Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ


Мф 16, 23 Он же, обратившись, сказал Петру: отойди от Меня, сатана! ты Мне соблазн! потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое.

Мк. 8, 33 Он же, обратившись и взглянув на учеников Своих, воспретил Петру, сказав: отойди от Меня, сатана, потому что ты думаешь не о том, что Божие, но что человеческое.

У Луки в этом эпизоде стычка с Петром не описана.

№86 по согласованию Фразы предыдущая - следующая. См. предыдущий эпизод у Марка.

Славянский и русский переводы Мф. 16, 23: в русском Спаситель говорит Петру отойти, в славянском - следовать за Собой. Что ж, тут проявляется запас прочности Евангелия, основанный на непрочности человеческой натуры. Как ни читай, все равно понятно: за Христом должна следовать светлая часть души, от Христа должна отойти темная, грешная. В конце концов, важнее всего - ориентация на Христа. Пусть человек сомневается, трусит, пусть даже гордится, лишь бы он это делал ради Христа - пусть даже Христу такое "ради" не нужно. Тогда есть вероятность, что человек перестанет сомневаться, трусить, тем более - перестанет гордиться.

*

Слово "повернуться" тут означает "опять" (см. комм. к Мф. 18, 3).

*

Цитата из иг. Никона Воробьева: "Для христианина только те дела добрые, которые делаются во исполнение заповедей евангельских, следовательно, во исполнение воли Божией. Убить человека по воле Божией есть добро, а без воли Божией, вопреки воле Божией спасти от смерти человека - есть зло. Откройте Ветхий Завет и там найдете множество примеров. А в Евангелии вспомните, что сказал Господь апостолу Петру, пожалевшему Господа".

Неплохой образец православного иезуитизма. "К вящей славе Божией". Какое счастье, что можно открыть Евангелие и прочесть: Господь вовсе не приказал Петру кого-то убить, не приказал Господь Петру оставить кого-то умирать.

Речь вообще не шла о том, что может сделать Петр. Он ничего не мог сделать. Речь шла о том, может ли Господь жертвовать Собой. И вот из оправдания самопожертвования выводят оправдание смертной казни, оправдание военного насилия, выводят, что смерть бывает по воле Божией. Так мы приближаемся к Иуде: мол, Иисусу умереть - воля Божия, так давайте поможем этой воле.

Один христианин объяснял, что когда патриарха ограждают от православных рослые охранники, -- то ведь и апостолы ограждали Иисуса от толпы. Когда патриарх ограничивает круг своего общения кремлевской номенклатурой и богачами -- так ведь и Христос предпочитал не с фарисеями общаться, а с пьяницами и блудниками.

Оказывается, главное в апостолах было не то, что они следовали за Христом, а то, что они отталкивали от Христа людей! Главным во Христе было не то, что Он нес весть о спасении грешникам, а то, что Он с этими грешниками выпивал!

Впрочем, справедливости ради, надо сказать, что именно так исказило образ Христа Средневековье, изображая Его даже на кресте -- царем. И когда настаивают на том, что священник может быть только мужчиной, потому что апостолы были только мужчинами -- это тоже сравнение по отдаленному (хотя и первичному половому) признаку. Может быть, действительно, священниками могут быть только мужчины, но не так это нужно доказывать. Может быть, патриарха нужно охранять, но не сравнивая охранников с апостолами.

Может быть, людей нужно убивать, но не объясняя это тем, что Христос сказал "Взявший меч от меча погибнет". Из этих слов выводить "убий" -- все равно что из надписи на трансформаторной будке "не влезай, убьет" выводить "да здравствует электрический стул!"

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова