Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ


Мф. 6, 4 чтобы милостыня твоя была втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно.

№50 по согласованию (Нагорная проповедь).

Фразы предыдущая - следующая.

Мф 6: 4, 6, 18 - всюду противопоставление тайного и явного добавлено византийцами в 8 в., было только "тайно" (Г.Чистяков. Истина и жизнь, 1996, №2, с. 23). Это добавление можно осудить как прагматизм, вызванный потребностями государственной религии. Но ведь никого нельзя обмануть: "явно" не воздавалось в 8 веке, не воздается и сейчас, и человек невольно должен думать об этом "явно" как явлении неявного. Награда за пеленой, но во Христе этой пелены нет.


БИЛЛИАРД ГОСПОДЕНЬ

Каждому русскому человеку случалось "принимать" иностранцев: хотя бы в воображении (редкий случай, когда воображение вполне действительности). Проверено временем и опытом: мы принимаем иностранцев так же безгранично щедро, как мы "принимаем" кое-что совсем другое. Денег, может быть, особенно не тратим - денег обычно нет, но последний кусок дадим, а, главное, не пожалеем времени, проведем по Москве, золотому кольцу, будет насыщать достопримечательностями, пока иностранец не упадет замертво. Тогда и мы испустим дух с чувством выполненного долга.

Русский человек попадает на Запад. Впервые. Где-то рядом с заграничным паспортом сложены визитки, оставленные ему обихоженными иностранцами. И вдруг русский человек неприятно удивлен: никто не собирается платить ему таким же гостеприимством, тратить на него столько же времени. Ему готовы посоветовать недорогой отель, но в своей квартире не приютят. Ему объяснят, как куда пройти, но никуда не поведут. Разумеется, возможны и более приятные случаи, вплоть до того, что гостеприимство иностранное превзойдет гостеприимство российское, однако душа жаждет объяснений не хорошего, а плохого. И душа права, подразумевая, что добро нормальнее зла, благодарность - неблагодарности.

Принцип "око за око" сменил более древний и более справедливый принцип "око за два ока". Почему принцип, по которому твоему обидчику надо не просто отомстить, но отомстить вдесятеро, более справедлив? Да потому, что этот сатанинский закон, как и все изобретения сатаны, вовсе не есть нечто оригинальное, а есть всего лишь вывернутый наизнанку закон добра: за всякое доброе дело воздатся сторицей. Желание облагодетельствовать от души, засыпать золотом, обкормить демьяновой ухой - оно совершенно естественно, и противоестественное желание стереть в порошок человека, который всего лишь наступил тебе на ногу, - вся эта неравновесность зла потому так неистребима, что укоренена в неравновесности добра.

Естественно не только желание засыпать золотом, но и желание быть засыпанным золотом в ответ. Тем не менее, современная западная цивилизация никого золотом не засыпает ни просто так, ни даже в порядке ответной любезности. Она делает это не потому, что она особо щепетильна в нравственности и видит - как часто видим мы, добрые русские - в делании добра всего лишь желание получить сторицей, подспудный эгоизм, который грешно не наказать именно тем, чтобы не удовлетворить, обмануть ожидания того, кто гуляет с вами по Москве только в расчете на то, что вы прогуляетесь с ним и по Лондону, и по Нью-Йорку. Западный мир не так утончен, и нам не кажется: действительно, нарушены какие-то устои нравственного порядка, с тобой обращаются не так, как ты обращаешься с другими просто потому, что экономят, без всяких дополнительных соображений, экономят рефлекторно, всю жизнь.

Более того, кроме простой несправедливости (тебе не воздают должного), есть еще и гнуснейшая несправедливость: то, что "по совести" причитается тебе, благотворящему иностранцам, достается тем, кто вовсе никому не благотворит. На Запад приглашают тех, кто никого по Москве не водит, главные дотации достаются вообще правительственным чиновникам и их прихлебателям. В общем, как сказано в Евангелии: "У неимущего отымется, богатому прибавится". Кроме неравновесности, существует еще и асимметрия: тебе достается не только меньше, чем по совести должно, но еще и то, что явно должно быть твоим, идет куда-то наискосок, достается совсем другому.

Ветхий Завет пропитан идеей равновесного, симметричного воздаяния настолько, что многие индуисты усматривают в этом отзвуки принципа кармы: "Благотворящий бедному дает взаймы Господу; и Он воздаст ему за благодеяние его" (Притч 19.17). "Как ты поступал, так поступлено будет и с тобою" (Авд 1. 15). В общем, люби ближнего как самого себя. Новый Завет, однако, устанавливает асимметрию, заменяя "золотое правило этики" необычным и потому до сих пор, две тысячи лет спустя, известным менее: люби ближнего, как Бог любит тебя. Не "как ближний любит тебя", не "как ты любишь себя", - то есть, взломана симметрия любви к человеку по-человечески, введена грандиозная неравновесность: любить человека по-Божьи. Из пушки по воробьям!

Применительно же к благотворительности Господь эту асимметрию формулирует так: "Когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая, чтобы милостыня твоя была втайне: и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно. (Мф 6.3-4). Это, разумеется, о том, что не надо гордиться собой. Но как "не гордиться"? Практически Господь советует "заболеть" раздвоением личности, одна из которых будет давать добро, а вторая - не подозревать об этом.

Раздвоить личность трудно. Вообще-то это невозможно. И Господь помогает нам, раздваивая действительность на два потока: мы пускаем хлеб по одной струе, а он приплывает к нам по другой. Мы даем ночлег одному, а нам дает ночлег совсем другой, тот же, кого мы приютили, прогоняет нас. Мы делаем главную работу своей жизни, но нам за нее не платят ни гроша, но платят совершенно несуразные деньги за работу, которую мы делаем между делом, без малейших усилий.

Эти два потока могут быть сильно разведены во времени, настолько сильно, что, как говорит поговорка, "пока травка подрастет, лошадка сдохнет". Евангелие эту истину выражает острее: "Радуйтесь, ибо велика награда ваша на небесах", а кто получил награду за свое добро на земле - просьба не беспокоиться. Кассир не платит дважды.

Не нужно раздваивать своей личности, чтобы забыть о том, что ты сделал в своей жизни хорошего, добродетельного. Достаточно спокойно принять, что награды, во-первых, не дождешься, во-вторых, что и дожидаться бессмысленно, а в-третьих, что это замечательно. Господь включает нас в удивительную игру, похожую на биллиард: сперва с нашей помощью он загоняет какой-то шар в лузу, а затем отправляет туда же и нас, но не непосредственно, а каким-то другим шаром. Причудливые и длинные цепочки столкновений, косвенных передач выстраиваются в нашей жизни и делают ее интересной. Все несправедливо - и шишки на нас валятся не за те грехи, которыми мы действительно провинились, и пышки мы получаем не по тем заслугам, которые у нас случаются. И все справедливо - и как же легко становится на сердце, когда мы примем эту удивительную игру и отдадимся ей, поняв раз и навсегда, что у нас один партнер: не тот или иной человек, а Сам Господь Иисус Христос.


1994 год, 28 сент.

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова