Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ


Мф 13, 5 иное упало на места каменистые, где немного было земли, и скоро взошло, потому что земля была неглубока.

Мк. 4, 5 Иное упало на каменистое [место], где немного было земли, и скоро взошло, потому что земля была неглубока;

Лк. 8, 6 а иное упало на камень и, взойдя, засохло, потому что не имело влаги;

Фома, 9: Иные упали на камень, и не пустили корня в землю, и не послали колоса в небо.

№63 по согласованию. Cтихи: предыдущий - следующий.

Канонические евангелия в притче о сеятеле говорят, что зерно, упавшее на каменистую почву, слишком быстро взошло. Фома же говорит: "не пустили корня в землю и не послали колоса в небо". Противоречия тут нет, потому что "взойти" и "заколоситься" - разные стадии роста. У Фомы, безусловно, красива симметрия - ни вершков, ни корешков. "Послать колос в небо" - фраза из тех, которые называют "золотыми". Какие можно дивные эмблемы нарисовать, какие можно медитации проводить... Фонтан "Колос" на ВДНХ - удивительное сооружение, подобие стелы, засунутой в воду, при большевиках ещё и фонтанировало, даже спустя лет двадцать после Хрущёва. Космические корабли тоже ведь своего рода колосья... Вместо колоса у синоптиков деталь, отсутствующая у Фомы - росток гибнет от взошедшего солнца. Всё же, как и в случае с бесплодной смоковницей, человек не может просто сочувствовать растению, коли про растение произнесено, что оно - его вера. Вера нежная, хрупкая, как зелёный росток, - но это всё-таки вера человека, а не какой-то репчатой луковицы, и этот росток может расти даже, если почва каменистая. Росток, который не растёт, а вечно лишь обещает, это патология вроде карлика, обман и кошмар. Всё равно что Иисус, который навечно остался младенцем, вроде Питера Пэна. Человек создан не для вечной молодости, это вечная молодость создана для человека.

*

Зерно, которое попадает на тонкий слой земли, под которым находится скала. начинает расти вверх, а не вниз, потому что земля прогревается быстрее, чем в обычном поле, а воды меньше, корням некуда расти. Это своего рода "тепличный эффект". Конечно, человек не выбирает условия своего роста - может и в тепличные попасть. В отличие от зерна, однако, человек способен сам творить почву для роста. И не просто "способен", а в этом и есть призвание человека. Культура, в отличие от культивации почвы, не есть только обработка имеющейся земли, перелопачивание, приведение в порядок - это не культура, это архив. Только в неодушевленный бассейн сколько вливается, столько и выливается - да еще и меньше, потому что по пути испаряется. Из человека же всегда должно литься больше, чем принято внутрь. Это чудо, но не сверхъестественное событие - во всяком случае, для человеческого естества. Да и растения умеют прорастать в скалу - потихонечку, полегонечку; все черноземы это творчески переработанные камни. Поэтому подонков среди детей богачей не больше, чем среди бедняков. Поэтому вера не обязательно следует из нищеты, а неверие вовсе не есть результат богатства. Ограничивать себя нужно не потому, что изобилие зло, а потому что изобилие - которое всегда есть тонкий слой золота на каменной подложке - именно для того, чтобы человек научился расти вглубь, а не вовне.

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова