Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ


Мф. 11, 19. Пришел Сын Человеческий, ест и пьет; и говорят: вот человек, который любит есть и пить вино, друг мытарям и грешникам. И оправдана премудрость чадами ее.

То же в Лк. 7, 34-35. Пришел Сын Человеческий: ест и пьет; и говорите: вот человек, который любит есть и пить вино, друг мытарям и грешникам. 35 И оправдана премудрость всеми чадами ее.

№54 по согласованию. Фразы предыдущая - следующая.

Златоуст, кажется - в старой выписке указан лишь том 1, с. 407 - не без юмора прокомментировал Мф. 11, 19 так, что Иисус и Предтеча, противоположные по образу проповеди - один мрачный, другой светлый - были похожи на охотников, которые загоняют зверя, окружая его и гоня его от себя - попадет в руки либо одного, либо другого. Только Златоуст говорит о том, что человек несвободен, ибо Бог обложил его со всех сторон, и в любом настроении можно и должно приходить к Богу. А Иисус говорил прямо о противоположном: в любом настроении человек свободнее Бога и сильнее Бога, может отречься от Бога и не заметить ни Его любви, ни Его гнева.

*

Недавно меня опять спросили, что означает последняя фраза, я смешался и ответил: «по делам вору и мука». Потом полез смотреть собственные выписки и с удовлетворением отметил, что эта фраза у всех комментаторов вызывает проблемы. В целом, объяснение такое: объяснить невозможно, текст испорчен. Но это, конечно, просто признание поражения.

Может быть, проблема в том, что Иисус часто иронизирует, а под патиной времени ирония опознаётся нелегко. Первая половина фразы, очевидно – слова критиков Иисуса, которые подводят Иисуса под статью (предписание Втор. 21, 20 побивать камнями пьяницу). После фразы о премудрости идёт: «Тогда начал Он укорять». Спрашивается: а почему мы (в смысле, комментаторы) думаем, что о премудрости – это слова Иисуса? Они же не после, а до реплики «тогда начал Он» – следовательно, это всё ещё слова обвинителей. Есть в этом смысл? Да, если предположить тут иронию: всякое дерево узнаётся по плодам, скажи мне, кто твой друг, каковы детки премудрости, такова и премудрость, а твои детки – сукины дети, и выходишь ты сукин сын.

Понятна тогда и резкая реакция Иисуса, которая вообще-то может, даже должна, казаться чрезмерной – вы хуже содомитов, и на Страшном суде вы ещё Содому позавидуете! С какой стати вообще именно Содом? Если Иисус упрекает за равнодушие к Его исцелениям, Содом определённо ни при чём, там никаких исцелений близко не было. Там были грешники – то есть, именно те, за общение с которыми попрекают Иисуса. И акцент, вопреки нынешней традиции, не на сексуальных извращениях, а на обычнейшем пьянстве и хамстве. Содомиты прежде всего нарушили долг гостеприимства, посягнув на чужаков. Важно не то, что они захотели изнасиловать мужчин (да и какие, собственно, это мужчины? это же были ангелы!), а то, что они захотели изнасиловать тех, кто вверил себя их порядочности. Таково было древнее толкование этого эпизода.

Мессия – чужестранец в этом мире. Пришелец. Он пришёл, а его хотят убить, – вот настоящий содомский грех. Можно сказать «его хотят изнасиловать» – изнасилование есть убийство в особо извращённой форме.

Главный грех, в котором обвиняют Иисуса – неправильно подбирает себе друзей. Неправильные друзья, следовательно, неправильный мессия. Тоже мне, премудрость нашлась, с выпивохами в качестве свиты!

Иисус сердится, потому что тут совершенно точно определили суть Его миссии – и обругали эту суть. Суть спасения – «не здоровые нуждаются во враче, а больные». Упрекать Спасителя в том, что вокруг Него пьяницы и сам Он не трезвенник – предел духовной слепоты, которая тоже ведь болезнь, только добровольная. Вы хотите Спасителя – трезвенника? Вы понимаете, что такой спаситель, не опьянённый любовью, как Иисус, сделает с вами? Вы думаете, Он сочтёт вас достойными спасениями только потому, что вы не пьёте и соблюдаете заповеди? Упоение своей праведностью больше не считается опьянением? Ну-ну… Содомиты по крайней мере не выдавали себя за святых, грешили открыто, подбадривая друг друга, а вы друг друга укрепляете в самообольщении. Ишь, святые нашлись… Уверенным в своей святости на суде придётся куда хуже, чем уверенным в своей греховности, потому что кто насилует другого физически, хотя бы не трогает его душу, а кто выдаёт себя за святого, тот насилует души.


Первая половина стиха: "Вот человек, который любит есть и пить вино"

С древнейших времен тянутся перед человеком два параллельных пространства, причем они именно воспринимаются не каждое в отдельности, а во взаимной загадочной связи: дух и вино. Эта связь двусмысленна, недаром она в оплодотворенных латынью европейских языках вылилась в каламбур: спирт и спиритуализм потому так созвучны, что когда-то кто-то остроумно назвал чистый алкоголь Духом Вина. Иисус не отрицает, что Он любит есть и пить вино. Он, скорее, сомневается в том, что его искренне за это ругают. Только алкоголик желает поклоняться трезвому. Лидеры двух самых людоедских проектов двадцатого века - Гитлер и Сталин - были для своих соучастников очень трезвыми. Гитлер был еще и вегетарианцем. Вообще, самые последовательные алкоголики -- это борцы за трезвость, им меньше всего нужно для опьянения.

Может быть, ничто не подтверждает божественности Иисуса как любовь к еде и питью, как вообще снисходительность к тому, чего человек стыдится как признака своей падшести.

6.2.2001

1 Тим 5 25 Разрешение: "Впредь пей не одну воду, но употребляй немного вина, ради желудка твоего и частых твоих недугов".

Деян 2 13 "А иные, насмехаясь, говорили: они напились сладкого вина".

Еф 5 18 "Не упивайтесь вином, от которого бывает распутство".


Выражение "И оправдана премудрость чадами ее", как замечено в Лопухинских комментариях, "причинило почти бесконечные затруднения комментаторам". Тем более, что есть еще разночение с Лк. - там "дела", "технэ". Есть предположение, что спутали еврейские "эвед" (сын, раб, = ср. "отрок") и "авода" ("работа"). Слишком ясно, что Иисус возражал, что, скорее всего, Он возразил остроумно или хотя бы вразумительно -- но смысл утратился, можно лишь догадываться.

Может, Он хотел сказать, что верующий не смутится тем, что Иисус -- не аскет? Аскеза - путь вверх, а Тот, кто есть Верх, с чего бы стал аскетничать? Можно придираться к тому, что у лакея грязная ливрея, но к царю претензии другого уровня, как минимум не к ливрее, а к мантии. В случае с Иисусом еще хуже -- у Него и мантии-то нет. Вот уж, действительно, голый король -- и надо быть ребенком, чтобы увидеть его королевское облачение.

А может, Иисус хотел сказать, что человека надо судить по делам, а не по тому, как и что он ест-пьет. В любом случае, куда интереснее, что тут слово "премудрость", выводящая на одну из важнейших тем Ветхого Завета. И не так уж оно тут просто стоит, хоть и принято считать, что для Мф. премудрость важна как чистая этика. А вот в Евангелии от Иоанна вообще нет слово "премудрость", но там очень много говорится о Христе такого, что в Ветхом Завете говорится о Премудрости: Христос был предвечно, через Него сотворен мир -- и через Премудрость. Он единородный - и Премудрость. Он вдохновляет пророков -- и Премудрость. Он сходит с небес - и Премудрость. Он разбивает среди людей шатер -- и Премудрость. Он свет - и Премудрость просвещает. Его отвергаются многие -- и Премудрости.

Он насыщает хлебом пять тысяч человек и при этом говорит задолго до Тайной Вечери "ешьте меня" -- и Премудрость говорит: "Приступите ко мне, желающие меня и насыщайтесь" (Сир. 24, 21), "Идите, ешьте хлеб мой и пейте вино, мною растворенное" (Притч. 9,5).

Только Иисус побольше Премудрости: Премудрость дает такую воду, которой хочется пить все больше и больше (Сир 24, 23), а Иисус -- такую, которая утоляет жажду ( (Ио. 4, 14). И здесь происходит возвращение к тому, о чем пишет Матфей: путь людей к Богу это путь жажды, путь самоограничения -- потому что знаешь, что, сколько ни пей, все будет мало, все не то, и хочется другой воды, другого вина. А путь Бога к людям -- путь утоления жажды.

Только умные люди думают, что лучше бы и в раю были книжки. Мудрый знает, что, хотя библиотека больше всего похожа на рай, рай начинается именно там, где кончаются библиотеки. Где Иисус, тут уже нет нужды в аскезе и в воздержании -- как, впрочем, нет тут места и обжорству. Понятно ведь, что Иисуса упрекали не в обжорстве и разврате, а в том, что Он не такой аскет, как Иоанн. Упрекали люди, которые и на Страшном Суде и Творца упрекнут в том, что Он не молится по четкам или плохо знает текст Священного Писания.


Кто помог мне это понять: Яковлев Михаил. Теология "премудрости" как герменевтический ключ к пониманию Евангелия от Иоанна. - Богословский вестник. №1. Ноябрь 1998 г. (Журнал Заокской дух. семинарии адвентистов, дипломная работа). Вне лит-ры премудрости слово означает практический навык (искусство в старославянском смысле слова): умение управлять людьми и пр. Потом расширение смысла: искусен в земных делах тот, кто следует воле Божией, понимает Его законы. Споры о том, насколько лит-ра премудрости органична ВЗ: в ней ведь нет о Завете. Но общее с пророками -- тема страха Божия как начала знания. Бояться Бога значит признавать его верховенство и отвечать любовью и повиновением, исполнять заповеди. Мир сотворен через премудрость. В Притч. 8 П. уже персонифицирована. В Сирах П. сходит - и одновременно человек должен прикладывать усилия, чтобы ее обрести.

Ок-ние статьи в №2, ноябрь 1999. Яковлев предполагает, что именно о Христе как Премудрости говорит Иоанн в Прологе своего Евангелия (честно оговаривает, что многие - Бультман, к примеру -- против такого толкования). Общего у Логоса и Премудрости (ср. Притч. 8, 22, 27; 3,19): то и другое "начало" мира, была при его творении, посредница, как и Логос. Предсуществование Логоса - для Иоанна Логос вдохновлял Моисея и пророков (Ио 1,45), София в Прем. 10-19 аналогично. Ио. 6,62 - Иисус взойдет, где был прежде. Единородный - Ио 1,14 и Прем. 7,22. Логос обитает с людьми как благодать - Ио. 1,14 и Притч. 3,3, 11,27. Премудрость ставит шатер на высоте (Сир 24,3) - Логос обитает с людьми, разбивает среди них шатер. Премудрость - свет, Никодим называет Иисуса учителем от Бога - титул премудрости, приходя к Нему из тьмы. Тема отвержения и сошествия премудрости. Тема сошествия-отвержения повторена в Ио 3,31-36. В следующей, 4-1 главе представлены принявшие Логос. Иисус больше премудрости - Сир 24,21 говорит, что пьющие воду премудрости будут жаждать еще, а в Ио 4,14 (и 6,35) - что пьющие воду Иисуса не будут жаждать вовек. Ио. 6 - насыщение хлебами пяти тысяч человек - в Сир 24,21 - премудрость призывает "Приступите ко мне, желающие меня и насыщайтесь", в Притч 9,5 - "Идите, ешьте хлеб мой и пейте вино, мною растворенное" - ср. Исх 16,4. Хлеб с неба - тема Премудрости. 8 глава - Иисус как свет, и в Прем. 7,26,29 Премудрость просвещает.

20 ноября 2000 г.

Христос среди проституток или пьяниц— очень традиционный сюжет в живописи при переходе от викторианской набожности к нормальной. Нормальный сюжет для верующего человека. А вот ненормальный — когда самого Христа изображают грешником. До того, чтобы изобразить Спасителя налоговиком, кажется, никто не дошёл. Быть другом грешникам — одно, быть грешником — прямо противоположное. Кто наливает грешнику, тот сам грешник. Так поступают жёны, находящиеся в зависимости от мужей-алкоголиков. Кто меня спаивает, тот враг мне, какой же это друг. Да, дружба начинается с обнаружения сходства, но если дружба крепкая, то она проходит через испытание несходством и остаётся, когда уже и сходства-то не осталось. Бывшие одноклассники, сокурсники, - когда-то были похожи жизненным опытом, а пройдёт десятилетия, и дружба останется, торжествуя над разницей жизненного опыта. Тут до известной степени противоположно любви, которая начинается с наслаждением несходством, противоположностью полов, а рано или поздно проходит испытание тем, что — одинаковы.

Иисус друг грешникам, потому что не наливал им, а если и выпивал, так самую малость. Воду в вино Христос превратил для жениха с невестой, а не для налоговика с сутенёром. Да и грешники не тем грешники, что пьют, и налоговики не тем плохи, что едят. Пируют грешники и налоговики, чтобы заглушить угрызения совести. Выпивка — не дополнение к разврату, а одеяло на нём. Ресторан — не причина взяточничества, а его следствие. И когда в разгар глушения совести вдруг человек видит рядом Иисуса — но Иисуса, Который не напивается, не обжирается, а так — отопьёт немножечко, кусочек селёдочки съест, и сидит, сидит... Вроде бы слушает, но явно, что не слышит, а что-то, напротив, говорит тебе... И в этом смысле нет разницы между ресторанным развратом и Священной Евхаристией, потому что ведь и за Евхаристией люди всё пытаются прикрыть свой грех — ну, не проституткой, а Богом — а Бог вроде бы и не протестует, но как-то вот так смотрит... И даже не смотрит, а вот Телом, Телом... И Кровью...

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова