Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ


Мф. 5, 43 Вы слышали, что сказано: люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего

№50 по согласованию (Нагорная проповедь) Фразы предыдущая - следующая.

См. проповедь Кинга.

"Вы слышали" — это отсылка к Ветхому Завету. В древнем мире читали немногие, большинство предпочитали слушать, как читают. И вот результат: в Ветхом Завете есть слова "люби ближнего", но нет "ненавидь врага". Христос не ошибся, Он просто сжато выразил мысль из книги Сираха (13, 19 и 21): "Всякое животное любит подобное себе, и всякий человек - ближнего своего. ... Какое общение у волка с ягненком? Так и у грешника - с благочестивым". 

Понятно, что ягненок ненавидит волка. Древний мудрец, сравнивая благочестивого человека с ягненком, а грешника — с волком, даже не призывал благочестивца ненавидеть грешника (хотя в Ветхом Завете есть слова о ненависти к врагам), он принимал как самоочевидное: грешник, богач утесняет праведника, нищего, и между ними — ненависть. 

Призывая любить врагов, Иисус не требует ничего сверхчеловеческого, он требует человеческого. Пока мы ненавидим врагов и любим любящих нас, мы не выше уровня простейшей амебы, которая ползет туда, где ей делают хорошо, и убегает оттуда, где ей плохо. И выбор не столько между любовью и ненавистью, сколько между любовью и страхом. Легче, почетнее ненавидеть, чем бояться - ведь ненавидящий проявляет силу духа, а боящийся слабость духа. Но на самом деле всякая ненависть есть всего лишь фасад страха.
 
 
 Иисус не просто повелевает любить врага. Он ставит слово "враг" во множественное число: "любите врагов ваших". Человек легко соглашается любить врага. Но только своего личного. Врага же народа, врага своей жены, своих детей по-прежнему считается необходимым ненавидеть или, на худой конец, убивать с любовным бесстрастием (извращение Ивана Ильина и его последователей). Иисус, однако, не делает такого различения. Это редкий случай, когда Он обращается ко всему человечеству сразу. Иначе отдельный человек ускользнёт в ненависть к общему врагу. Впрочем, всё равно ускользаем. Разумеется, ускользая от заповеди Бога, мы ускользаем от Бога. Вере в существование Бога противоположна вера в существование врага - своего, общего с другими людьми или Божьего врага. Вера в Бога открывает, что врагов не существует, существует враждебность. У боящегося врагов только один враг настоящий - Бог, и только один неизменный друг - Враг рода человеческого. Ненависть боится врага, доброта - образа врага. Ненависть боится и сильных, и слабых: одни могут ограбить от жадности, другие от голода. Любовь не боится ни сильных, ни слабых, потому что знает, что люди делятся не на сильных и слабых, а на нуждающихся в нашей силе и нуждающихся в нашей слабости.

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова