Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ


Мф 16, 26 какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? или какой выкуп даст человек за душу свою?

Мк. 8, 36: Ибо какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? 37 Или какой выкуп даст человек за душу свою?

Лк. 9, 25: Ибо что пользы человеку приобрести весь мир, а себя самого погубить или повредить себе?

№86 по согласованию. Стих предыдущий - следующий.

В греческом тексте есть два хорошо знакомых каждому русскому слова. "Польза" - это, извините, "офелия". Читал Шекспир Евангелие по-гречески? А может, от кого-то слышал? И дал героине имя, которое означает не просто "жизнь" ("Зоя") или "душа" ("Психея"), а именно "прибыток", "выгода". Так что Офелия вовсе не хрупкая и невесомая, а довольно упитанная особа. Может, тут даже намёк на беременность? В общем, правильно сделал Гамлет, что на ней не женился. Да и второе слово - "космос" ("мир" в значении "материальный мир"). Отказаться от мести, зажить по-мещански с Офелией, потихонечку устранить всех конкурентов и стать полноправным властителем, - вот это и есть смерть заживо. Это "космос", а не "ирина" - "Ирина" ведь на греческом "мир" как "шалом", "покой".

Греческое "психэ", "душа" передаёт еврейское "нефеш". Точнее, не очень передаёт, потому что "нефеш" намного шире. Речь идёт о личности, о "нормальной жизни", о "достойной жизни". Облачко пара, которое принято называть "психикой", и у Гитлера было, и у Сталина. А что толку? Личность-то тю-тю...

Разумеется, нормального человека - то есть, ненормального, но все нормальные люди ненормальны - прежде всего спрашивает себя, в чём тут техническая проблема. Почему, собственно, нельзя совместить приятное с полезным - и мир приобрести, и остаться личностью, полноценно и полнокровной живущей? Почему либо иметь, либо быть? "Сегодня я, Прасковья Осиповна, не буду пить кофию, - сказал Иван Яковлевич, - а вместо того хочется мне съесть горячего хлебца с луком. То есть Иван Яковлевич хотел бы и того и другого, но знал, что было совершенно невозможно требовать двух вещей разом, ибо Прасковья Осиповна очень не любила таких прихотей". Бог что - вроде Прасковьи Осиповны? Жалко Ему, что ли? Себе захотел космос оставить, а мы "хлеб наш насущный даждь..."? "Пусть дурак ест хлеб; мне же лучше, - подумала про себя супруга, - останется кофию лишняя порция". Я душу спасай, а Он...

Не говоря уже о том, что в Евангелии речь идёт о космосе отнюдь не космическом, а вполне приземлённом, Богу этот космос не нужен даром. И космический космос Ему не нужен. Как и всякий нормальный творец, Бог создавал не то, что нужно Ему, а то, что нужно другим. Если для себя - это не творчество, это работа.

Техническая невозможность приобрести весь космос и остаться человеком связана с малюсенькой технической деталью: кроме "мира" и "я" есть ещё эти... прочие люди. Ближние и дальние. Невозможно приобрести весь мир, не приобретя всех людей. Человека расчеловечивает обладание человеком. Мир один, а людей много, как уместиться? Это будет посложнее, чем вопрос об ангелах на кончике иглы - ангелы мирные, они не спихивают друг друга с иголочки. Их там целый гугол может уместиться (впрочем, гугол - число конечное, для исчисления же ангелов нужно особое число, к примеру, "ангеллион" или "ангелон", сокращённо "ангол"). Человек же может "потерять душу", приобретя не весь мир, а всего лишь ребёнка - приобретя в собственность то, что должно быть зеницей ока. Сделав "зою", "жизнь" - всего лишь "офелией", "прибылью".

*

«Евангелие от Фомы», изречение 67 (в переводе Трофимовой 71):

«Иисус сказал: Тот, кто знает всё, нуждаясь в самом себе, нуждается во всем».

Слово «всё» у гностиков имело особый смысл – проблема в том, является ли евангелие Фомы гностическим. Предположив, что «да, это гностический текст» мы попадаем в порочный круг – начинаем толковать текст, исходя из предположения, которое как раз и предстоит доказать в процессе толкования. Фанк и Гувер именно считают этот термин в данном тексте – гностическим, как и  в изречении 77 (81 у Трофимовой):

«Иисус сказал: Я - свет, который на всех. Я - всё: всё вышло из меня и всё вернулось ко мне. Разруби дерево, я - там; подними камень, и ты найдешь меня там».

Если же посмотреть комментарий Фанка и Гувера к изречению 77, то там они ссылаются как раз на это изречение как на пример гностического. Классический замкнутый – и порочный – круг. Ещё очаровательна их фраза: «Подобные идеи были распространены среди первых христиан – см. Ио. 8, 12; Рим. 1, 36; 1 Кор. 8, 6), но они не характерны для Иисуса» (The Five Gospels, p. 515). Опять порочный круг – ведь определяют они, что «характерно», исходя из произведённого заранее отсева.

Видимо, должен всё-таки действовать принцип презумпции негностичности. «Гностицизм» - более узкое явление, чем «христианство». Чтобы текст признать гностическим, мало доказать, что он может быть таковым, надо доказать, что он не может быть христианским. Но в Евангелии есть как минимум две фразы, созвучные этой. Одна – слова Иисуса Марфе о «едином на потребу» (Лк. 10, 41; указаны Грантом и Фридманом, The Secret Sayings of Jesus, p. 173). Но есть и более близкое: «Что пользы человеку приобрести весь мир, а себя самого погубить или повредить себе?» (Лк. 9, 25). Важно, что это изречение куда ближе к словам Фомы, чем знаменитое «познай себя». Ведь тут «нужда» поставлено выше «знания».

К науке это «знает всё» отношения, конечно, не имеет. Учёный не претендует знать всё, напротив, он уверен, что познание бесконечно. Этим учёный отличается от мага или гностика. Так что это изречение, коли уж на то пошло, скорее антигностическое. Иисус похож на психотерапевта, который говорит: «Вы всё знаете? Давайте поговорим о том, почему это так важно для вас…».

А если погрубее, вспоминается советский анекдот 1970-х годов про автобус, в котором страшная давка, и одна бабулька ворчит на длинноволосого хиппи: «Девушка, не напирай!». Хиппи обижается: «Я не девушка!» - «Вот дура, нашла, чем гордиться!» Знать всё – повод не для гордости…

Только, разумеется, не стоит выскакивать с ханжеским: «Учёные всё знают и ничего не понимают, а вот я узнал Христа, принял Его в своё сердце, и ты так же сделай!» Чтобы принять Христа в своё сердце, надо иметь это сердце… Поразительно, как часто мы принимаем Христа в своё бессердечие… Думаем, что приняли Христа, тогда как приняли за Христа свои фантазии. Вот и стоит познать – если не самого себя, то хотя бы эти самые свои фантазии, чтобы чуть-чуть приблизиться к себе и, если Бог даст, то и к Богу.

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова