Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ


Мф. 11, 29. возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим;

№97 по согласованию. Только Мф. Фразы предыдущая - следующая.

Фома, 94: Иисус сказал: Придите ко мне, ибо иго мое - благо и власть моя кротка, и вы найдете покой себе.

См. Дорофей; смирение Иисуса и возможность "улучшения" христианина, Кротов.

"Своего покоя не предпочитайте пользе ближнего" (Cтудит Феодор. Наставления // Добротолюбие. 2-е изд.: М., 1901. Т. 4. С. 59). Вот - "христианская основа цивилизации". Отсюда и все извращения, когда ради "пользы ближнего" берут на себя беспокойство о его перевоспитании - иногда каторгой, когда ради защиты ближнего убивают дальнего и т.п. Но отсюда и новая любовь к труду, и творчество, и самопожертвование. Покой - не в эгоизме и успокоении, а в пахоте. Взять иго, чтобы найти покой... Все равно, что сесть за баранку такси, чтобы успокоиться. Но только тот хороший таксист, кто спокоен лишь, когда везёт пассажиров.

*

"Иго", "ярмо" (Мф. 11, 29) - Иисус, видимо, имеет в виду ярмо для двух тягловых животных. Обычай (Втор. 22, 10) запрещал впрягать в одно ярмо животных разных видов, потому что это причиняло им страдания, да и пахота от этого страдала: ведь одно было выше другого, тяжесть распределялась неравномерно. Поэтому Павел говорит о том, что не может верующий впрягаться в одно ярмо с неверующим (2 Кор 6, 14). Ясно, что Иисус подразумевает, во-первых, что Его последователи равны между собою, а во-вторых, что Его "ярмо" не доставляет особых хлопот. "Легкое" ярмо было похоже на расческу с четырьмя или двумя зубьями, между которыми оказывалась шея животного. Как с древнейших времен ясно, что если в законе много говорится о недопустимости взяток, значит, взяток дают много, так и частые слова Иисуса о легкости Царства явно говорят о том, что легкость эта - какая-то особая, заметная больше Ему, а ученикам совсем другое представляется. Такое бывает с детьми, особенно с подростками: им кажется величайшей трудностью то, что с точки зрения взрослых - сущий пустяк, потому что старший видит контекст, перспективу. Идти за Христом тем легче, чем виднее Христос, а Он тем виднее, чем более в Него вглядываешься

Кузнецова (2000, с. 37) так переводит это место: "Наденьте на себя ярмо Моих заповедей" - акцент не на слове "ярмо", а на слове "Мое". К первому веку Царство Божие отождествлялось с исполнением Закона, появилось выражение "возложить на себя ярмо Царства", то есть быть верующим... крепким верующим быть!

Ну какое у Иисуса "ярмо"? Что Он может предложить религиозным садомазохистам? Это воображаемое ярмо, метафорическое ярмо. Спаситель хотел хорошего: сравнением с известным помочь понять неизвестное, понять Себя. Не получается! Вспоминается рассказ о гениальном актере, который однажды принимал участие в "этюдах": предложено было изобразить человека, который оказался в горящем лифте. Все другие актеры ломали руки, визжали и стенали, а этот -- просто взял и ообмочился. Вот и Христос предлагает этюд: вообразите себя в упряжке.

Сильно подозреваю, что быть в упряжке у Христа примерно так же похоже на поведение большинства христиан, старающихся перепостить постников и переаскетить аскетов, как игра гения на переигрывание бездарей. Это не значит, что в религии есть гении, а есть безнадежные посредственности, это означает, что Христос освобождает человека от гнета посредственности -- обряд перестает быть средством, пост перестает быть средством, появляется просто жизнь как постоянно осуществляющая себя цель. И, поскольку вечная жизнь это все-таки не горящий лифт, вовсе не обязательно проверять свою веру способностью к какой-то неожиданности, детской или взрослости. Но проверять, не стали ль мы рабами ожиданного - вместо рабства Христу, Который неожиданный до безумия -- полезно.

*

В евангелии Фомы (51 или 56 у Трофимовой):

"Ученики его сказали ему: В какой день наступит покой тех, которые мертвы? И в какой день новый мир приходит? Он сказал им: Тот (покой), который вы ожидаете, пришел, но вы не познали его."

Среди гностико-христианских рукописей Наг-Хаммади есть небольшой текст о воскресении ("Послание Регину"). Так вот тот текст - гностический, потому что в нём есть и термин "плерома", и термин "эон". Правда, текст одновременно и христианский, потому что явно говорит о приходе Христа во плоти, называет Иисуса Сыном Божиим, отрицает воскресение в теле. Что ж, таково идейное пространство - если идея достаточно популярна, великое множество её модификаций можно распределить подобно спектру, так что "христианский", "гностический" будет обозначать лишь крайние точки спектра. Важно другое: евангелие Фомы никак не в "гностической" части спектра. В том числе, в этой фразе. "Покой" тут, по мнению всех исследователей, синоним воскресения.

Послание Регину говорит о том, что воскресение в том, чтобы избегать телесного. Телесное - это зло разделения, частичности, раздробленности. Воскрес тот, кто изменил своё мышление. А дальше интересная мысль о том, что человек, который знает, что он обречён умереть - уже умер, сколько бы лет ему не было отпущено существовать. Сама мысль о смерти отравляет человека, делает его трусом, конформистом, "человеком в футляре" (гроб тоже ведь футляр). Но тогда справедливо и обратное - "почему бы не считать себя воскресшим?" Живи по вере в воскресение - и ты воскресший!

Потому и смог гностицизм переплестись с христианством, что религиозное сознание - любое! - способно удвоить бытие. Двоевластие - не "бытие определяет сознание", а "бытие Божие определяет сознание". Или, скромнее: "Сознание бытия Божия определяет бытие человеческое".

Конечно, тут легко впасть в самообман. Поэтому есть "Царство Божие внутри вас" ( Лк. 17, 20), но есть и сарказм апостола Павла (убийственный и для гностиков): "Вы уже обогатились, вы стали царствовать без нас!" (1 Кор. 4, 8). "Без нас" - это "без меня, Павла". Так ведь и Иисус говорит не о переживании, а о Себе - Я среди вас, Я и есть царство Божие!

Идеал, вечность, счастье, - это личность или абстракция? Сын Божий Иисус или некое пребывание с Отцом? Этот же вопрос можно задать иначе: воскресение - это счастье, нирвана, просветление, вполне доступные в одиночестве и даже делающие одиночество идеалов, или воскресение - это всегда с другим? Покой - не избавление от врага, а превращение вражды в любовь?

"Покой" в греческом оригинале и канонических евангелий, и евангелия Фомы - "анапауза" (отсюда и "пауза"). "Передышка". Что Фанк и Гувер считают, что в евангелии Фомы термин "покой" употреблён в сугубо гностическом смысле (восхождение к изначальным эонам, глубине и тишине) - это их личное предположение, основанное на том, что как раз и надо доказать - что евангелие Фомы текст гностический.

Важнее другое. Грехопадение начинается с жажды познания добра и зла, с жажды святой и жажды святого, только выбравшей неверный способ познания - агрессивный, механический, монологический. Спасение есть познание - "познание покоя" (Фома) или "научение от Иисуса" (канонические евангелия). Познание не вивисектора, который режет лягушку, убивая её, а познание ученика, который, прежде всего, должен научиться тому, что не всё в мире - лягушка, что главное можно познать только в диалоге, слушая Бога, осваивая Бога и представляя Богу осваивать себя. Это и будет покой - пауза в грехе, звучащая вечно.

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова