Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ


Мф 13, 44 Еще подобно Царство Небесное сокровищу, скрытому на поле, которое, найдя, человек утаил, и от радости о нем идет и продает все, что имеет, и покупает поле то.

№63 по согласованию. Фраза предыдущая - следующая.

Ср. в Евангелии от Фомы: "Иисус сказал: Царствие подобно человеку, который имеет на своем поле тайное сокровище, не зная о нем. И [он не нашел до того, как] умер, он оставил его своему [сыну]. Сын не знал; он получил это поле (и) продал его. И тот, кто купил его, пришел, раскопал (и) [нашел] сокровище. Он начал давать деньги под проценты [тем, кому] он хотел".

*

Иеремиас (Притчи, 23) отмечал, что в данном случае Евангелие от Матфея безусловно ближе к Иисусу, чем Евангелие Фомы. Более того: Евангелие Фомы приводит вариант, испорченный и по сравнению с притчей, которой раввины (уже позже Иисуса) иллюстрировали Песнь Песней: "Иисус сказал: Царствие подобно человеку, который имеет на своем поле тайное сокровище, не зная о нем. И [он не нашел до того, как] умер, он оставил его своему [сыну]. Сын не знал; он получил это поле (и) продал его. И тот, кто купил его, пришел, раскопал (и) [нашел] сокровище. Он начал давать деньги под проценты [тем, кому] он хотел".

Вообще, тому современному человеку, который воспитан на строгих представлениях о морали, логика раввинов должна казаться, мягко говоря, своеобразной. Ведь в этом стихе Песни возлюбленная сравнивается с запертым садом, с колодец, который "запечатан" камнем, с замурованным источником. И кто после этого фрейдит - Фрейд, раввины или автор Песни Песней, равно как и любой влюблённый мужик, который видит во всём одно (одну). У раввинов притча звучит так:некий человек получил в наследство свалку и продал её за гроши, а покупатель усердно работал, вспахал землю и нашёл в ней сокровище, построил себе дворец и проходил по базару в окружении рабов, а наследник смотрел и хотел повеситься с досады. Притча одновременно бьёт лентяев и девушек. Лентяев ничто не исправит, а девушка, хотя и похожа на свалку, но в руках умелого мужа имеет возможность стать человеком и принести ему пользу. Вполне возможно, что первоначально просто существовал народный рассказ о лодыре и пахаре, безо всяких эротических подтекстов, потом какой-нибудь раввин использовал его для восхваления мудрецов, а Иисус тот же самый народный рассказ использовал для... Иеремиас считал, что притча призвана передать радость самоотречения: "продать всё" ("взять крест", "погубить душу") - это не про несчастье, это про счастье, причём немедленное. Царство Божие не коммунизм, не Великая Россия и не прочие "славны бубны", которые всегда "за горами". Оно сейчас, и это шикарно! И вместо этого радостного шика в апокрифе - какой-то гнусный старик-процентщик, по которому Раскольников плачет.

*

Притча о Царстве. Конечно, буквальный смысл простой: ради Неба можно отдать все земное. Но ведь это же образ, он режет глаз. Почему хозяин сокровища вообще решил схоронить его? Почему не выкопал его, продавая поле? Или поле досталось завоевателю - силой? Или сокровище было спрятано в момент изгнания из рая? В момент творения мира? Почему нашедший сокровище не сказал хозяину поля о находке? На это ответ простой - нашедший не был христианином. Кстати, если хозяин поля - еврей (а кто?!), то земля продаже не подлежала, а лишь сдавалась в аренду. Конечно, чтобы достать сокровище, достаточно и пяти минут. Не так ли складываются отношения людей Нового Завета и людей Ветхого Завета? Христиане вытащили из Ветхого Завета Христа и оставили (оставили, оставили, не считать же верностью Ветхому Завету жалко-выборочные попытки адвентистов или мормонов сохранить субботу или многоженство).

Кстати, что за сокровище, которое нельзя было быстро выкопать тайком, ночью? Впрочем, это как раз понятно - ведь сокровище, спрятанное в земле, это небо.

*

Найденное сокровище принадлежит лишь владельцу земли, на которой оно найдено - Иисус очень юридически точен: на своей земле мы находим Царство Божие, Бог как вторгается в нашу собственную жизнь - но так, что мы воспринимаем Его не как агрессора, а как клад.

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова