Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ


Мф. 9, 16 И никто к ветхой одежде не приставляет заплаты из небеленой ткани, ибо вновь пришитое отдерет от старого, и дыра будет еще хуже.

Лк 5, 36 При сем сказал им притчу: никто не приставляет заплаты к ветхой одежде, отодрав от новой одежды; а иначе и новую раздерет, и к старой не подойдет заплата от новой.

Мк 2, 21 Никто к ветхой одежде не приставляет заплаты из небеленой ткани: иначе вновь пришитое отдерет от старого, и дыра будет еще хуже.

№67 по согласованию. Фраза предыдущая - следующая.

Фома, 52 Не накладывают старую заплату на новую одежду, ибо произойдет разрыв

"Если бы я был Ротшильд, я был бы богаче Ротшильда, - говаривал Менахем, - потому что я бы делал все то же, что Ротшильд, а я еще я бы немножечко шил". Так же можно утешаться тем, что Иисус, став человеком, обогатил Свое божество. Научился разбираться в заплатках. Беленая, небеленая -- в любом случае, без заплатки не обойтись. Кошмар в том, что жизнь в основном состоит из заплаток. Фиговый листок, сорванный Адамом, не просто протерся, а изначально был изъеден гусеницами, и Ева сразу стала его штопать. Вся политика -- заплатка. Право -- заплатка. Рублевская "Троица", увы, всего лишь заплатка. Заплатка заплаток и всяческая заплатка.

Спаситель призывает не ставить заплаток, выкинуть старые меха -- как это совместить с "не нарушить пришел я, а исполнить"? Так то Закон! Это не фиговый листок, не что-то, долженствующее прикрыть срам, а нечто, что открывает срам. Без Закона и фиговый листок не понадобился бы, а так -- не оскорби безнравственность ближнего своего. Будь Закон Божий фигой (или дышлом, как стали говорить в России по причине непроизрастания у нас фиг иных, кроме кулачных) не было бы вообще большинства противоречий духовной жизни. А так мы шьем сами себе дело, а Господь распарывает, что сшито.

*

Небелёная ткань не подвергалась тому искусственному состариванию, которое у человека часто является средством творчества нового. Выбеленная ткань мягче, как мягче человек поживший. И вино должно немножко состариться, чтобы потерять едкость. Любой пост, всякое аскетическое упражнение направлены на это искусственное смягчение человека, они – путешествие во времени, иногда даже за гробовую доску. Конечно, обряды – лишь выражение отношений между людьми. Если человек хочет реформировать религиозные формы, он должен пощепетильничать, устрожить требования к себе, а не начинать с себя облегчение и упрощение. Разумеется, это не значит, что он должен строже соблюдать то старое, что хочет изменить – он должен смягчить, искусственно состарить то, что ещё только рождается.

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова