Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ


Мф. 5, 17. Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков: не нарушить пришел Я, но исполнить.

№50 по согласованию (Нагорная проповедь)

Фраза предыдущая - следующая. Ср. Гал. 5, 23 ("на таковых нет закона)

"Он пришел не чтобы унизить человека, но чтобы преобразить даже самое неприглядное в твоей душе" (Брат Роже из Тэзе. Нет большей любви. С. 18). Какая связь между соблюдением Закона и унижением? Увы, русский человек скорее чувствует себя униженным самим упоминанием Закона. Закон - угроза для личности, закон - дышло, закон - лживое и лукавое орудие самодержца-самодура. Мы с облегчением слышим от Павла, что благодать заменяет Закон. Павел говорит о другом, кстати. Иисус же точно имеет в виду то, что и есть норма - и для современного француза, и для древнего иудея: унижает человека, если ради его выгоды нарушают закон - и если жертва нарушения унижена материально, то получивший выгоду от нарушения закона унижен навечно. Кого пропустили вне очереди, тот унижен, - а советский человек особенно часто представляет себе спасение в виде очереди в огромный, сияющий супермаркет, и вот выходит Христос, подходит к тебе и вне очереди проводит туда, а "их" - начальство, соседей, надоевшую жену и паскудных отпрысков - отправляет скрежетать зубами от зависти. Но Рай не есть воздаяние за унижение.


Мф. 5, 17. Златоуст спрашивает: а с какой стати Иисус вдруг подозревает слушателей в том, что они сочтут его нарушителем Закона? Ведь провозглашенные им заповеди блаженства Закона не нарушают? Конечно, каждый, кто знает заповеди блаженства, понимает, что это еще большой вопрос - совместимы они с заповедями Синая или нет. Иисус часто "читает в сердцах" (Мф. 9,4) - и с тех пор до сего дня многие полагают, что они настолько последователи Христа, насколько читают в сердцах. Да только Иисус "читал в сердцах", чтобы оправдать Себя, а всевозможные эпигоны читают в сердца, чтобы обвинить других.

*

Иисус говорил, что пришел не нарушить закон, а исполнить. Чего Иисус отнюдь не говорил, так это, что Он пришёл только исполнить закон. С таким же успехом Он мог бы сказать, что пришёл не кончать жизнь самоубийством, а жить. Закон – всего лишь одно из измерений жизни, такое же как еда, политика, общение.

Поэтому бьют мимо цели те учёные, которые горячо доказывают, что Иисус внешне был обычный иудей, ничем не отличался от тысяч других. Они горячатся, потому что думают, что тем самым развеяли веру в Иисуса как Христа. С таким же успехом можно доказывать, что хлеб на Тайной вечери был настоящий, поэтому… Да никто не спорит, настоящий он был! Именно поэтому этот хлеб мог и может стать настоящим страдающим Телом Христа.

Вот что Бог не может превратить в Тело Христово - так это пластмассового хлеба, вроде тех, которые кладут в наборы для маленьких девочек "Будь хорошей домохозяйкой", вместе с пластмассового яблоками и грушами. Можно очень долго играть таким хлебом - он не плесневеет и не черствеет. Можно очень долго играть в куклу, чувствуя себя "настоящей мамой"...

Вот и Христос у нас тоже больше кукла – ну, как пачка резаной бумаги, которую выдают за доллары – а грехи-то у нас настоящие… И первый грех – вера в то, что «Я никому никакого особого зла не сделал». Так что и закон не про меня писан, и бифштекс прошу мне подать за мою доброту хорошо прожареный и бесплатный.

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова