Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ


 

Мф. 5, 13. Вы - соль земли. Если же соль потеряет силу, то чем сделаешь ее соленою? Она уже ни к чему негодна, как разве выбросить ее вон на попрание людям.

Видимо, о том же у Мк. 9, 49: Ибо всякий огнем осолится, и всякая жертва солью осолится. 50 Соль - добрая вещь; но ежели соль не солона будет, чем вы ее поправите? Имейте в себе соль, и мир имейте между собою.

По согласованию №50 (и №91 - Мк).Фразы предыдущая - следующая.


Иеремиас (Иерусалим, 127) отмечал, что в Талмуде (Кетубот, 66) упоминается выражение "соль земли" как часть иерусалимской поговорки: "Доброе дело - соль земли". Правда, второй раз эта поговорка формулируется иначе: "Прибыль - соль земли", но речь идёт не столько о наживе, сколько об изобилии. Гиллель учил: "Чем больше милостыни, тем больше мира". Поставленное в этот ряд выражение "вы - соль земли" означает примерно то же, что омовение ног ученикам. "Не учите людей жить, лучше помогите им материально", - вот что это означает. Традиционное понимание прямо противоположное: мы будем учить человечество жить, а человечество пусть нам за это дорого заплатит. Конечно, денег жалко, слов нет. Да и денег не так много. И какая польза, если я отдам деньги, и ближний на них купит весь мир, а душу свою погубит? Лучше я ему проповедушек-болтушек накидаю, на них и коробка спичек не купить.

*

Слова Мк. 9,49 "Ибо каждый будет посолен огнем" в синодальном переводе сопровождаются словами: "и каждая жертва будет посолена солью", но это позднейшая вставка. Синодальный перевод говорит не "посолен", а "осолён", но это уж и вовсе ненужный архаизм. Комментарии для переводчиков с вряд ли осознанным юмором отмечают: «Подлинная проблема с переводом этого стиха состоит в том, что мы не знаем, что именно он означает» (Братчер, 1961, с. 334).

Верно: понять можно лишь то, что уже понимаешь. А если непонятно, то, по выражению того же комментария: «Перевод этого стиха не представляет неразрешимых проблем, однако существует по меньшей мере 15 различных объяснений его смысла».

Конечно, можно сколько угодно делать разных переводов, если невозможно проверить, который правилен. Непонятна эта фраза, прежде всего, потому что она связана с предыдущей сугубо формальным образом: там упоминается огонь ада, который сожжет грешников, а тут – огонь, который сделает человека жертвой. Похоже, что это механическое соединение двух различных цитат, как в предметном указатели: тут огонь – и там огонь.

Как огонь может «посолить»? Это как раз можно понять. Если «посолить» означает «выполнить завершающую кулинарную операцию, после которой еду можно есть», то слово нетрудно превратить в метафору. Так слово «отпечатать» вовсе не обязательно означает «оттиснуть печать». На фотографическом отпечатке никакой печати нет, первоначальный смысл глагола испарился. «Солёная шутка» - пример того, как соль выпаривается из слова «соль».

Проблема еще и в том, что Мк. 9, 48 никак, видимо, не связан не только с предыдущим стихом, но и с последующим, который прибавлен все по тому же механическому принципу: упоминается в одном афоризме соль – подшиваем к нему другой афоризм с упоминанием соли. А может быть, даже и два, потому что первая часть стиха 50, кажется, никак не связана со второй. В первой говорится о том, что надо беречь в себе соленость – эта мысль очень близка к «Вы соль миру». Во второй – о том, что надо беречь отношения с друзьями.

Если человек один – соль для него символ общения с Богом. Если человек вдвоем с единоверцем – соль для него символ общения с другом. Если человек поставлен лицом к лицу с человечеством – соль для него символ служения всем людям (Мф. 5, 13). В любом случае, соль – отличная штука, она хороша сама по себе, и даже если человек оказывается лицом к лицу с миллиардами себе подобных, ему хорошо не потому, что их миллиарды, а потому что в нем есть крупинка Духа Божия. А если её нет, то и все человечества, и вся жизнь – пресная гадость.


Слова Мк. 9,49 "Ибо каждый будет посолен огнем" в синодальном переводе сопровождаются словами: "и каждая жертва будет посолена солью", но это позднейшая вставка. Синодальный перевод говорит не "посолен", а "осолен", но это уж и вовсе ненужный архаизм.

"Соль земли"... Комментарий Владимира Соловьева : "Вся несостоятельность человеческой природы, предоставленной самой себе, открывается нам в тех лучших людях, которых Христос избрал в Свои ученики. Помимо измены Иуды мы видим здесь неверие Фомы, тупость Филиппа, зависть и неразумную ревность сынов Зеведеевых, малодушие Петра. Если такова соль земли, то что же остальные?" (История и будущность теократии, самая последняя страница, IV, 632.


Мф. 5, 13: соль земли: глубочайшее противоречие между призывом уступать (заповеди блаженства) и призывом быть солью - то есть тем, что считается драгоценным. И добро бы речь шла о том, что это дело внутреннее, что драгоценное перед Богом ничтожно перед людьми - так ведь нет, в Мф. 5, 16 речь идет именно о людях - они да прославляют за добрые дела христиан Отца. Так прославляют или гнетут? Вечная неопределенность - как она отличается от номенклатурных тисков, от тех извивов разума, когда все определено строго - будет по воле сильнейшего, при любой погоде, при самых разных поворотах судьбы. Да здравствует неопределенность - без нее и вера, и надежда превращаются в скуку.


Иисус шутит, тут игра словами: "соль" на арамейском "тапель", "приправлять" - "таббель". Так что на арамейском, согласно Иеремиасу, это звучало так: "ин милха тапель / бема тетаббелун". Марк перевел это на греческий правильно, а вот Матфей ошибся, спутав "тапель" со похоже звучащим словом "глупить", и в греческом у Мф. "если соль глупа станет". Впрочем, и Марк - точнее, переписывавшие его - не безгрешен, потому что слова "и каждая жертва будет осолена солью" - позднейшая приписка. Зато Мк сохранил слова "всякий огнем осолится". Ясно, что эти слова связаны с обычаем солить жертвы: "Всякое приношение твое хлебное соли солью, и не оставляй жертвы твоей без соли завета Бога твоего: при всяком приношении твоем приноси соль" (Лев. 2, 13). Ясно, что тут самое важное не сказано в лоб: человек уподобляется хлебу, вера уподобляется соли. Слово "огонь" кажется не столь уж важным, хотя заманчивым: ведь Дух Святой ассоциируется с огнем. Но если Дух и огонь, то не сжигающий (у Мка выше говорится об адском огне, который тоже не сжигает, но лишь потому, что сжигать-то, собственно, нечего), а испекающий, и соль, как и огонь - нечто, что делает хлеб совершенным. В переводе на язык цельталь эта фраза звучит так: "Огонь будет возложен на каждого, как соль возлагается на пищу" (Братчер, 1961, с. 334). Если Иисус делает хлеб Своей плотью, то Он делает Своим хлебом и всякого верующего. Вера - вот соль и огонь, без которого человек, даже признающий существование Бога, всего лишь несчастный, бессильный, черствый кусок человечества.

 

Марка есть еще слова "ибо каждый будет осолен огнем"


Мк. 9.50 (доп. к Мф. 5, 13 - "Вы соль земли"). "Ибо всякий огнем осолится, и всякая жертва солью осолится". Соль как знак изгнания бесов - возвращение к теме экзорцизма в 38 стихе. Лев. 2, 13. “Всякое приношение твое хлебное соли солью, и не оставляй жертвы твоей без соли завета Бога твоего: при всяком приношении твоем приноси соль”. Соль - символ белизны, чистоты. Соль - символ самопожертвования. Соль Мертвого моря могла “терять силу”, вкус - она была смешана с другими веществами, и могла вымываться, так что оставался лишь вкус других минералов. Ученики Христа не должны сливаться с миром.


Иисус назвал учеников солью и светом, но не перцом и блеском. Поэтому и в отталкивании от "теплохладности" надо сохранять чувство вкуса.

 


О вкусах не спорят. Но во вкус можно войти. Вкус можно развить, а можно -- забить. Чтобы развить, нужно быть сдержаннее, аскетичнее в своих вкусах. И нигде это так не актуально, как там, где духовная жизнь организована вокруг последнего праздничного стола Иисуса. Причем хороший вкус -- это всегда не свой вкус. "Соль земли" -- это напоминание о том, что мы должны быть вкусны для окружающих, не для себя. Когда определяющим становится свой вкус, -- это безвкусица.

 


Слова "мы соль земли" повторяют довольно часто и гордо, понимая это так, что мы, христиане, жертва. Пример из повседневности. На ТВ-6 18 марта 2001 г. передача "Канон", свящ. Вл.Вигилянский объясняет, как вести себя в храме. Призывает обязательно ходить на всенощную, п.ч. литургия - это жертва Бога нам, а всенощная -- наша жертва Богу. Неприлично-де ничего не дав, идти брать. При Сталине чекисты якобы называли "фанатиками" тех, кто ходил на всенощную .

Так верная мысль о том, что до Христа люди шли к Богу, а во Христе Бог пришел к людям слегка искажается - и превращается в неверную, ведь не людям же принесена жертва Христова. Всенощную часто объясняют как воспоминание прежде всего о творении мира, о ветхозаветной истории, но это не означает, что хождение на всенощную - жертва Богу. Молитва есть молитва, и называть молитву жертвой - это либо потому, что человек молится против воли, либо потому, что слишком ценит свою молитву и забывает про sola fide, про то, что фиде, вера - лишь соль на жертве. Примечательно, что при Сталине все-таки различали православных не по тому, ходят они на всенощную или нет, а по тому, сотрудничают они с коммунистами или нет. И многие на всенощную ходили к подпольным священникам, потому что какой прок от всенощной, если батюшка -- стукач.

Что до соли, то Иезекииль (16, 4) перечисляет, что полагалось делать с новорожденным и чего не сделали: "При рождении твоем, в день, когда ты родилась, пупа твоего не отрезали, и водою ты не была омыта для очищения, и солью не была осолена, и пеленами не повита". То есть ребенка натирали солью - и жертва, возможно, потому и натиралась солью, что некогда в жертву приносили детей и это перенесли на подменившие их объекты. Так что ничего-то мы Богу пожертвовать не можем, потому что если уж жертвовать так что-нибудь ценное, вроде единственного сына, а все остальное - муляжи. А если уж что-нибудь "жертвуем", то это так -- пискля, неразумное, орущее, извергающее из всех отверстий детские неожиданности. И если приходить с этим к Богу все-таки приходится, то уж гордиться этим... "Вы - соль земли" это все равно что "вы - памперсы".


Мф 5, 13 "Вы - соль земли". В Средние века соли было мало, христиан считалось много (все считались христианами). Удивлялись соли, а не христианам. Сегодня положение нормальнее. Гордиться тем, что нас назвали солью, неразумно. Во-первых, сравнение это -- упрек, пускай и подбадривающий. Во-вторых, никто не ест голую соль, соль ценна лишь как приправа. Мы должны кормить людей чистым христианством, но "чистый" в данном случае не означает -- без основного блюда.

"Апостолы называются солью, потому что через них навсегда сохраняется род человеческий" (Иероним Стридонтский. Четыре книги толкований на Евангелие от Матфея. М.: [1997]. С. 36). Означает ли это, что не уверовавшие в Христа перестают принадлежать к человеческому роду или что уверовавшие в Христа вытягивают за собою род человеческий?

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова