Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ


Мф 10, 22 и будете ненавидимы всеми за имя Мое; претерпевший же до конца спасется.

Мк. 13, 13 И будете ненавидимы всеми за имя Мое; претерпевший же до конца спасется.

Лк. 21, 17 и будете ненавидимы всеми за имя Мое, (и далее: но и волос с головы вашей не пропадет,

№72 по согласованию. Стих предыдущий - следующий.

Мф. 24, 13: претерпевший же до конца спасется.

Следующий стих от Мф. 24, 13. Предыдущий стих - Мф. 24, 12.

Ср. "Да и все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы" (2 Тим. 3, 12)?

Поклонники великих людей любят упрекать друг друга в спекуляции именем своего идола. Но вот что удивительно: запросто можно обвинить марксиста в том, что он спекулирует именем Маркса, гегельянца - что он спекулирует именем Гегеля, автора жития преподобного Сергия Радонежского - в том, что он спекулирует именем преподобного Сергия Радонежского. Обычно такие обвинения - вздор и результат ущемленной зависти и ресентимента. Именно тот, кто не решается развивать учение Гегеля, обвиняет решившихся в "спекуляции". Тупые фанатики, неспособные сдвинуться с места, буксующие в луже, обязательно обвинят ученика, вырвавшегося на оперативный простор, в "спекуляции". Как он смеет нечто добавлять к сказанному учителем? Пусть уж тогда говорит лишь от себя! Такое ведь невозможно - человек всегда стоит на предшественниках, и в этом нет никакой "спекуляции". Такая "спекуляция" - норма, а вот фанатичное повторение цитат давно умершего учителя - ненормально. Удивительно другое: никто, кажется, и никого не обвинял в спекуляции на Христе. Даже инквизиторы, тщательно выискивающие любое упоминание Иисуса в книжках неоиндуистов, буддистов или космистов и указывающие на то, что оные учение Иисуса извращают, не станут говорить о "спекуляции", т.е. о намерении составить себе имя или состояние на имени Христа. И дело не только в том, что учение Иисуса настолько законченно Его воскресением, что прибавлять тут нечего - разве что самому воскреснуть. Дело даже не в том, что Иисус жив и Сам может за себя постоять - те, кто ищет еретиков, либо не верует в живого Христа, либо игнорирует собственную веру. Дело в том, что совесть подсказывает: за Христа вероятнее всего получить по шее - и от нехристиан, и от христиан. Какая уж тут спекуляция! Это же надо суметь так Себя поставить, что можно уплощать, вульгаризировать, искажать , убавлять Христа, но нельзя прибавить! Любое прибавление обесцвечивается от соседства с Христом, и придется все начинать по новой. На Боге нельзя спекулировать, как нельзя выращивать груши на Солнце. И поэтому всякий, кто призывает имя Господне (Деян 2, 21; Рим 10, 13) - спасется. Всякий, кто пусть фальшиво, но произносит имя Христа - не спекулянт, а друг. Волшебное имя, обезоруживающее, выбивающее меч из рук... Хотя, конечно, некоторые умудряется потом этот меч подбирать. Бывало, что во имя Христа убивали тех, кто призывал имя Христа - подчеркивая, что, мол, содержание не то вкладывают в это имя. Но это именно означает, что не признавали имя Христово - именем Христовым, всячески усложняя и запутывая представление о том, что есть имя. Небось, если увидят свое имя в ведомости на зарплату - получат и распишутся, не расспрашивая, как бухгалтер мыслит о твоей, получателя, воле, о твоей природе и о сочетании в тебе греховного, тленного человека и человека нового. Так и с именем Христа: слышишь - опускаешь руки, ибо это и твое любимое имя. *

Ай, как легко наклеить эти слова на свой грех: не меня не любят, Христа не любят. Между тем, не любить Христа или христиан, -- поистине дьявольская разница. Кстати, похоже, что тут "либо-либо". Либо любить Христа, либо любить христиан. Потому что нехорошо любить человека именно как "христианина". Христианство в том, чтобы любить человека как человека. Это не означает, что преследования христиан всегда были поделом. К счастью (или к несчастью?) -- нет. Но все-таки Господь не сказал: "Всегда будете ненавидимы всеми за имя Мое". Когда за Него ненавидят, а когда и за нас.

*

Слова Иисуса о грядущих бедствиях не пророчество, а простая экстраполяция тенденций, которые были налицо в Его время, а спустя треть века привели к взрыву. Механизм прост, как механизм всякого насилия. Грех незамысловат, это ж не творчество. Тот же механизм привёл к революции 1917 года.

Власть, которая считает образование причиной всех беспорядков и последовательно отказывается слушать интеллигенцию. Её убирают с общественной сцены. Что ж, поскольку проблемы в обществе есть, они не выдуманы книгочеями-диссидентами, то на сцену врываются люди, не читающие книг, не умеющие ни говорить, ни слушать. Они свергают власть и усаживаются на её место. Начинается следующий виток: деспотизм, ещё более невежественный, ещё глубже зачищает интеллигенцию и падает жертвой ещё более агрессивного и дикого плебса.

Закостеневший в своём высокомерии истеблишмент отправил на распятие миротворца Иисуса. Что ж, на место Иисуса приходят не склонные к пацифизму патриоты с ножами, расправляются и с истеблишментом, и с христианами.

Тот же сценарий в ХХ веке  приводил к гибели сравнительно про-западнических режимов в Ираке, Иране, Афганистане. Мало учиться делать коктейли и узлы галстуков на западный манер, надо ещё учиться разговаривать с собственным народом.

Иисус все эти детали опускает. Исправить что-либо быстро невозможно. Болезнь слишком глубока и началась ещё до начала времён. Можно сказать пару ласковых слов – Иисус их говорит даже больше, они совершенно не оригинальны. Слава Богу, правду никто от людей не прятал никогда, кто искал – находил. Но слова о правде бесполезны без дела правды. Иисус делает то, что не мог сделать ни Сократ, ни Заратустра, ни Будда – не потому, что не хотели, а потому что были людьми. Только людьми – то есть теми, кто может нести лишь свой крест. У Иисуса руки были свободны – и Он взял крест человечества. А взамен дал – вечность. Когда Иисус говорит, что спасётся вытерпевший «до конца» - о каком конце идёт речь?

В качестве комментария в православных церквах читают размышления апостола Павла о том, что терпение порождает опыт – но в чём этот опыт заключается? Всего лишь в том, что терпеливый человек видит конец беды. Никакая боль, никакое зло не вечны, даже смерть не вечна – только Бог вечен. Терпение, к которому призывает Иисус, и есть осуществление вечности, свидетельство о вечности. Не убивать, не лгать, не насиловать – потому что всё это разумно и результативно только в конечном, во времени, а в бесконечности, самое меньшее, бессмысленно. Так вот она, бесконечность – не где-то после конца, а уже тут, сейчас. Бесконечность там, где Бог – а Бог тут, рядом – во Христе, в Духе. Поэтому можно и нужно терпеть не только зло как зло, но и слабость добра, слабость любви, - а у них бывают слабины, провисания, причём обычно тогда, когда любовь готовится к очередному броску вперёд. Не торопиться унывать, расходиться, разбегаться – потерпеть…

Память говорит, что то, что сегодня я чувствую – не та любовь, которую я знал. Сердце же говорит: не спеши, любовь растёт, а что растёт – изменяется. Прах, из которого мы созданы, говорит: «Конец!», но Дух, который одухотворяет этот прах, говорит: «Бесконечность!»

1593

*

Во времена Христа к имени относились как к святыне, но именем не торговали. В наши дни имя стало товаром. Например, фирма, производящая фотоаппараты, дает свое имя мастерским, которые печатают фотографии. Мастерским это выгодно: фирма тратит на рекламу названия столько, сколько крошечная мастерская не в силах. Взамен мастерские дают представителям фирмы право контролировать качество своей работы, чтобы халтура не бросила тень на торговую марку. Христос дает людям Свое Имя. Взамен христиане получают не только гонения, они получают и уважение. Христос, правда, не приходит, топая ногами, проверять качество христианской жизни. Неудивительно, что за две тысячи лет христианство изрядно опозорено. Удивительно, что опозорено христианство, но Имя Христово остается незапятнанным.

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова