Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ


Мф. 18, 12 Как вам кажется? Если бы у кого было сто овец, и одна из них заблудилась, то не оставит ли он девяносто девять в горах и не пойдет ли искать заблудившуюся?

Лк. 15, 3 Но Он сказал им следующую притчу: 4 кто из вас, имея сто овец и потеряв одну из них, не оставит девяноста девяти в пустыне и не пойдет за пропавшею, пока не найдет ее?

В согласовании притча от Матфея - №91, от Луки под №108. Фразы предыдущая - следующая. См. Мф. 9, 10 о контексте притчи у Луки. См. скопчество.

В Евангелии от Фомы она же. Но тут добавлено, что пастух любит найденную овцу "больше", чем прочих. Это, между прочим, очень понятное добавление - естественно сделать вывод, что эта сотая овца чем-то дороже любой другой. Что, конечно, вызывает протест: с какой стати?! У Бернарда Шоу есть целая сатирическая пьеса о том, как алкоголик издевается над своим тружеником-братом: в церкви-то ему, алкоголику, будет больше почёта, о нём будут больше радоваться. На практике, впрочем, это не совсем так, и в Церкви обычно предпочитают нормальных людей, а алкоголиков и прочих стрекоз любят при условии, что те держат себя униженно, то есть, становятся "бывшими алкоголиками", "покаявшимися грешниками", а не просто людьми, такими же, как все прочие. Да и эта "любовь", разумеется, патологична - она не радость о спасении грешника, а горделивая демонстрация своего пастырского искусства. Такой извратизм результат прежде всего гордыни, притча евангельская используется гордыней, а не порождает её (тексты вообще всегда - прикрытие для жизни, не надо верить сетованиям на то, что "книжка обманула"). Просто не надо придавать притче Иисуса абсолютный характер: да, нельзя отчаиваться в других, надо надеяться и прилагать усилиями, тогда - с Божьей помощью - всё уладится и будет радостно. Но притча совершенно не отвечает на вопросы: "Все ли равны в Царстве Божием? Всех ли одинаково любит Бог? Существуют ли в любви градации?" Это интересные вопросы (хотя совершенно неважные для того, кто любит или хотя бы любил), но притча в любом случае отвечает на другой вопрос: когда нужно опускать руки? Никогда! Хотя "руки", разумеется, тоже не надо понимать буквально - Иисус ведь не бегал за грешниками, призывая их к спасению, Он спас людей, дав приколотить Свои руки ко кресту. А приколоченные ко кресту руки опустить нельзя.

*

Даниил Щипков (Независимая газета, 16.5.2002) написал: "Тот факт, что общее количество католиков в Азербайджане ... колеблется от 130 до 300 человек, не позволяет расценивать визит главы Римско-Католической Церкви в эту страну как пастырский". Раньше так же выражался в той же газете Олег Недумов. На самом деле, "пастырский" - это визит и к одному человеку. Но понять это может лишь тот, кто молится Богу не потому, что Бог великий и могучий, не потому, что отцы и деды молились и все вокруг молятся, а потому, что ему лично нужен этот Бог, кому бы вокруг ни молились все прочие, пусть даже этот Бог может быть арестован и распят. А религиозная история вновь и вновь скатывается к тому, что "пастыри" пасут самих себя, не снисходя к овцам. Овцы бегают по лесам, тощают, дичают, иные даже волчьи клыки отращивают, а пастыри тем временем провозглашают всему миру: это наши овцы, не трогайте их, они наши по корням, по культуре, по воспитанию, по психологической ориентации. И кормить их имеем право только мы, и мы их обязательно покормим, как только милиция их пригонит в овчарню.

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова