Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ


Мф 5, 28 А Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем.

№50 по согласованию. Фраза предыдущая - следующая.

Комментарии: Златоуст;

Еще один перевод Евангелия: Гелий Вишенчук, видимо, из эмигрантов, живет в США, издал книжку роскошно. Иллюстрации мне очень понравились, перевод - а пожалуй, даже интереснее, чем перевод Валентины Кузнецовой, потому что острее. Оценить точность не берусь, но чрезмерно заострить Евангелие невозможно. Чувство языка у человека есть. Ритмически текст построен хорошо, а это главное слабое место других переводов. Есть настоящие находки, например: "Кто ест глазами чужую жену, тот в мыслях уже изменил" (Мф. 5, 28). Правда, я не помню, как это перевела Кузнецова... Неважно. Важно то, что образ "поедания глазами" очень ярок, глубок, пробуждает множество необходимых ассоциаций и помогает, кстати, понять, почему воздержание чувств связано с воздержанием телесным. Это, может быть, и не перевод текста на русский, зато перевод ханжеского языка на мужской язык.

ИМПОТЕНЦИЯ, ПОТЕНЦИЯ, ОМНИПОТЕНЦИЯ

Не глядеть на женщину с вожделением можно по двум прямо противоположным причинам. (Такую "очевидную", на первый взгляд, причину как некрасивость женщины, учёный после ряда нехитрых экспериментов отвергает как ложную - в определённом состоянии мужчина может броситься на что угодно и на кого угодно, повторяя за Карамазовым-старшим, что некрасивых женщин не бывает). Первая причина бесстастия - импотенция. Вторая прямо противоположная - омнипотенция. В переводе с латинского - "всемогущество". Человек может кидаться действительно на что угодно - в том числе, на целомудрие, на воздержание, на бесстрастие. Всемогущество ("всё могу в укрепляющем меня Христа" - ап. Павел) это прежде всего мощь, позволяющая не делать многого, что, казалось бы, нельзя не сделать. Тот же апостол Павел жаловался, что делает то, чего не хочет, и, напротив, не может сделать того, что хочет. Это - не всемогущество. Это потенция, плавно ведущая к импотенции. В раю победит не импотенция и не потенция, а омнипотенция - только в рай не попадут стремящиеся к потенции.

 

 

*

Четыре года тянулся суд: православные обвинили в оскорблении своих религиозных чувств предпринимателя, который разместил на рекламе изображение полуобнажённой женщины (как выяснилось, кстати, своей жены). И суд признал коммерсанта виновным, потому что в заключении Федеральной Антимонопольной Службы было сказано, что реклама нарушает "общепринятые нормы гуманности и морали" и содержит "оскорбительные образы в отношении религиозных убеждений физических лиц". Главный аргумент - цитата: "Всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с ней в сердце своем". Спикер Патриарха о. В.Вигилянский: "Слава богу [Думаю, в данном случае очень уместна маленькая буковка - прим. Я.К.], проходят времена, когда мнение большинства россиян не учитывалось. Отрадно, что госорганы стоят на защите чувств верующих".

Какова ирония! Ведь Господь Иисус говорил о том, что греховен тот, кто похотливо смотрит на женщину (не уточняя, раздета она или одета), а теперь за Его последователей выдают себя именно люди, которые не удержались, поглядели на женщину с вожделением. Вместо того, чтобы, задрав штаны, бежать за отпущением греха, они бегут в суд. Они публично признаются: "Да, я посмотрел на женщину с вожделением!" И ещё требуют наказать того, кто побудил вожделеть. Это уже вторая (после дела центра им. Сахарова) победа о. А. Шаргунова - именно его комитет "За нравственное возрождение Отечества" в октябре 2003 г. заявил об оскорблении своих чувств плакатами с надписью "Вся любовь мира" и изображением Ольги Родионовой (рекламировался журнал "Мулен Руж"). Понятно, что Шаргунов не идиот: его оскорбило, что распутство называет себя любовью. Как если бы на рекламе стирального порошка было написано: "Все стиральные порошки мира - у нас". Напишите, мол, правду: "У нас только похоть, а вся любовь - у прихожан о. Александра Шаргунова, которые разгромили художественную выставку в музее". Но такую жалобу суд не принял бы к рассмотрению. К тому же, подпись "вся любовь мира" была под изображением жены издателя журнала. Имеет ли право муж считать, что вся любовь мира - это его любовь к жене? Не только имеет право, но даже обязан, иное и будет похотью - поглядыванием по сторонам. Похотливых людей надо пожалеть - ведь когда человек в состоянии похоти, ему, действительно, кажется, вся любовь сосредоточена вот в этой раскалённой точке. Но многие ли верующие могут сказать, что мы действительно ощутили, как вся любовь мира собирается в одну точку - Бога? Некогда нам Бога любить, мы Бога обороняем, одержимые похотью власти.

 

Мф. 5: 28: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА


Мальчик спросил у отца, что означают слова "теоретический" и "практический". "Мать, — обратился муж к супруге, — ты бы могла мне изменить?" - "Ну что ты, Вась!" — "А если бы бизнесмен какой-нибудь предложил бы тебе миллион долларов за ночь, неужели бы ты не согласилась, чтобы вытащить нас из нищеты?" - "Вась, что делать, наверное бы согласилась". - "А ты, дочка?" - "Наверное, папа". - "Вот видишь, — сказал отец сыну, - в теории у нас есть два миллиона долларов, а практически в доме две готовые проститутки".

*   *   *

Когда Иисус сказал, что "всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем" (Мф. 5, 28), Он стер границу между теорией и практикой, которой так дорожат люди. Эта граница может быть проявлением милосердия и разумности. 

Например, лучше отличать практикующего гомосексуалиста от гомосексуалиста, который хранит целомудрие. Избавиться от гомосексуальной ориентации, к сожалению, нельзя, но, к счастью, можно избавиться от гомосексуального поведения. Нельзя перестать быть блондином, но можно каждый день бриться наголо, так что блондинность станет чисто теоретической.

Такое различие теории и практики нравится далеко не всем или не всегда. Гете сказал знаменитые слова про сухость теории и живость практики. Теоретик никогда в себе не уверен: а вдруг он импотент? Хочется себя проверить на практике.

Иисус утверждает, что грешить теоретически или практически — нет разницы. Это было бы полбеды, если бы справедливо было и симметричное утверждение: нет разницы между теоретическим и практическим добром. А так, если я поглядел на женщину с вожделением, то я виноват, а если я только захотел подать нищему милостыню, но не подал, то я все равно виноват.

Разумно было бы жить наоборот. Пусть прощают алчные взгляды, ведь это всего лишь взгляды, это биология, гормоны, я над ними не властен. А вот когда я хочу сделать доброе дело, но что-то мешает, пусть засчитывается, ведь сердце-то мое смягчается.

Христиане, однако, пошли по другому пути. Теоретически они оставили в силе слова Евангелия о том, что Бог считает злом даже желание зла, но прибавили к этому веру в то, что даже Бог засчитывает за добро даже желание добра. В одной молитве православные так Богу прямо и напоминают: Ты, мол, считаешь добродетелью и слезинку, , и считаешь "слезы часть некую" за целый поток покаянных слез. В знаменитой пасхальной проповеди Златоуста радостно говорится, что Владыка принимает намерение вместо дел. Там сказано еще образнее: "И намерение целует!"

Практически, однако, христианство держится мудрости насчет дороги в ад из благих пожеланий. Да, Господь целует намерения, но намерение ограничиться намерениями Он целовать не будет. Иисус уклонился от поцелуя Иуды, а мы, если не хотим стать Иудой, не должны просить у Бога дармовых поцелуев. Практически рекомендуется каяться и в том, что грехи есть хотя бы на уровне теории, и в том, что добрые дела остаются в теории. Миллионов в доме от этого не прибавится, но проституции станет меньше. Хотя бы теоретически меньше. Хотя бы теоретически.
 
  *

Тургенев написал чудное стихотворение в прозе о том, как стоит он в храме и вдруг понимает за спиной Христос. Оглядывается - там мужичонка. Тургенев был аристократ, это сословие, действительно, вперёд Бога пролезло и оттуда благосклонно на Христа оглядывается. В реальности мы видим даже не "спину Бога", а спины святых. Все эти "преподобный Сергие, моли Бога о нас" - это ведь мы в затылок преподобному говорим. Он, конечно, о нас помолится, но именно вот так - из-за спины вперёд передаст, не оглядываясь.

А мы бы оглянулись, если бы перед нами, допустим, на улице показалась обнаженная Елена Прекрасная или (для противоположного полу) Парис? Вот они показались, а нас кто-то сзади окликает: "Не подскажете, как пройти в библиотеку?" Ты чё, мужик, какая библиотека? Ну туда иди, вон, вправо от левого сосца Елены Прекрасной, иди и не отрывай людей от главного! Так ведь Бог кольми паче прекраснее, и еленистее, и париснее!

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова