Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ


Мф. 20, 1 Ибо Царство Небесное подобно хозяину дома, который вышел рано поутру нанять работников в виноградник свой

№121 по согласованию. Фразы предыдущая - следующая.

Проповедь Таулера.

Разделиться или поделиться?

Притча о работниках в винограднике — одна из самых понятных в Евангелии. Она говорит о склонности людей к зависти и о склонности Бога к любви. Понятно, что завидовать плохо, и понятно, что надо любить людей, как Бог их любит (не случайно в православной традиции это чтение в литургии соединяется со знаменитым гимном любви ап. Павла из 1 Кор. 13). Об этом говорили многие мудрецы и пророки. Но понимание и говорение не дают силы. Поэтому притча о работниках в винограднике, если понимать ее как притчу о зависти и любви, это либо очень глупая притча, либо очень непонятная притча. Почему же все-таки нельзя поделить деньги в соответствии с вкладом каждого? Если деньги прообразуют нашу награду на небесах, то разве не различны эти награды, не различны святые, не разнится звезда от звезды?

Не о зависти, не о любви, не о награде говорит Иисус. Он говорит о Себе, а мы все переворачиваем на себя. И в притче о талантах таланты — вовсе не способности человеческие, а Сам Иисус, и здесь "динарий", который был каждому дан, есть не монета, не небесная награда, а Сам Иисус. Поэтому Хозяин, если бы и хотел, не смог бы поделить плату. Поэтому бессмысленно даже ставить вопрос о справедливой дележке.

Разделяется только мертвое, живое -- делится. Живое, если его пытаются разделить, умирает. Это сплошь и рядом происходит в религиозной жизни. Христиане иногда оправдывают свои разделения, с грустью на лице повторяя слова Евангелии: "Разделиша ризы Моя себе". Если бы мы делили ризы, мы бы остались порядочными палачами, вроде римских солдат. Мы же палачи, пытающиеся разорвать в клочья самое Тело Христово — Церковь. Мы готовы признать, что у других христиан есть небольшая правда о Христе, маленький кусочек его Тела, при условии, что за нами признают право на самый большой кусок Христа. У тех есть благодать преемства и таинства, у тех есть только таинства, а у нас и таинства, и благодать преемства, и догматическая безукоризненность — у нас Христа больше! Но Господь не делится, ибо Он — живой. И разделения христиан есть не разделение Христа, а лишь разделения христиан, есть лишь преступление.

Любовь Божия побеждает ненависть человеческую лишь Богочеловеком. Лишь вера в Него — та сила, которая может остановить занесенную над ближним руку. Лишь ощущение Его взгляда, Его дыхания, Его телесного присутствия преображает мир. Господь — жив, Он не делится, Им нельзя поделиться с ближним, можно лишь объединиться с ближним во Христе.

*

В католической традиции (и производных от неё) притча о работниках 12 часа читается в Семидесятое (на латыни Септагезима) Воскресенье - за семьдесят дней до Пасхи, начиная тем самым период сосредоточенной аскезы, подготовку к Великому Посту. В качестве комментария читают 1 Кор 9, 24-27 - проповедь апостола Павла, в которой этот весьма тщедушный человек призывает к духовной аскезе ("аскеза" у греков означала спортивные тренировки). Иеремиас с тоской истинного филолога говорил, что понимание притчи о работниках 12 часа как призыва всем скорее идти работать - неверно (Притчи, 24-25). Если уж думать в этом ключе, притча, напротив, означает: расслабьтесь, Бог каждого призовёт в то время, которое ему угодно. Ему некуда торопиться, у Него впереди вечная жизнь, а не вечное небытие, как у кое-кого. Бог, скорее, зовёт всех не работать, а веселиться (о чём притча про званых на брачный пир). Но христиане ведь ещё и люди. Могут пойти на Божье дело просто так. Вон, атеисты-большевики придумали что: в субботу устраивать бесплатные коллективные подвиги на благо других. Так слово "субботник", ранее обозначавшее только тех, кто в субботу принципиально не работает, стало обозначать именно работу. Правда, принципиально бесплатную, но ведь, когда никто не получает платы, это тоже равенство - кесарево, конечно, антихристово. Христианин, однако, может сделать из этой придумки дело Божие. Может, хватить ждать "призваний"? Пассивное ожидание - когда Бог позовёт - это детское состояние веры. Давно пора идти работать тогда, когда нужно окружающим и себе. Обычно это с утра, причём с раннего. Святой в наши дни не тот, кто в одиннадцать часов вечера начинает вкалывать, а тот, кто в половину одиннадцатого вечера спать ложиться, усталый, но довольный.

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова