Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ


Мф 19 5 И сказал: посему оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью

Мк. 10, 7-8 Посему оставит человек отца своего и мать 8 и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью; так что они уже не двое, но одна плоть

У Лк и Ио нет. №118 по согласованию Фразы предыдущая - следующая.

о муже как главе жены.


Муж глава жены, как Христос глава Церкви… А какой, собственно, Христос глава Церкви? Символический! Можно вечно спорить о том, что такое символ, но ни человек не согласится быть символическим начальником чего бы то ни было. Ответственность реальная, а зарплата символическая. Если что, посадят реально, позор будет реальный, а решения будет принимать какой-нибудь совершенно не символический, а простой генеральный секретарь.

Конечно, для реальной семьи совершенно неважно, какой из Христа начальник Церкви. Всё равно всё определяется жизнью – как делятся полномочия, насколько чётко они расписаны, насколько муж и жена заменяют друг друга. Христа изредка притянут за уши, потреплют и отпустят гулять.

Собственно, в церковной жизни, как и в семье, всевозможные теоретические обоснования так – вроде бантика на коробке с подарком. Есть – хорошо, нет – и так сойдёт. Потому что если бы христиане реально считали Христа главой Церкви, Церковь была бы… Церковь была бы… Ого-го была бы Церковь!!!

А пока Иисус такой же глава Церкви как нищий Лазарь хозяин дома богача. Сидит, правда, на видном месте – у ворот (и ещё хорошо, что сидит, могли бы и повесить над воротами), но кормят его объедками, интересуются Его проблемами одни собаки, а люди считают, что у Бога проблем с ними вообще нет и быть не может. Имуществом распоряжаются известно кто, решения принимают понятно кто… Вот такой Иисус глава Церкви, чего и мужьям желаем…

*

Наивное, буквалистское понимание Библии избирательно всегда. Наивность буквализма и состоит прежде всего в том, что буквализм не замечает своей избирательности. И дело не в том, что некоторые места Библии настолько метафоричны, что буквальное их понимание невозможно. Буквально невозможно понять как раз самые буквальные места. Можно буквально понять метафору о людях, которые стали бесплодны "ради Царства Небесного", но невозможно буквально понять слова о том, что человек оставит отца и мать и прилепится к жене. Многие люди не оставляют отца и матери, многие люди оставляют отца и мать не ради жены. Наконец - и в этом-то вся трагедия, которую предложили Спасителю на детрагедизацию - очень многие люди прилепляются к жене только затем, чтобы отлипнуть от отца и матери. А встав на ноги, окрепнув, ищут себе жену уже с другим прицелом. И это не говоря о тех, кто к жене не прилипает из принципа, а только лишь прислоняется. На все это многообразие жизненных позиций возможен один разумный ответ: развод. Господь этот разумный ответ запрещает. Так начинается долгий путь человека к любви - начинается, потому что вся история любви, которая была до Христа, это не история, а сказка о любви. Сказочка о том, как лягушка превращается в царевну - очень реалистическая, очень точно отражающая то, что происходит с девушкой в глазах любимого человека (да и в ее собственной душе). Но история любви - о другом, о том, как царевна - превращается в человека. Это куда труднее. Это даже невозможно. К царевичам это тоже относится. И не случайно после этого рассказа идет рассказ о детях, приходящих к Иисусу. Брак - преступление, если он есть вступление во "взрослость", в материальную самоуверенность социального бытия. Брак оправдан тем, что он есть новая детскость - детство в мире свободы, как первая детскость есть детство в мире несвободы.

17.8.2004


Суровые слова сказал Джон Макдональд: хорошо, что родителей двое, они уравновешивают друг друга, но еще лучше, что Бог - один. Человеческое существование есть вечное качание меж крайностей, Бог есть Истина пребывающая ("One of the great goods that come of having two parents is that the one balances and rectifies the motions of the other. No one is good but God. No one holds the truth, or can hold it, in one and the same thought, but God. Our human life is often, at best, but an oscillation between the extremes which together make the truth" - мне эти цитатки приходят в рассылке о. Виктора Соколова, который, видимо, любит Макдональда весьма, во всяком случае, больше, чем я, поэтому точно первоисточника указать не могу). К этому можно добавить, что именно поэтому видеть в Боге Отца - именно Отца, только Отца, никоим образом не мать - или видеть в Боге Мать, и только Мать, Великую Мать - означает оставаться в кругу семейных представлений, земных. Поэтому заповедь "оставь отца и мать" я бы предложил читать как заповедь "оставь земные представления об отцовстве и материнстве и следуй за Богом не как за тем, кто старше тебя, но все-таки определяется именно по отношению к тебе, любимому, и следуй за Богом как просто за Тем, кто идет на крест; и тогда поймешь, что к любому человеку нужно относиться так же).

Примечательно, что возмущаются, когда предписывается оставить отца и мать ради Христа, но когда ради жены - воспринимают нормально (даже не ради любимой женщины!). А ведь речь идет об одном и том же: о переходе от расколости к единству.

9.10.2002

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова