Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ


Мф. 6,17 . А ты, когда постишься, помажь голову твою и умой лице твое,

№50 по согласованию (Нагорная проповедь). Фразы предыдущая - следующая.

Ср. пост.

Ср. Мф. 13, 20 о ложной радости. Фраза предыдущая - следующая.

Во многих культурах, не только в русской, предложение "помазать голову" было бы воспринято как издевательство. Хорошо ещё, тут "запас прочности" Откровения работает через старый добрый параллелизм. Умыться - это то же, что намаслиться. Впрочем, у женщин и сегодня есть дневной крем... Испанский иезуит Надаль умудрился проиллюстрировать эту мысль, изобразив двух людей - один в тени, на другом играет солнце. Наверное, тут есть та же путаница причины со следствием, что и в убежденности, будто земля вращается вокруг Солнца. Если умыться, особливо холодной водой, то, конечно, мир кажется просвежевшим и более ярким. Блаженны очкарики, потому что они каждый раз, когда протирают очки, глядят на мир новыми очами. Но ведь мир не изменился от протирки очков - наше восприятие меняется. Это не означает, что мир никогда не меняется. В конце концов, наша голова - тоже часть мира, и не последняя, что бы ни утверждал мосье Гильотен. Если масло вылить на бумагу, она станет прозрачнее - это не галлюцинация, это факт. Глазурь и глянец, столь приятные глазу, - всего лишь имитация тонкого слоя воды. Может быть, нигде грехопадение так не сказывается, как в том, что уныние кажется более доброкачественным, чем веселье, тень кажется естественнее света, а грязь - чистоты. Публично веселиться - фи, а публично скорбеть о своих грехах - о! Так вот нет же! Лучше напоказ грешить, чем напоказ каяться. Уныние - агрессивно, мрачность - агрессивна, и не может быть покаяния, если оно сопровождается агрессией в адрес окружающих: я каюсь, а вы, сволочи, телевизор смотрите! Ну, смотрите-смотрите... Настоящее покаяние не только лучше растёт под плёнкой искусственной доброты и радости. Настоящее покаяние мироточит, настоящее покаяние источает из себя воду, как чудотворная скала Исхода - и тогда радость уже не только от того, что человек чем-то прикрыл бардак в душе, но и от того, что сотрудницы бардака наконец-то используют свою энергию в мирных целях.

*

Нагорная проповедь говорит о милостыне, молитве и посте - именно в таком порядке. В Евангелии Фомы ст.6 - вопрос учеников Иисусу: как поститься, молиться и подавать милостыню. Ответ, на первый взгляд, оторван от вопросов и дан лишь в ст. 14. Иисус запрещает поститься, молиться и подавать милостыню. Из этого можно сделать вывод, что Евангелие Фомы отражает позицию не христиан, а других каких-то верующих, для которых телесная практика и, видимо. само тело было чем-то незначущим. (F. F. Bruce. Jesus and Christian Origins Outside the New Testament, p. 119).

Однако, недурно бы присмотреться к Нагорной проповеди. Если бы Иисус просто призывал поститься, молиться и давать милостыню, она была бы нагорным занудством. Иисуг говорит совсем о другом: не надо ханжить. Надо так поститься, благотворить и молиться, чтобы этого никто не видел. Даже более того - чтобы ты сам не сознавал, что ты делаешь. чтобы правое полушарие не понимало, что делает левое (Мф. 6,3). В этом смысле, слова 14 ст. Евангелия от Фомы выражают ту же мысль чуть острее: пост грех, молитва неугодна Богу, милостыня зло. Вот поставить перед каждым словом в прямых скобках "показное" - и всё становится на свои места.

Однако, точно ли нет логической связи между вопросом о посте, молитве и милостыне и словами Иисуса в Фоме,6: "Не лгите, и то, что вы ненавидите, не делайте этого"? Позвольте, но ведь ханжество и есть ложь. Более того: ханжество, показное благочестие есть именно делание напоказ того, что человек на самом деле ненавидит". Если человек занимается сексом напоказ, эксгибиционистом, то не потому, что любит секс или своё тело. Напротив, так не любит, что вынужден искать одобрения у окружающих. Ровно об этом апостол Павел: "Что ненавижу, то делаю" (Рим. 7, 15).

Как завершение этой мысли абсолютно логично использование поговорки: "Ибо все открыто перед небом. Ибо нет ничего тайного, что не будет явным, и нет ничего сокровенного, что осталось бы нераскрытым". Это изречение есть и у синоптиков, у Луки даже дважды (как и у Фомы - ещё в предыдущем стихе). У Мф. 10,26 эта фраза подбадривает проповедовать - мол, услышали втайне, говорите вслух. Довольно натянуто - в сравнении с Евангелием от Фомы. Ведь если речь идёт о проповеди, то фраза абсурдна: коли тайное станет явным, то зачем суетиться? Оно и без нас станет явным. Здесь же речь идёт совсем о другом: не надо лицемерить, не стоит тратить силы на маскировку дряни и сомнений, которые внутри. Бог всё равно за кулисами, а не в зале, Он всё видит. "Перед небом" - перед Богом, а вовсе не перед людьми обнаруживается тайное. Где Бог, там и явь. В общем, как сказал бы психотерапевт: расслабьтесь. Всё самое дурное, что хотелось бы скрыть, и так прекрасно известно. Ну и что? Не катастрофа! Люди отлично знают всё гадкое, что у нас внутри, и могут плюнуть раз-другой, но затем сразу побегут по своим делам и о нас забудут. У них тоже ведь внутри эгоизм-с... А Бог знает всё наше гадкое, но не плюнет, а обнимет и поцелует - если бы не будем душиться и помадиться, напоказ молиться, поститься и благотворить.

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова