Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ


Мф 16, 16 Симон же Петр, отвечая, сказал: Ты - Христос, Сын Бога Живого

Мк. 8, 29 Он говорит им: а вы за кого почитаете Меня? Петр сказал Ему в ответ: Ты Христос.

Лк. 9, 20 Он же спросил их: а вы за кого почитаете Меня? Отвечал Петр: за Христа Божия.

№85 по согласованию. Фразы предыдущая - следующая.

Иисус спрашивает учеников, кем они считают Его, кем считают Его другие. Бог поступает прямо противоположно богословам, которые лишь объясняют, Кто Он такой, и никогда - не спрашивают. Богословы не спрашивают людей, редко спрашивают и Бога. Конечно, кого считать богословом? А кого считать плотником? программистом? Того, кто зарабатывает этим занятием себе на жизнь. В современном мире, таком, казалось бы, "секулярном", тысячи люди кормятся лишь тем, что не просто говорят о Боге, а обучают знаниям о Боге. Когда это в церковных заведениях, полбеды - тут нет противоречия. Но ведь в государственных заведениях преподают.

Порок здесь наказан иронией судьбы. Государство по инерции платит богословам, как платили в Средние Века, в XIX веке, но теперь богословом наилучшим считается тот, кто учит, что Иисус не есть Бог, кто хихикает при одной мысли о том, что Воскресение - факт, и снисходительно улыбается, встретив утверждение, будто Иисус - Богочеловек.

Поэтому Иисус не удовлетворяется ответом Петра - напротив, Он потому и начинает говорить о Своей смерти, о Своём воскресении, чтобы поставить в центр не вопрос о словах и их значении в таком-то веке или в другом, у таких-то людей или у других, а вопрос о теле, о человеке, о смерти, которая - одна в любое время, в любой культуре. Труп не поддаётся никаким перетолкованиям. Из-за человеческой склонности к интерпретациям Богу приходится перейти от слов к телу, стать трупом, чтобы главным было не услышанное, а увиденное.

Антихристианство, утверждающее себя как самое истинное христианство, стоит на мифе о Невоскресении, на мифе о том, что где-то есть гробница, в ней же лежат останки Иисуса, на мифе абсолютно недоказанном и недоказуемом, зато поддерживаемом всей силой антиверы государственных мужей, учёных с оксфордскими дипломами и геттингенскими титулами. Есть и в христианстве подобные типажи - только государства другие, дипломы других университетов, но надменность и глухота те же. Но стоит христианство не на этих слонах и черепахах, а на том же, на чём стояло изначально: на слабых, на бессильных, на верующих в то, что Бог Ветхого Завета, Бог бури и мощи, и Бог Нового Завета, Бог беззвучный и бессильный, есть один и тот же Бог.

*

Иисус спрашивает учеников, кем они Его считают, кем Его считают другие. Пётр говорит: "Ты - Христос". Иисус хвалит Петра, однако не говорит, что неправы те, кто считает Его вернувшимся на земле Илиёй или Предтечей. Да, назвать Иисуса Илиёй - ошибка, но "христос", "помазанник" - тоже не "в яблочко". У Бога нет "яблочко". Любое описание Бога неверно. Называть Его "бог" "(санскритское "бхаг", "кормилец"), называть Его "Он", - тоже неверно, причём не просто неверно, а приблизительно верно.

Считается, что часы, которые стоят, лучше часов, которые идут, но приблизительно, потому что стоящие два раза в день показывают точное время. Правда, неизвестно, когда именно. Так и с описанием Бога - Он неописуем, можно Его не описывать и не называть, но тогда мы не узнаем Бога. Потому что Бог создал нас способными к описанию Бога, пусть даже к приблизительному. А точно описать Бога может лишь Бог.

Бог - не Бог, Христос - не Христос. В конце концов, и любой человек - не своё имя. Назвать первого ребёнка Примом, третьего - Третьяком... Дочь - Вера... Ну что в Розе от розы? Шипы? Максим обязательно крупный, рослый, толстый? Так что ж теперь, имена отменить и ввести номера на запястье? Было, было...

Надо называть Бога даже приблизительными именами! Это не Ему надо, а нам, чтобы начать приближаться к Нему. Да, Бог - не деньги, но можно назвать Его сокровищем, чтобы не считать сокровища - богом. Можно назвать Бога царём, чтобы не обожествлять царей. Ты помешался на автомобилях? Скажи о Боге: "Мой любимый автомобиль" - ты увидишь, чего стоят автомобили на самом деле. Всё, что мы любим, можно и нужно приложить к Богу. Называли Бога женихом - это хорошо говорит о женщинах. Назови Бога своей невестой, своей Любимой - и подумай, любишь ли ты свою любимую так, как Бога, а Бога - как любимую. Любовь - единственная метафора, которая не от человека к Богу, а от Бога к человеку, ибо Бог есть любовь. Автомобили, мази, деньги делают люди. Любовь - делает Бог, человеческая же любовь лишь дешёвое, в мягком переплёте и, соответственно, с быстро выпадающими страницами издание Божией любви.

Наши слова, обращённые к Богу, остаются словами, сотрясением воздуха. Мы плохо любим и заменяем любовь - словами. Бог же любит так, что ни одного слова не говорит, и мы знаем Бога через творение. Космос, планеты, звёзды - Его слова. Сын Божий, Слово Божие - это Иисус, не записка-валентинка, а живой, полнокровный человек. Может быть, и человек в раю сможет так заговорить, чтобы слово становилось плотью. Но уже и сейчас, обращая к Богу наши слабые, картонные, хлипкие слова, мы воскресаем к жизни вечной уже в силу этого обращения.

Проповедь 1354.

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова