Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ


Мф 16, 13 Придя же в страны Кесарии Филипповой, Иисус спрашивал учеников Своих: за кого люди почитают Меня, Сына Человеческого?

Мк. 8, 27. И пошел Иисус с учениками Своими в селения Кесарии Филипповой. Дорогою Он спрашивал учеников Своих: за кого почитают Меня люди?

Лк. 9, 18 В одно время, когда Он молился в уединенном месте, и ученики были с Ним, Он спросил их: за кого почитает Меня народ?

По согласованию №85. Фразы предыдущая - следующая.

Комментарий Ефрема Сирина.

В Евангелии от Фомы (ст. 14) начало схожее: "Иисус сказал ученикам своим: Уподобьте меня, скажите мне, на кого я похож". Дальше всё совсем иначе - Пётр и Матфей дают неверные ответы, сравнивают Иисуса первый с ангелом возмездия, второй с философом. Фома тоже не блещет: "Господин, мои уста никак не примут сказать, на кого ты похож". Иисус, однако, одобряет Фому: отсутствие сравнения - идеальное сравнение. Тем не менее, и Фома всё-таки сравнил, назвав Иисуса "господин". "Я тебе не господин", - отвечает Иисус. Вот - контрреволюция (революция - "ты мне не господин", "господ нынче нету"). Вполне созвучно грозному "не называйте никого отцами", "что ты называешь Меня благим, один Бог благой" (Лк. 18, 18). Оттенок смысла, однако, другой, и тут очень точно исследователи отсылают к Ио. 15, 15: ученики Иисуса уже не рабы Богу, а сыновья, им открыта полнота знания Бога: ""Я не твой господин, ибо ты выпил, ты напился из источника кипящего, который я измерил". Именно в Евангелии Иоанна есть аналоги и "кипящему источнику" (Ио. 4, 14) - бурлит поток вечной жизни, есть и закипающая вода в купальне Вифезда-Пять-Притвор-Имуща...

Заканчивается эпизод в Евангелии Фомы непонятно: "И он взял его, отвел его (и) сказал ему три слова. Когда же Фома пришел к своим товарищам, они спросили его: Что сказал тебе Иисус? Фома сказал им: Если я скажу вам одно из слов, которые он сказал мне, вы возьмете камни, бросите (их) в меня, огонь выйдет из камней (и) сожжет вас". Не таинственно, а именно непонятно. "Таинственно" - это если думать (как в древности), что Иисус сообщил Фоме три имени Бога, эдакое заклинание всевластья. Ипполит Римский даже приводит эти слова - "калакау, саласау, зесар" (Опровержение, 8, 4).

Всё проще - и выше. За что могли побить камнями иудеи? За богохульство, за называние себя Богом. Так вот Иисус и шепнул Фоме: "Ты теперь Бог". В канонических Евангелиях Господь (буду называть его по старинке, я пока себя ещё больше рабом чувствую, причём лукавым) говорит то же самое всем и громче: "Вы боги" (то же, что примечательно, Евангелие Иоанна, 10, 34). Между прочим, Иисус при этом цитирует Ветхий Завет. Так что вопрос "Кем вы считаете Меня?" оказывается вопросом "Кем вы считаете себя?" Ну да, люди, говоря о Боге, говорят о себе - это и есть гордыня, слепота и кривизна. Это не означает, что Бога нет, а есть лишь проекция человеческого на облака. Это означает, что человеческого нет без Бога, что Бог - Творец человека и кого сотворил, того может и поднять выше творения.

*

11-го декабря 2001 г. по РенТВ показали прекрасный американский фильм "Being There" (на русском озаглавили "Садовник Шанс", трудно пенять -- перевод почти невозможен). Снят фильм в 1979 году по роману, который в 1971 году написал Ежи Косински, режиссером Хэлом Эшби, а главную роль играл Питер Селлерс. Селлерс и добивался создания фильма. Фильм -- американский вариант "Ревизора": слабоумного садовника принимают за мудреца и политическая элита решает выдвинуть его в президенты. Менее политизировано, чем у Гоголя, более философично: греховность ослабляет не только чиновников, но "нормальных" людей. Это вариация на один из древнейших видов юмора: разговор двух людей каждый из них истолковывает по-своему (например, спор Папы Римского с раввином на пальцах -- оба поражены мудростью собеседника, истолковывая его слова в соответствии со своим стандартом, из-за страха выбирая наиболее выгодный для противоположной стороны вариант).

Когда Иисус спрашивает, кем Его считают люди ( Мф. 16, 13), Он ведь имеет в виду и это: оценивают Его, исходя из своих страхов, надежд, идей, или оценивают Его просто, как должно оценивать всякое существо. Одинаково легко принять идиота за мудреца и мудреца за идиота. Собственно, "опознание" Спасителя предполагалось заведомо проводить методом сравнения: Он такой же, как некто из уже бывший, только "новый". Новый Илия. Новый Иоанн Предтеча. Или, если угодно быть вольтерьянцем, новый мошенник. Но как опознать уникальное создание? Ближе всего к истине оказывается странный ответ Петра: Иисус и такой же, как каждый человек, сын Божий, и единственный -- Сын Божий. Так и по сей день: в Нем можно видеть и совершенно идиота, в который люди проецируют свои чаяния и страхи, и совершенного Богочеловека, дающего людям веру и надежду. Только совсем уж обнаглевший чиновник способен выдать справку, что Иисус есть именно Богочеловек.

* * *

Вопрос "За кого люди почитают меня" звучит абсурдно для Мессии: Мессия должен быть Тем, Кто нисколько не зависит от мнения людей. Он должен опознаваться сразу. Солнце не спрашивает, кем считают его люди, тем более человек спрашивает: "Ты - Солнце?" Там, где Солнце оказывается внутри человека, и начинается Благая Весть, спасение, радость Царства Божия. Моисей, когда видит сияние Неопалимой Купины, не спрашивает: "Господи, это Ты?" Он спрашивает: "Кто я?" - потому что в его представления о себе никак не вписывается пасти народ. Павел, когда видит сияние Иисуса, спрашивает: "Кто ты?", потому что видит именно человек - но понимает, что это не "просто человек", а человек, сияющий Славой Божией. Для тех, кто не верит в возможность такого - Павел язычник ("отчасти язычник", скажет вежливый человек), язычник уже по одному тому, что Богу "невозможно" задать вопрос "кто ты". Бог самоочевиден, самотождественен - значит, Иисус не Бог. Бог отвечает и повелевает, Иисус спрашивает - значит, Иисус не Бог. Всё верно - до тех пор, пока Иисус не входит в мою жизнь.

Ср. рассказ об обращении Павла.

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова