, что две тысячи лет назад могли запросто обвинять человека просто в том, что он подрывает основы мироздания. Плохой он! В конце концов, дело Дрейфуса было сто с небольшим лет назад, а ведь и там обвинение было совершенно абсурдно. Да кое-где кое-кто и в наши дни может призвать к суду над человеком, который ничего не сделал, а только что-то сказал. Разумеется, при этом крику будет на всю вселенную – чтобы не было заметно отсутствие вины.

Все материальное – безусловно само по себе и условно, как только попадает в сферу жизни человека. Так и температура. Апокалипсис говорит: «О, если бы ты был холоден или горяч». Но автор там имеет в виду обычай пить минеральную воду либо студёной, либо горячей. Однако, горячность или холодность всегда в этике считались и считаются недостатком. Конечно, есть невидимая граница, в рамках которой человек должен быть именно горячим. Речь без эмоциональной окраски допустима лишь в определенной ситуации, в определенных профессиях. Однако, граница должна быть. Зло, видимо, вообще узнаётся по склонности именно к крайностям. Резкие перепады интонаций и настроения для зла – инструмент укрощения ближнего, средство манипуляции. Как игра в доброго и злого следователя. Вот сейчас палач кричит на тебя, обвиняя во всех смертных грехах, а в следующее мгновение он вдруг говорит с тобой подчеркнуто ровно, спокойно, пренебрежительно – мол, ты дитё неразумное, убеждать тебя мартышкин труд, так что извини, если сейчас тебе голову оторву, сам понимаешь, - надо. Ничего личного.

Зло и в фазе Ледяной Королевы, и в фазе Гиены Огненной отличается одним: оно равнодушно к тебе и хочет от тебя лишь повиновения. Добро и в фазе Глотка Прохладной Воды (Лк. 16, 24), и в фазе Солнца, дающего жар земле (Мф. 5, 45) хочет твоего расцвета, твоего спасения, твоей свободы, твоего творчества. Поэтому иначе молчит Спаситель перед Иродом, иначе – перед верующим. Первому отвечает молчанием холодным, второму – молчанием жарким, согревающим, успокаивающим.

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова