Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ


Мф. 19, 30 Многие же будут первые последними, и последние первыми

Cр. Мф. 20, 16 Так будут последние первыми, и первые последними, ибо много званых, а мало избранных.

Мк. 10, 31 Многие же будут первые последними, и последние первыми.

Лк. 13, 30 И вот, есть последние, которые будут первыми, и есть первые, которые будут последними.

№120 по согласованию. Фразы предыдущая - следующая. Следующая у Луки.


Это старый библейский парадокс: вечно лучшее достается младшим. А старшие сами виноваты! В мультфильме про американца-простофилю Симпсона главный герой оправдывает свои нелепые поступки, восклицая: "Я тут первый день!" Отсутствие опыта якобы - обстоятельство, оправдывающее ошибку. Не то в религии: тут отсутствие опыта чаще преимущество. Не случайно в Евангелии запечатлено поверье, что исцелялся в купальне тот, кто первый бросался в нужный момент в воду. Не случайно первый день праздника был торжественнее прочих. Свежесть взгляда - легковесное и непрочное преимущество там, где требуется усилие человека (о чем есть очаровательный рассказ Честертона), но это важное преимущество там, где о человека требуется просто не мешать Богу, восхититься Его откровением и дать через себя действовать. Подвижники докучают Иисусу глупыми спорами о том, спасутся ли другие - а Иисус напоминает им, что и они, много дней проведшие в изучении Писания и исполнении Закона, могут погибнуть именно потому, что считают, будто количеством этих дней купили себе вход в Царство Божие. Да нет, первый день - или, если по притче о работниках двенадцатого часа - первый час я здесь, ничего не заслужил и именно поэтому Богу легче дать спасение мне, чем другому. Лучше забыть про свой опыт молитвы, умудрения и добрых дел, но чувствовать, насколько каждый день перед Богом - первый. Тогда появляется надежда, что Бог, как и обещал, сделает этот день тем последним днем, в который изольет Духа Своего на всякое создание (Деян. 2, 17).

*

В Евангелии Фомы читается: "Иисус сказал: Старый человек в его дни не замедлит спросить малого ребенка семи дней о месте жизни, и он будет жить. Ибо много первых будут последними, и они станут одним". Примечательное соединение двух фраз: призыва быть как дети (Мф. 18, 3) и призыва не лезть вперёд. Что может сказать младенец старцу? Ничего - и это самый ценный ответ, оптимистический ответ, ибо младенец отвечает главным - тем, что существует и напоминает о том, что не надо путать свой личный конец с концом света. Самое, конечно, примечательное в добавленных словах "и они станут одним" - то есть, последние это не какие-то неблагоразумные дамы, которые будут гореть в аду за опоздание. Старик и младенец - одно, одно человечество. Первые и последние - одно, одна Церковь, и поэтому можно никого не расталкивать, можно и на диване не валяться сверх необходимого.

*

Некоторый огрызок (реферат) притчи о званых на пир в Лк. 14, 10.

То взлет, где посадка

Воскресенье 29 декабря Русская Православная Церковь посвящает памяти "святых праотец", то есть Авраама и его потомков, - тех древних иудеев, с перечисления которых начинается Евангелие, без которых не было в мире Христа. В этот день читается в храмах поучение Господа Иисуса: "Когда зван будешь, придя, садись на последнее место" (Лк. 14,10). Оно относится и к каждому человеку, и к народам; Спаситель, собственно, заговорил о смирении, столкнувшись с гордыней иудейских религиозных лидеров. Гордыня вообще кошмар, а особенно в случае с людьми, действительно избранными Богом. Иудеи были званы Богом, Он им уделил особое место в истории человечества. Место это внешне было, скажем прямо, невзрачным, последнее было место: крохотный народ на крохотном клочке суши. Но какое бы ни было это место, оно было указано Богом, и на этом крохотном клотке суши, в этом крохотном народе родился Сын Божий. Так и в нашей жизни расти духовно означает постоянно отсаживаться подальше от "главы стола", на свое место. Оно всегда "последнее", во всяком случае, каждому всегда кажется, что все остальные люди, достойные и недостойные, сидят удобнее и почетнее. Пускай; если мы усидим в смирении, Бог пригласит нас на первое место в Царстве Небесном, где уже не будет гордыни и самолюбия, и где первое место вмещает всех.

Оп.: Куранты, 1996.


И "будут первые последними": Есть сеть магазинов (английских) "Leader price" — то есть, "лидирующая цена". Разумеется, в них все стоит дешевле, а не дороже, цена отстает. Бывают такие области жизни, где лидировать, быть впереди, вести за собой, означает не опережать, а держаться сзади. И духовная жизнь ближе к коммерции, чем к армии или спорту.

*

В коптском варианте евангелия Фомы нет слов о том, что последние будут первыми. Однако, в этом варианте всё же есть слова о том, что "многие" станут одним. "Многие" - не "двое". Грант и Фридман считают, что тут речь идёт о гностической идее возвращения к первоначальному единству человечества, без деления на пол, возраст и т.п. (Robert M. Grant, David Noel Freedman. The Secret Sayings of Jesus, p. 122-123). Такое единство означает возвращение в прах (ибо что такое "предоление" различий, без которых личность себя не мыслит, как не возвращение в дочеловеческое состояние; единство, конечно, но очень вздорное). Интересно другое: как ни понимать единство, нужно ли для этого и снисхождение первых к последним, и возвышение последних до первых? Про смиренье много песен сложено... Но вот про то, что последние должны стать первыми так же реально, как первые - последними, что-то не очень принято говорить. Всегда находятся способы объяснить, что первых мест должно быть немного. На всех не хватит. Да и вообще - ну что хорошего в первенстве... Тяжёлое и неблагодарное занятие... Мы уж им позанимаемся, помучаемся, а вы радуйтесь, что последние, с вас и спросу меньше... В результате все разговоры о соборности и равенстве сводятся к жонглированию чувствами: а вот я почувствую себя слабым, а ты почувствуй себя высоким... Только руками реально ничего конкретно не трогай! Неужели это Спаситель имел в виду? Тогда какой же Он спаситель - так, психотерапевтик... Нет, последние должны стать первыми - первых мест хватит на всех. У всякого человека есть своё первое место. Кстати, ничто так не мешает стать по-настоящему первым, как погоня за псевдо-первостью... Плох тот солдат, который мечтает стать генералом - призван-то он быть миротворцем... Так что проблема не в смирении, а в творчестве - протрезветь, увидеть мир, каков он есть в очах Божиих, создать - вместе с Создателем - в этом мире место, которое первое, которое твоё, находясь в котором ты будешь вместе со всеми, не выше или ниже, не за и не против. "Первое", "моё", "собственное" - не то, что ты завоевал, а то, что ты создал. Как Иисус - и альфа, и омега, и первый, и последний, не потому что Он с кем-то сливается в экстазе, а потому что Он создал едиственное место - от Вифлеема до Голгофы и пещеры Воскресения.

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова