Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ


Мф. 13, 12 ибо кто имеет, тому дано будет и приумножится, а кто не имеет, у того отнимется и то, что имеет;

№63 по согласованию. Фразы предыдущая - следующая.

Мф. 25, 29. ибо всякому имеющему дастся и приумножится, а у неимеющего отнимется и то, что имеет;

Лк. 19, 26 Сказываю вам, что всякому имеющему дано будет, а у неимеющего отнимется и то, что имеет;

№138 по согласованию. Предыдущая фраза у Лк.

Мк. 4 25 Ибо кто имеет, тому дано будет, а кто не имеет, у того отнимется и то, что имеет.

Лк. 8, 18. Итак, наблюдайте, как вы слушаете: ибо, кто имеет, тому дано будет, а кто не имеет, у того отнимется и то, что он думает иметь.

Лк. 8, 18 - точнее не "думает иметь", а "то, что кажется ему, будто он имеет".

Ср. окончание притчи о нерадивом управителе о Лк. 12, 48: И от всякого, кому дано много, много и потребуется, и кому много вверено, с того больше взыщут.

Фома 46. Иисус сказал: Тот, кто имеет в своей руке, - ему дадут; и тот, у кого нет, то малое, что имеет, - у него возьмут.

См. расширенный вариант у Марка. См. продолжение у Луки.

*

Cлова о том, что человек, который стремится к обладанию, потеряет и то, что имеет, в Евангелии встречается у одного и того же евангелиста в двух разных контекста. В Мф. 13, 12 они связаны с притчей о сеятеле и выпадом против тех, кто не понимает даже притч, кто не хочет слушать Слова Божия, а у Мф. 25, 29 эта же фраза завершают притчу о талантах. В Лк. 12, 48 поговорка завершает притчу о двух управителях - оба мерзавцы, но один был предупрежден хозяином о возвращении, а другой предупреждён не был. Вот предупреждение - это и есть "много". Не власть, а предупреждение о том, что власть не бесконечна!

В Мк. 14, 25 и у Лк. 8, 18 между этой притчей и афоризмом еще две фразы - о свече под спудом, о тайном, которое обязательно становится явным, а у Марка ещё вклинивается изречение о том, что какою мерой человек отмеряет, такой и ему будет отмерено. Ничего удивительного: вообще-то этой фразой можно заканчивать каждый эпизод Евангелия. Она - о том, что всё от Бога, и особенно Сын Божий, и надо держаться за Христа, потому что Он живой, Его не схоронить в земле словно клад, Его не зафиксировать в тексте Библии и любой религиозной книги. Он принадлежит и служит каждому верующему, но уходит впрочь и забирает веру с Собой, если человек эгоистичен, труслив или скуп.

 

Ср. Мф. 6, 14.

Примо Леви. Человек ли это? – М.: Текст, 2001, C. 105-106. Переводчик почему-то перевел деление зэков как спасенные и канувшие, хотя логично – спасенные и погибшие. Спасаются те, кто умеет собирать барахло, заводить знакомства, предавать вовремя, скрывать источники своего выживания. Леви вспоминает евангельское «кто имеет, тому дано будет». Но это сатанинская пародия на Евангелие. Не выживали работяги – те, кто жил по закону, не выкручиваясь, не прибегая ко лжи.

*

Всё познается в сравнении. Честертон сочинил целый роман о человеке, который обошел свет, что взглянуть на собственный дом и свою жену новыми глазами, эдакого британского юродивого, "который, желая напомнить себе, что он женат, притворяется, будто он холостой, человека, который пожелал своего собственного добра, а не добра ближнего своего" (1913, с. 107). Конечно, есть святость отказа от всего -- но и есть спокойная, основательная (то есть, не высшая, начальная, но без этого начала конца не бывает) святость любви к своему очагу и своему добру именно как отречения от добра чужого.

*

29 стих притчи - один из самых смущающих людей, и особенно людей с чистой душой. Если "талант" - это человеческое, то действительно жестоко и несправедливо, чтобы у "неимующего" - отнималось. Но поместите в этот стих имя Христа, целомудренно опущенное им, и вместе несправедливости вы увидите победу над справедливостью:

Всякому имеющему Христа

дастся и приумножится, 

а у неимеющего Христа

отнимется и то, что имеет.

Нам дается - Христос. Настоящий талант у всех людей - один: быть с Богом, иметь Христа. Да: язычник, обретший Христа, обретет все сокровища Ветхого Завета, а те, кто не имеет Христа - называет он себя христианином или нет - утрачивает и ту духовность, которая заложена в каждом человеке. Об этой высшей справедливости - последующий рассказ о Страшном Суде, где изумлены и спасены жившие во Христе, изумлены и отвергнуты жившие в самодовольстве. И спасение - не в человеческих способностях, делах, порывах, а в том, что одна истинная, благая и живая цель у всех наших способностей, дел, порывах - Господь Иисус Христос.

*

В 1968 году американский социолог Роберт Мертон описал «эффект евангелиста Матфея» («Matthew effect»). Это психологический эффект: если перед редактором две статьи, очень похожих, одна из которых написана известным человеком, а другая неизвестным, редактор предпочтёт опубликовать первую. Эффект точно описывается фразой из Евангелия от Матфея: «Всякому имеющему дастся и приумножится, а у неимеющего отнимется и то, что имеет» (Мф. 25, 29).

Эффект явно противоречит принципу объективности, ценимому в науке. Эффект мог бы даже погубить науку, но на помощь приходят эгоизм и смерть. Благодаря эгоизму, непрочно всякое идолопоклонство, включая культ личности, объединение вокруг видного учёного ради карьеры и т.п. Идолу человек поклоняется лишь ради себя, не ради идола. Этим идолопоклонство отличается от поклонения Богу (и если поклонение Богу ради себя – оно идолопоклонническое по сути). Смерти отдельное спасибо – она забирает личность, из которой устроили культ, и эффект Матфея прекращает действие свое. Помогает и агония – в форме старости. Если одно и то же открытие сделали маститый учёный и безвестный лаборант, против лаборанта – эффект Матфея, за лаборанта – возраст. Открытие можно сделать случайно, но сам случай не случаен. Дворник не откроет рентгеновские лучи.

Конечно, надо помнить отличие науки от техники – в технике возможны преимущества, когда отсутствие подходящей лаборатории мешает и гению. В технике эффект Матфея лечится рынком. Вокруг гениального изобретателя неизбежно созидается пирамида дополнительных возможностей, которая увеличивает его возможности, но эта пирамида может стать и гробницей, раковой опухолью. Мозги   начинают бороться за влияние, должности, прибыли, а это губительно для творческого воображения. Плюсы богатства промыслительно уравновешиваются минусами, о чём в том же Евангелии от Матфея сказано «блаженны нищие духом». Чтобы «Анна Каренина» вышла лучше «Войны и мира» нужно забыть, что ты написал «Войну и мир». Такое дано лишь львам литературы. Хотя, конечно, это слабое утешение беднякам не от литературы, а настоящим, которым есть нечего – а ведь бедняки бедны не потому, что ленивы, а потому что – в соответствие с тем же эффектом Матфея (в социологии – «принцип Парето») богач богатеет быстрее бедняка. На крупный вклад проценты выше. Эта несправедливость уравновешивается эффектом Матфея в образовании: кто рано начал читать, будет, скорее всего, и дальше читать больше и быстрее, чем тот, кто научился читать позже. Конечно, способности тоже важны, иначе бы все гении были из богачей, но при прочих равных – кто ленился или был обделён на старте, ничего не наверстает, а будет с каждым годом всё больше отставать.

Довольно грустная картина, и вдруг – в Евангелии, в «Хорошей новости». Но ведь там Иисус говорит не совсем то, что обычно вычитывают. Вычитывают так: вы Мои ученики, вас Я учу на полную катушку, а кто не ученик, тем Я говорю притчами, чтобы преимущество было за вами, любимыми. А смысл-то прямо противоположный: вам, ученикам, и без притч всё понятно, значит, вас придётся «негативно дискриминировать». Надо дать фору тем, кто отстал. Притча – это не шифровка учения, а напротив, дешифровка. Для отставших – дополнительные занятия, дополнительные наглядные пособия. К финишу должны прийти все, никто не должен потеряться по дороге – тем более, что тут не олимпиада, и не люди приходят к финишу, а Финиш приходит к людям.

К «эффекту евангелиста Матфея» добавлю ещё одно смягчающее его обстоятельство. Жизнь – творческий процесс, то есть, постоянно возникает что-то новое. Человек, который вырос в богатстве, имеет преимущество, но оно поможет ему лишь в привычной для него сфере жизни. Простейший пример: революция, камергер оказывается в Париже без денег и – он таксист. Правда, он таксист благодаря тому, что в бытность богачом научился водить машину, а не a la Prostakoffа полагался на извозчика. Этим и опасно религиозное воспитание ребёнка: ведь учитель готовит его к религиозной жизни, подобной своей собственной, а в духовной жизни развитие идёт много быстрее и, что делает её самой интересной, не эволюционно, а очень неожиданными скачками и ползками. Только ты получил преимущество в качестве погонщика верблюда, как надо переучиваться на пропагандиста Кремля. Занятия сходные, но не идентичные. В общем, жизнь есть постоянное переучивание, и никого нельзя научить писать учебники, этому каждый учится сам.

По проповеди 1938 в воскресенье 24 февраля.

*

 

Нина Горланова, пермская писательница в заметке "Не в деньгах счастье" (Московские новости, 21.8.2001) так трактует слово Мф. 13, 12: "Кто имеет ум, тому ум и добавится, а кто имел деньги, тому добавятся именно деньги". Этим она объясняет, почему она бедная и почему это хорошо. К счастью, это не так. Иисус не противопоставлял деньги - уму, Он даже не противопоставлял деньги - вере. Он противопоставлял веру - неверию. У человека, который не имеет веры, отнимется...

А что, собственно, можно отнять у неимущего? Разве это не парадокс? Грамматически - да, парадокс, точнее даже, просто глупость, потому что нельзя отнять то, чего нет. А по-человечески - речь ведь идет не о деньгах, которые либо есть, либо их нет. Речь идет о чем-то, подобном свету, что может быть истоньчено до самой малости, но вовсе исчезнуть не может. "Не иметь веры" означает быть в том потоке благодати, который превращается в веру при нашем отклике, -- и не откликаться. Человек постепенно умирает "от жажды над ручьем".

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова