Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ


Мф 20 31 Народ же заставлял их молчать; но они еще громче стали кричать: помилуй нас, Господи, Сын Давидов!

Мк 10, 48 Многие заставляли его молчать; но он еще более стал кричать: Сын Давидов! помилуй меня.

Лк. 18, 39 Шедшие впереди заставляли его молчать; но он еще громче кричал: Сын Давидов! помилуй меня.

№124 по согласованию. Фразы предыдущая - следующая.

Матфей говорит широко: народ заставлял молчать нуждавшихся в исцелении. Марк уточняет: "многие". Лука ещё конкретнее: "шедшие впереди", то есть, апостолы. Кажется, что понятнее и вероятнее у Луки: опять берёт верх человеческое самомнение, и те, кому поручено идти и готовить путь Христу, начинают "освобождать дорогу" от всяких возмутителей спокойствия. Чтобы всё было благочинно, достойно Христа и помогало "принять Иисуса". Так оно и до сего дня: средство мешают цели. Именно мешают, но не убивают - во всяком случае, если цель - Бог. Да, апостолы перебарщивают. Они заставляют молчать именно тех, кто должен говорить. Так можно убить всякое желание обратиться ввысь. Так ведь оно может и воскреснуть - как воскресает в слепцах. Да, это трагедия псевдоцерковности: пастухи разгоняют овец, а то ещё и шашлычок из них жарят, чтобы посидеть с Иисусом и приятно поговорить. Только это не трагедия, а трагикомедия, потому что люди всё-таки не овцы, и не волки, а люди. Как ни смущай человека, а всё-таки кричать или не кричать, он сам решит. Если кто-то предпочёл промолчать и стать шашлыком, это его выбор - вот он, комический элемент в этой трагедии. Человека можно упечь на Соловки, но нельзя упечь в пекло гордыни, замкнутости, ожесточения. Даже в ад упекает каждый сам себя и только себя. Каждый сам держит ручку сковородки, на которой будет жариться в аду или подыматься в рай. Допечь можно лишь того, кто зажигает под собой. Не псевдоцерковность - главный враг спасения, потому что и Церкви-то в мире мало, а псевдоцерковности хотя и больше (феномен пены), но всё же в основном человека заставляют замолчать, успокоиться, скиснуть и окостенеть собственные мысли и желания. Мои соображения убеждают меня: да Бог с ним, со зрением, а нам и в темноте найдётся, чем заняться. Можно свечку зажечь и Евангелие почитать - очень будет умилительное зрелище. Зачем куда-то ходить? Но Евангелие читать ради собственного умиления - всё-равно, что читать путеводитель, не собираясь выходить в путь. Чистая порнография духа и самоуслаждение. Не читать, а кричать надо: "Господи, Ты где? Не вижу! Слепой я! Я тут! Ты не туда ходи, Ты сюда ходи! Помилуй меня, чтобы я пошёл!" Вот он - высший и святой эгоизм спасения: не хочу, чтобы меня водили, хочу сам ходить. Не хочу быть на поводке прежде всего у самого, и сильно подозреваю, что если освобожусь от каната греха, то уж грешники с их властолюбивыми ниточками и подавно станут мне не страшны.

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова