Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ


Мф. 6, 34 Итак не заботьтесь о завтрашнем дне, ибо завтрашний [сам] будет заботиться о своем: довольно для [каждого] дня своей заботы.

№50 по согласованию (Нагорная проповедь). Фразы предыдущая - следующая.

Комментарий Эразма Роттердамского.

Совет "не заботиться о завтрашнем дне", о том, во что одеваться и что есть, кажется очень простым ровно до той минуты, пока не познакомишься с историей Церкви. Христиане, как и все люди, свои предпочтения и антипатии выражали и выражают прежде всего через форму одежды, через кулинарные предпочтения и запреты. "О вкусах не спорят", - аналог этой римской пословицы есть у любого народа (у русских: "Кому люб поп, а кому попова дочка") именно потому, что только о вкусах и вкусно спорить. Да и сам Иисус разве не связал сердцевину Себя с хлебом и вином, породив бесконечные споры о том, "что сие означает во-первых". Впрочем, Иисус как раз не призывал спорить, а призывать есть, используя рот не для разумной речи, а для жевания. А на другом полюсе - те христиане, которые не моют, возможно, посуду после того, как из неё поел инославный, зато объявляют бойкот, к примеру, автозаводу, если владелец завода поддержал сексуальные меньшинства в их борьбе за юридическое равноправие. Для культуры, в которой деньги выполняют одновременно и функции избирательного бюллетеня, это нормально, только вот Иисус не отрицал нормы, но просил немножечко над нею приподняться. Пренебречь нормальным, чтобы освободившиеся силы посвятить Богу, - и если первое делает человека хиппарём, бродягой, революционером, гением, то последнее делает хиппаря, бродягу, революционера, гения - нормальным святым.

*

На английском - в переводе короля Иакова - «Довлеет дневи злоба его» звучит как: «Sufficient unto the day is the evil thereof». Одна девочка-аутистка переделала этот стих, который любила повторять её бабушка, так, чтобы было понятнее (для неё): «Day is sufficient until evil come out», «День хорош, пока в нём нет зла» (Парк К. Социальное развитие аутиста: глазами родителя // Московский психотерапевтический журнал. №2, 1994. С. 90).

"Зло" и "забота" - не обязательно уточнять происхождение слов. Еп. Кассиан Безобразов предложил "беда" как слово, где "зло" и "забота" объединяются. Есть вариант "тревога".

Аутисты, кстати, избавлены от "зла", "тревог", "попечений" в привычном для нас смысле слова. Они не беспокоятся о цели - а ведь именно такое беспокойство, недоверие к Тому, Кто создал нас и до цели непременно доведёт, превращает жизнь в проблему, а проблемы - в нерешаемые тупики зла и тревог.

С другой стороны, аутисты подвержены своим тревогам. Нормальным людям эти попечения кажутся пустяками: предметом не на том месте, вместо привычного "доброе утро" прозвучало "утро доброе". Только с точки зрения Творца невелика разница между тревогами детскими и тревогами взрослыми. Пускай наши заботы - "вопрос жизни и смерти", без шуток, но ответ-то на этот вопрос не у людей.

Господь Иисус даёт очень практичный, психотерапевтический совет, аналогичный "carpe diem". Вовсе от забот не освободиться, но можно их локализовать. Отрезать концы, которые ведут в завтра. Завтра не будет - ночью помру. Пусть другие беспокоятся. Нельзя из-за завтрашнего зла творить зло сегодня. Потом придёт понимание, что зло творить вообще нельзя, что цель никогда не оправдывает средства, но начать можно вот с этого - сегодняшний день последний, вместо ужина смерть, а на завтрак воскресение.

 

*

"Не заботьтесь о сегодняшнем дне"... Эскрива веселился: "Заботы? У меня нет забот, у меня слишком много дел" ("Борозда", №511). Сердце не должно путаться под ногами, оно должно ими повелевать. "Едину печаль имея, како угодите Богу". "Печаль" означает здесь "забота". Конечно, "попечение" - ровно от того же корня "печь" (который от древнеиндийского "пактис" - "варёная еда"). Тяжёлая жизнь, если слово, обозначающее заботу о еде, становится почти синонимом горя. Тяжёлая вера, которая служение Богу ощущает как "печаль". Ешьте жизнь сырой, не надо её варить - комом ляжет на дно желудка. Есть дело - сделай, не превращай дела в клейкую размазню, жизнь в кашу-малашу. Не успел сделать дело - не успел, Бог простит. День кончился, жизнь-то не кончилась - воскресение-с!

*

Министр путей сообщения Николай Аксененко после победы "Локомотива": "Есть все-таки Бог!" Тренер: "Сегодня -- есть..." (Московский комсомолец, 10.9.2001). Кажется богохульством, а по сути: верно. (Да и формально: тренер ведь не сказал прямо, что в день поражения Бога нет). Только так, от утра до вечера - Бог есть сегодня. Вчера -- тоже был, но главное -- сегодня. Завтра - наверное, но главное - сегодня. У каждого дня свой Бог. Довлеет дневи Бог его. (Мф. 6, 34).


Совет не заботиться о завтрашнем дне был бы банальностью и пошлостью, если бы он исходил не от воплощения завтрашнего дня. Зачем искать завтрашнего дня, если он наступил? Иначе христианство бессмысленно. Заповеди Иисуса годятся лишь для жизни в Царстве Божием. Вещь они неплохая - примерно как сани летом. Купить в июле шубу выгодно, только вот качество шубы выяснится только зимой, когда уже будет поздно ее менять. И стать христианином в расчете на Царство будущее - не покупка шубы зимой. Это, наоборот, снимание шубы зимой. Да, зима, холод, а мы веруем, что наступило лето, теплынь...

*

Красивый афоризм неизвестного автора: "Грех заботится о настоящем, покаяние - о будущем". Неточный афоризм, а неточность не мешает роману, но убивает афоризм. Грех заботится о прошлом, грех вечно отстаёт от настоящего, обычно на долю секунду. Покаяние заботится о настоящем. А о будущем нечего заботится, это и Господь Иисус заповедовал. Заботиться о том, чего нет, означает лишать заботы то, что есть и что в заботе нуждается.

*

Один психотерапевт, выслушав жалобы пациента на то, что ему никак не удается превратиться из совы в жаворонка, сказал: "А Вы с нетерпением ожидаете нового дня? У Вас на него какие-то великие планы, Вы ждете от него радостей?"

Разумеется, нет! Завтра будет скучный, злобный, тяжелый день. Хочется объехать это завтра по кривой - например, если я досижу до пяти утра, это все еще не завтра, а в пять я лягу спать и проснусь, когда завтра уже почти кончится.

В православных ежедневных молитвах, кстати, сильнейший перекос на покаянии за сегодняшний день, и это характерно для средневекового христианства. Тогда тоже боялись завтра. Да и как не бояться - вечный "день сурка", всегда одно и то же. Нет нового - нет жизни. И хочется новизны, и колется, вот и начинается шизоидность. Вроде бы благодарим за то, что новый день наступил, но вечером - не благодарим за то, что было в течение дня, а каемся за то, что испоганили этот день. Ну, испоганили - но надо же трезвым быть, сохранять чувство пропорций. День прожит чудный, мои великие грехи на нем как мушиные точки на стене дворца. Лучше, конечно, без мушиных точек, а то придет Страшная Уборщица.

Беззаботность в этом смысле уже половина святости. Конечно, бывает беззаботность паразитическая, воровская, нахлебническая. Ну, не дай Бог такое по отношению к людям, но по отношению к Богу - дай Бог, дай-дай. Об это все "Отче наш". "Хлеб наш дай" - конечно, нахлебничество. Мы на Боге как лягушка на бегемоте! Это Тело Его, а мы на Нем вскачем в Царство Божие!! Расступись, Иордан!!!

Жизнь есть путешествие во времени. Недаром все физики так любят пример с человеком в каюте корабля или в вагоне поезда. Только не надо, сидя в вагоне, мыслями перебегать в другой вагон. Оглядись и освойся в этом вагоне, а в другом вагоне - в полночь пройдешь. Этот вагон хорош, а тот ничуть не хуже. Да, есть нехорошие тенденции, но надо уметь умерять свою способность прогнозировать будущее. Возможно, у тебя завтра будет болеть голова, но это не причина сегодня пить портвейн после водки. Помилуйте, разве так можно?! И перед водкой не нужно, и водки-то не нужно пить! Голова, возможно, все равно будет болеть, но от чего-то более возвышенного, что лишь предстоит совершить сегодня. А как вылечить головную боль - это завтра будем решать. Спектр лекарств велик - от контрастного душа до гильотины.

*

В ЗАЩИТУ ЗЛОБЫ ДНЯ

Призыв не заботиться о завтрашнем дне не так важен, как призыв заботиться о дне сегодняшнем. Мысль проста, не оригинальна, у каждого народа присутствует (римляне говорили "карпе дием" - "лови день"), но нигде не реализуется.

Завтрашний день, конечно, ничем не виноват по причине своего отсутствия. Тревожность за будущее есть лишь эхо трагического прошлого. Забота о завтра есть попытка замазать память о том, как тревожно было в детстве, когда родители били, ругали или хотя бы просто отсутствовали дома. Причины отсутствия могут быть разные, но ребенку разницы нет - он видит плод. А плод отсутстия - бойкот. Сигнал: ты нам не нужен.

Можно пойти к психоаналитику, можно к психотерапевту, но все это как ходить к стоматологу, чтобы он почистил тебе зубы. Конечно, если есть время и деньги, почему бы и нет... Но более твердый и прямой путь - заботиться о сегодняшнем дне. Потому что сегодняшний день - это прекрасно! Это гамбургер из двух кусков тьмы, проложенный светом. Это встречи с людьми, это слезы и смех, отчаяние и восторг, усилия и плоды, усталость и отдых. Кто прожил один день, тот выживет в одиночном пожизненном заключении, потому что будет, что вспомнить. Один день - его достаточно, чтобы зарубцевать все детские травмы, все прошлые обиды и вывихи души. Только бы прожить этот день, а не проболтать, проворчать, прошпандырить.

 

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова