Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ


Мф. 6, 33 Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам.

Лк. 12, 31 наипаче ищите Царствия Божия, и это все приложится вам.

№50 по согласованию. Фразы предыдущая - следующая.

У Фомы первая строка является своеобразным комментарием к этой: "Пусть тот, кто ищет, не перестает искать до тех пор, пока не найдет, и, когда он найдет, он будет потрясен, и, если он потрясен, он будет удивлен, и он будет царствовать над всем". Та же мысль повторена и в Мф. 7, 7 ("стучите, и отворят вам") (ср. Ио. 8, 51). Есть и отличие: в канонических текстах речь идёт прежде всего о том, что Бог даст всё нужное для жизни, у Фомы - о загадочном опыте потрясения, о том, что в философии ХХ века получило название "экцистенциального опыта". Однако, не случайно об экзистенциальных потрясениях заговорили как раз в эпоху буржуазности - ведь буржуазность и есть состояние, когда "всё приложилось". На высоты подымается не голодающий, а постящийся, не тот, чьи мысли обращены к еде, а тот, чьи мысли обращены от еды к Творцу. "Потрясение" - слово, обозначающее прежде всего физическое, а не духовное состояние. Трясётся дверь, в которую стучат, но сотрясается и сам стучащий. Ложь и самообман духовный опыт, который не изменяет материальную жизнь человека. Открывший Бога откроет дверь ближнему, которого прежде боялся пустить. Увидевший сияние престола Царя Небесного вымоет окно и помоет пол в своей никогда не убиравшейся квартире. Тут и наступит удивление: "Это возможно!" Это удивление не Богу (то - потрясение), это удивление и благодарность за то, потрясение не бесплодно.

ЦЕНТР БОЖИЙ

«Ищите прежде Царства Божия»

Попугай, когда нервничает, выщипывает у себя перья. Человек наоборот – втыкает в себя. Плохо жить – и мы пытаемся компенсировать недостаток хорошей жизни хорошей едой, хорошим автомобилем, хорошими детьми, домами, дантистами. Особенно в России это заметно – тут плохая жизнь начинается прямо с порога, так что люди превращают свой дом в помесь Оружейной палаты с гавайским пляжем. А дай уехать на Гавайи – так и дача на Рублёвке станет лишней. Вся нервотрёпка побоку, не нужно и пластырей. Нам будет хорошо без салата оливье, без автомобиля, даже с плохими детьми будет хорошо – точнее, на пляже станет очевидно, что дети плохими не бывают.

Конечно, и Гавайи не царство небесное. Всего лишь страна. Мы, русские, придумали издеваться над нами, украинцами – мол, что за страна, которая называется Краем! Так ведь «страна» -это ровно тот же смысл имеет слово. Сторона – это всё, что не центр. Вот Царство Божие – это да, это центр. Туда приехать – и всё материальное, по меткому слову Евангелия, «приложится». Станет приложением, чем-то, что, скорее всего, никогда и не понадобится. Ну зачем хороший дантист тому, у кого зубы здоровые!

Приехать в страну первого мира проще всего через брак. Выйти замуж и вперёд! Правда, в этих странах эту схему знают и принимают меры: нужно доказать, что брак настоящий, не из корысти. Где-то проверят, спят ли вместе, ходят ли в кино, на одной ли полочке стоят зубные щётки. Где-то ещё и подождут год, второй, десятый, надцатый. Так и с Христом. Он, конечно, стал нашим Женихом, чтобы мы стали гражданами рая, но фикция наш брак или нет? Чтобы доказать своё жениховство, Он страдал до смерти – чем теперь мы докажем, что реально заневестились? Ему ведь от нас ничего не нужно, что бы ни говорили ханжи. Храм построим – но ведь для себя. Иконы, аллилуйи, маковки, - для себя, себя, себя. И правильно всем этим обзаводимся – не должна невеста голой бегать. Но Ему-то что?

А известно что. Богу от человека нужно человеческое, божье у Него у Самого есть. Накормите друг друга, вы же люди! Не заставляйте друг друга плакать, а плачущих успокойте. Заключённых освободите.

Мы боимся. Голодные так изголодались, что съедят кормящих, заключённые посадят освободивших, плакавшие убьют каждого, кто лишит их права рыдать на пустом месте. Пустое место плачущие создадут сами.

Для Бога такое воздержание от добра странно – это культура какой-то страны, которая бесконечно в стороне от жизни. Не страна мертвецов, но и не сторона жизни.

Из страны посторонности, из страны отстранения в центр переезжают через брак. Но, конечно, надо доказать, что наш брак с Христом не фиктивный. Не Богу доказывать – Он всеведущий. Себе доказать. Мы же не Богу не верим, когда боимся делать добро и говорить правду. Мы себе не верим, себе не доверяем – и правильно делаем. Мы себя знаем. Но ведь и невеста себя знает, что она вовсе не такая, какой её считает жених – но любит, и становится такой. Так и мы – не над собой работать, а любить Господа Иисуса Христа. Любить за то, что Он наш жених, хотя мы нулевая невеста. Себе не верить – Ему верить! Не бояться каяться – как невеста не побоится сказать матери жениха о своих проблемах. Если будущая свекровь нормальная – но верующий потому так и называется, что верует в свою ненормальность и в нормальность Бога.

Наш брак с Христом изначально – не фикция, а символ. Он может стать фикцией, если останется символом. Он станет реальностью, если мы будем любить тех, кого любит Он, будем интересоваться тем, чем интересуется Он, будем дышать одним воздухом с Ним и выполнять Его мелкие просьбы типа подставить щёку, взять крест, отдать душу. Лучше мёртвым – в центре, чем дохлым в сторонке. В стороне сгниёшь, а в центре воскреснешь – и ты тогда в центре, когда для тебя Бог с каждым Его образом и подобием – центр, в стороне от которого нет жизни.

 

По проповеди в воскресенье 21 июня 2015 года

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова