Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ


Мф. 6, 10 да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя и на земле, как на небе;

Лк. 11, 2 Он сказал им: когда молитесь, говорите: Отче наш, сущий на небесах! да святится имя Твое; да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя и на земле, как на небе;

№50 по согласованию. Стих предыдущий - последующий.

Да приидет Царствие Твое

Сказано именно "да пpиидет Цаpство Твое как на небе, так и на земле", но не сказано: "Дай нам устpоить на земле, как Ты устpоился на небе". Пpишествие Цаpства Божия в миp - не пеpеустpойство и не усовеpшенствование миpа, как въезд машины в витpину магазина - не пеpеустpойство и не усовеpшенствование магазина. 

ПРОИЗВОЛЕНИЕ - НЕ ПРОИЗВОЛ, БОГОПРИСУТСТВИЕ - НЕ БОГОЗАВИСИМОСТЬ

Совковая вера убеждена, что во Христе Небесная Голова делает исключение для тех, кто, видите ли, изволил принять веру и холит её в себе. Спаситель - Небесный Самодур. Какая-то садомазохистская лотерея - а вдруг именно мне повезёт? В России такая система - суть жизни. Человек соглашается быть субъектом произвола, зато получает "право" быть вершащим произвол по отношению к слабейшим. На этом фоне особенно выгодно смотрится, конечно, Закон как нечто, извините за неологизм, богонезависимое. Но выбор-то не между законом и садомазохистскими игрищами. Есть ещё живой, милосердный Бог и Его Сын, Его Дух... Богонезависимость помогает не умереть, богоприсутствие помогает жить.

*

 

«Да приидет Царствие Твое» вовсе не есть призывание скорейшего конца света. Ведь Евангелие есть благая весть о том, что Царство Божие уже приблизилось, оно уже внутри людей наступило, совершенно реальным образом. Оно оказалось не разрушением, а, прежде всего – творчеством нового внутри старого. Возможностью жить свободно внутри рабского мира. Возможностью любить внутри мира ненависти. Каждое произнесение слов «да будет Царство Твоё» есть отречение от того царства, которое каждый созидает сам – царства, в котором царствует «я», ожесточённое, надменное, желающие видеть всех окружающих своими рабами.

Полезно помнить, что Иисус говорил не "царство" ("государство"), а "царствование" - невидимо Бог возвращается править миром - но лишь через людей, изнутри людей, а не так, как правит миром сатана. Конечно, правление греха основана и на том, что люди внутренне поклоняются злу и прибегают ко злу. Но зло, в отличие от Бога, не доверяет людям и спешит закрепить их служение себе внешними средствами, чтобы человек потерял дорогу к покаянию, потерял свободу измениться.

Бог внешними средствами не пользуется, Он безгранично нежен к человеку. Сами люди пытаются внешними средствами подкрепить свой внутренний порыв к добру - особым языком молитв, постами, вообще всем тем, что именуется "набожностью". Это так и должно делать, только надо помнить, что это - человеческое, а не Божие, и цена этому не так велика. Польза от этого не так велика, как нам бы хотелось по слабости - чтобы свет сиял без нас, а мы отдыхали. Нет, свет Царства Божия, Царства Христова напоминает фонарики с динамо внутри - те, у которых нужно постоянно нажимать ручку, чтобы лампочка горела.

*

Тоталитарные системы часто ломали людей простым софизмом: высшее проявление своей воли в послушании чужой воле. Ты коммунист? Тогда ради блага партии признайся, что ты антикоммунист, партии сегодня нужен показательный процесс. Ты христианин? Тогда смирись с антихристианским в Церкви, сотрудничай с антихристианством, потому что послушание выше поста и молитвы. Какое же счастье, что Бог есть, и что Бог - не струйка дыма, что тает вмиг в сиянье дня, что Иисус не требует молиться: "Пусть будет только воля Твоя, а не моя, которая всегда не совпадает с Твоей!". Иисус только Сам молится именно так: "не Моя воля, но Твоя да будет" (Лк. 22, 42). От всех других этого не просит, а ведь именно у всех других воля не совпадает с волей Отца и в мелком, и в крупном. Иисус же, даже когда просит о том, чтобы смерть Его миновала, разве идёт вразрез с волей Отца? Можно подумать, что Отец хочет смерти Сына. Как грехопадение людей - не по воле Отца, а вопреки ей, так и спасение человечества через Крест - из-за нашей воли, а не Божией. Каждый день продолжается это несовпадение, каждый день воля человеческая насилует, наваливается, надавливает на других, потому что воля оторвалась от любви и утверждает себя через обладание, а не любовь. Каждый день есть история миллиардов карликовых царств, полагающих смысл жизни в расширении себя за счёт сужения другого, и каждый день это преодолевается одним - молитвой о том, чтобы наше царство не было уничтожено Божиим, но вернулось в Божие, чтобы моей воля не была уничтожена Божьей волей, но вернулась к Богу и там стала моей волей не как сейчас, когда моя воля марионетка у бесчеловечности, а стала вполне моей как сам я вполне человек только в объятьях Бога.

Да будет воля Твоя

Вот много бранят русских, что у них в языке вместо понятия "свобода" только "воля", но ведь как это чудесно - отождествить свободу именно с волевым началом в душе. Сам мир создан волей Божией, и просить "да будет воля Твоя" означает просить "да будет свобода Твоя". Что Бог назовёт важным - пусть это и будет важным. За человеком остаётся самая малость - воля, свобода увидеть Бога и принять Бога и Его волю. Без справок с печатями, без ссылок на писание-пап-предание.

*

Филип Енси подметил любопытную черту: то, что древние израильтяне знали волю Божью лучше, то, что им – по описанию Библии – Бог был открыт несомненно, в отличие от нынешних времён – сделало их не лучшими верующими, а худшими (Disappointment with God,  47).

*

"Да будет воля Твоя"... Словом "воля" человек обозначает самый стержень своей жизни. Поэтому можно сказать о себе "я безвольный". Это никогда не всерьёз, это всегда шутка. Даже у человека, лежащего в коме, какая-то воля есть, именно она и в коме. Шизофреник и аутист, алкоголик и наркоман, расист и бомж, - у всех есть воля, и проблемы этих людей не в безволии, а в чрезмерно сильной воле, которая умудрилась победить то, что большинство людей терпит. Когда человеку кажется, что ему мешает слабость воли, ему мешает именно сила воли: воля не хочет того, чего хочется сердцу, глазам, уму. Воля хочет напиться. Воля хочет верить, что во всём виноваты американцы или евреи. Впрочем, иногда воля правее разума и даже сердца. Грешит не воля, грешит прежде всего сердце. Тогда безволие - это саботаж, бойкот, тормоз, помогающий избежать худшего. Если бы Адам был безвольным человеком, он бы отмахнулся от Евы. Подчинение себя чужой воле - акт чрезвычайно волевой. На этом стоит монашество, воспитывающее волю через послушание. На этом стоит любовь - так любовь, которая брак. На этом стоял нацизм и на этом стоит российский деспотизм. Разница между послушанием жене или Богу и послушанием диктатору - в том, что зло требует от воли подчинения, а любовь просит освобождения. "Да будет воля Твоя" означает не умерщвления своей воли, а означает приглашение воли Божией, воли Отца в свою жизнь. "Да будет воля Твоя" не означает "убей мою волю", а означает "освободи мою волю от страха и боли". В Гефсиманском саду Иисус молится: "Да будет не моя воля, но Твоя" - и именно тут Его воля совершается по-настоящему, соединяясь с волей Отца. Он и апостолам предлагал тоже, выражая Свою волю: соединитесь со Мной, напрягите волю, не спите. Они и напрягли - только они соединили свою волю не с волей Иисуса, а с волей соседа. Вот и заснули. Это сон летаргии, болезненный. Несколько волевых человек, не умеющих отдаться воле Божией, блокируют друг друга. Так бревна, сплавляемые по реке, образуют затор, причём чем длиннее и толще бревна, тем прочнее затор. Не надо тратить время, измеряя свою волю - сильная она нынче или слабая, притоптывает от нетерпения или кашляет и чихает. Не надо и просить у Бога силы воли. Надо просто просить Божью волю стать рекой, уносящей волю собственную, какой бы та ни была.

*

"Да будет воля Твоя"... Какие же мы все сволочи, если под этими словами подразумеваем: "Твоя взяла, ладно... Бей меня, издевайся надо мной, иовизируй меня... Ну что поделаешь, если Ты такой садист, что всё хочешь сделать не так, как я хочу". Это - в лучшем случае, в худшем мы вкладываем в эти слова такое: "Боженька, зазомбируй меня, внуши мне то, что хочешь, сделай меня паинькой!" "Паинька" - замечательное слово, до того детское, что бесполое.

Мы-то именно так и живём. "Воля" - значит моё свободное вторжение в свободу другого. Свобода другого никогда не может быть открыта для меня, в другого надо вламываться. Мысль изреченная есть внушение. Слова в простоте сказать невозможно, слово непременно содержит в себе насилие, преодолевающее неизбежное сопротивление. Раз другой - значит, будет сопротивляться, и я сопротивляюсь всему, что извне, я так сохраняю самосознание.

Ой, всё не так! Воля Божия - не в том, чтобы нас уничтожить, перевоспитать, грехи испепелить, внушить нам святость. Воля Божия в том, чтобы поговорить с нами, пообщаться. "Да будет воля Твоя" должно содержать в себе "Добро пожаловать! Посторонним вход воспрещён, но Ты - не посторонний, Ты - Любимый".

К людям, между прочим, это тоже относится. Они же образы Божии. Другое дело, что даже по отношению к себе стоит поостеречься предлагать "примите волю мою", потому что за свою волю человек обычно принимает волю обстоятельств, от вспышек на солнце и склок чиновников до несварения желудка. А у Бога нет обстоятельств, Его воля - ничем не подменена, поэтому можно её не бояться. Люди - вот единственное, что Бог согласен считать Своими обстоятельствами.

ДА БУДЕТ ВОЛЯ

К сожалению, молитва может быть отравлена эгоизмом. Благодать может быть отравлена эгоизмом. Бог даёт нам дух, а мы отравляем его своей гнилью, и удивляемся, что люди от нас шарахаются – а как не шарахаться, если наше дыхание – чистый, свежий воздух – воняет после прохождения через наши лёгкие. Это не лёгкие, это тяжкие. В духовном смысле. Мы молимся, словно молитва – это еда. Подзаряжаемся, подкрепляемся. Благодарственная молитва – за то, что подкрепились. Созерцательная – а это мы созерцаем Того, Кто подкрепил.

Ужасно, что может и нравиться такая молитва. Впрочем, когда человек перестаёт молиться, потому что ведь неправильно – эгоистически молиться – тоже ужасно и должно быть неприятно организму. Перестать быть Церковью, потому что в Церкви эгоисты (эгоистическое обвинение) или потому что собственный эгоизм в Церкви получает поощрение (нормальное обвинение) – тоже ужасно. Куда ни кинь, всё клин.

А ты не кидайся, ты проси, чтобы «была воля Твоя» – это было не про «исполни все мои желания, которые сочтёшь возможными, а остальное попозже, в рассрочку», а «чёрт с Тобой, делай что, хочешь, сдаюсь, ни хрена не понимаю, всё бессмысленно и идиотизм, начинай Сам, только уж не делай мне очень больно!»

*

Кто уступает чужой воле – ненавидит, кто считает чужую волю своей – любит. Об этом прелестный еврейский анекдот: «Мама, что я сегодня хочу на обед?» Вот знаменитый этюд О’Генри «Дары волхвов» не о ненависти, конечно, но и не вполне о любви, он – о влюблённости. Знать желание другого дело не любви, а наблюдательности. Любовь же, по выражению апостола Павла, «не знает своего» - то есть, в совершенно точном психологическом смысле любящий не имеет своей воли, не желает ничего, кроме того, что желает любимый. Поэтому невозможно ответить на вопрос, о чём молился Иисус в Гефсиманском саду. Ну не о том же, чтобы остаться в живых, жениться и завести детишек. Не о том, чтобы остаться в живых, довести учеников до ума, создать могучую школу, которая бы со временем объединила все дельные умы мира как роза объединяет лепестки, извините за пошлость.

Влюблённые играют в угадывание желаний друг друга, любящие  живут друг другом. Конечно, привкус игры (кстати, и игровой агрессии, этого милого эротического петтинга) сопровождает любовь постоянно, как хвостик собачку, но вкус любви в том, что воля становится общей. Ильфа и Петрова спрашивали, как они пишут вдвоём - тоже мне проблема! Как жить вдвоём –нерешаемая задача, но как приятен сам процесс, если к нему подойти с юмором и любовью! (Помните анекдот о женщине, которая любила длинные ночные сорочки, потому что муж у неё был учёный и ему был важен не результат, а поиск). Постоянно происходит чудо рождения меня в другом. Моё желание приходит ко мне не с витрины магазина, не из рекламного каталога, а из другого – и это именно моё желание, а не другого. Здравствуй, дорогое моё желание, рад с тобой познакомиться! Так вот ты какая, моя воля, а я тебя представлял совсем другой. Ну, за плодопринесение!

СПАС - ЗОЛОТАЯ ВОЛЯ

Библия пронизана противоречием между "на всё воля Божия" и "да будет воля Божия, где её нет, и поскорее, пока я не сдох!"

Библия лишь отражает противоречие, пронизывающее человека, причем не только верующего. Вера лишь помогает сформулировать то, что переживают и неверующие: мир познаваем, полон счастья, смысла, человечности, "Бог не играет в кости", говоря словами Эйнштейна - и этот же мир просто комбинация атомов, периферийное сгущение пустоты, которая и составляет основной объем мироздания.

Мироздание вовсе не мироздание, а кучка пыли. Неверующий, если поднапряжется, может сказать: "Ну, не мироздание... Я лично буду считать это мирозаданием!"

Вполне себе библейская позиция. Но все равно же тошно! Верующему еще тошнее. Пожар, землетрясение в Нурландии, ожесточившееся сердце фараона, молока на плите убежало, - на все воля Божия! Волос с головы не упадет! Волос, может, и не упадет, а голова упадет. Мусью Гильотен задолго до гулагов оказался сильнее Бога, так что ли? Есть икона "Спас Златые власы" - ну, может, у Иисуса и были золотые волосы, но это не помешало Ему корчиться на кресте со всеми этими волосами. И что Он тогда думал про "ни единый волос уне упадет"?!

Путь от "на вся воля Божия" к "да будет воля Твоя" лишь на бумаге занимает тысячелетия. В душе это одномоментно. Только Авраам столкнулся с Богом, Который объемлет весь мир, каждую песчинку, отслеживает бег муравья и благословляет всякий митоз - и тут Авраам приносит Богу жертву, чтобы митоз совершался правильно, чтобы микромутации происходили благочестиво, и пятна на Солнце продолжали движение свое. И с каждым верующим это должно происходить ежеутренне. Вот просыпаешься под Богом как под капельницей, а через мгновение нужно с усилием крутить вентиль молитвы, чтобы воля Божия пролилась хоть чуть-чуть.

С точки зрения логики, все объясняется просто: в объем понятия "все" входит и "свобода". Воля Божия на все, включая свободу. А уж из свободы вытекают и ожесточившееся сердце фараона, и протекающий столетиями кран на кухне, и геноцидозы с гулажиками.

С точки зрения теологии, все объясняется еще проще: в объем понятия "все" не входит то, что в быту составляет 90% жизни - смерть, грех, идиотизм бытия и хихикающее торжество небытия. Это все фикции, буквосочетания без смысла и запаха. Нету этого! Есть наше желание, чтобы это было, есть наши старания сделать гадость былью, а ничего-то не выходит. Поэтому слава Богу за все - не потому, что надо прославлять за гадости, а потому что гадости это самонаведенная иллюзия. К землетрясениям, эпидемиям и взрывам сверхновых это тоже относится.

Понятно, что при этом происходит какое-то такое надругательство над словом "реальность", что нормальный человек только плюнет и пойдет своим путем. Но ведь на этом пути как раз и лежит проблема, которую пытаются разрешить логики и теологи.

Свобода - не ответ, если свобода есть возможность выбить зуб. Свобода - не ответ даже в том случае, если она есть возможность сделать протез вместо выбитого зуба. Свобода - ответ, если можно остановить вышибание зубов. Эта остановка - по требованию. Она возможна в любой момент. Все в воле Божией, не потому, что невозможен кариес, и не потому, что возможно не жрать сладкого - зубы выпадают не только от конфет, а потому что возможно не бить ближнего. В любой момент возможно. Остановка по требованию.

Потребуй от Бога, чтобы была Его воля - и ты не ударишь ближнего по щеке, даже если ближний уже ударил тебя или твоего любимого человека. Человек - недостающее звено между Творцом и творением. Человек не входит в понятие "все". Человек вставлен между волей Божией и бытием, чтобы творение из гиперсложной игрушки стало реальностью. Естественно, человек может не быть человеком (иначе бы он был заурядной частью творения) - и тогда рвется связь, реальность превращается в набор имитаций, и неважно, идет ли речь о смерти или о рождении, о холере или о воскресении. Бесчеловечное воскресение возможно, оно и есть ад.

Нельзя принять болезнь и смерть, не только свою, но и чужую, потому что человечество едино, и горе не делится как собственность. Принять нельзя, а прожить и пережить - можно. Можно пережить даже саму смерть, и это и есть воля Божия - чтобы человек переживал, а не заглушал себя иллюзиями., пусть даже благочестивыми. Переживал не как перепиливают бревно, а переживал как переходят пустыню.

"Да будет воля Твоя" не Богу говорится - Бог все знает прежде, чем мы заговорим. Это себе говорится: "Да будет воля Его". Не вместо моей воли, упасибог, а вместо моего безволия. Да придет Царство Божие - а не бесцарствие серого бездобра. Царство Божие - все, а то, что мы считаем всем и ради чего предаем самих себя - это тьфу. Когда мы говорим "Все против меня", это шаманство заклинание, а не религия и не наука. Мир не бывает против человека - человек бывает против мира, это совсем другое.

Расплачиваются, увы, окружающие и окружающее. Но свобода - не предмет личного обихода, за пользование которым каждый расплачивается сам. Бесчеловечность потому так и называется, что от бесчеловечности страдает не кто-то один, а все человечество, только не все это страдание переживают - большинство отрастили мозоль, роговой нарост на сердце, и Бог не возражает. Он и это использует для торжества человечности - ведь мозоль еще не означает, что человек палач. Можно и бессердечно накормить голодного и напоить жаждущего, достаточно интеллект раскинуть. Важнее всего результат, и результат этот - что воля Божия, которая во всем происходящем, начинает совершаться и в том, кто не происходит, кто произошел один раз, очень давно, выполняя указания Дарвина, и с тех пор сам - источник происхождения света, мудрости, любви.

 


 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова