Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ


Мф. 19, 24 и еще говорю вам: удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие.

Мк. 10, 24 Ученики ужаснулись от слов Его. Но Иисус опять говорит им в ответ: дети! как трудно надеющимся на богатство войти в Царствие Божие! 25 Удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царствие Божие.

Лк. 18, 25 ибо удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царствие Божие.

№120 по согласованию. Стих предыдущий - следующий.

В игольное ушко может пройти множество верблюдов. Лишь бы не толкались.

*

Иеремиас напоминает о присловье, которое встречается в Талмуде: "Ты,наверное, из Пумбедиты, где слонов пропускают через игольное ушко" (С. 46). Технически подобно русскому "блоху подковать", хотя смысл представляется другим. "Блоху подковать" - искусство кузнеца. Провести верблюда (слона) через игольное ушко - искусство продавца. Поэтому Иисус и использовал это выражение. Богач может провести верблюда через игольное ушко. Если, конечно, он покупает верблюда. Если продаёт, то он из верблюда сделает слона. Но всё то, что богач отбирает у мира, он понесёт на себе к воротам рая, и этот багаж помешает войти в ворота.

"Игольное ушко" это совершенно то же, что "узкий путь". Дело, конечно, не в расстоянии, а в скорости. По узкой дороге невозможно бежать так же, как по широкой, невозможно нравственно, а часто и физически. Надо притормаживать, чтобы не столкнуться с другим, а если ты достаточно богат, чтобы ездить на верблюде или автомобиле - чтобы не задавить того, кто идет пешком. Богатому трудно, потому что богатому легко - легко задавить бедного, легко проложить себе путь в толпе. Богатому трудно пройти в игольное ушко, потому что ему легко обойти иглу, нанять верблюда, приказать изготовить иглу в двадцать метров высотой и с ушком в три метра шириною. Вот так, на полной скорости богач и проскакивает Царство Небесное, попадая, однако, вовсе не выше его. Удивительно, сколько есть "богачей духом", которые вполне бедны материально, но умеют наступать окружающим на ноги бесцеремоннее иного миллионера - за гробом они, конечно, будут причислены к лику богачей.

*

В Средние века комментаторы пытались объяснить слова о верблюде и игольном ухе как-нибудь так, чтобы убрать юмор. Утверждали, что Иисус имел в виду канат из верблюжьей шерсти и иголку. или верблюда и калитку, которую якобы называли "игольное ушко". Это ведь юмор, только слишком "замыленный". Удивительно не то, что Иисус пошутил, а то, что именно среди Его последователей людей с чувством юмора меньше, чем в среднем у человечества, а среди богословов юмора меньше, чем в среднем у христиан. В Талмуде та же шутка есть в более резком виде - вместе верблюда поставлен слон. Но слоны в Палестине встречаются реже верблюдов. Талмуд, впрочем, двигался в правильном направлении - увеличить диспропорцию, а не преуменьшить. Забавно, как в разных языках переводят "игольное отверстие": "ноздря игры", "рот иглы", "нос иглы" (Братчер и Найда, 2001, с. 352). Человек не только на Боге упражняет свою способность очеловечивать мир. Конечно, у иглы так же нет ушей, как и у Бога, а у Бога точно так же нет интереса к нашему доходу как у верблюда - к иголкам. Слишком несоразмеримы масштабы. А человек - несчастное существо: нам трудно именно то, что нам соразмерно, к чему мы явно приспособлены. Трудно и заработать приличные деньги, трудно и вдеть нитку в иголку. Зато - в отличие от верблюдов и иголок - человеку не нужны ни погонщики, ни портнихи. Счастье, смысл и любовь. Потому что, если телом мы в одной плоскости с верблюдами и шилами, то духом - совсем не плоские.

 


 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова