Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ


 

Мф 21, 8 Множество же народа постилали свои одежды по дороге, а другие резали ветви с дерев и постилали по дороге;

Мк. 11, 8 Многие же постилали одежды свои по дороге; а другие резали ветви с дерев и постилали по дороге.

Лк. 19, 36 И, когда Он ехал, постилали одежды свои по дороге.

Ио. 12, 12 На другой день множество народа, пришедшего на праздник, услышав, что Иисус идет в Иерусалим,

По согласованию №129. Фразы предыдущая - следующая. Иллюстрации.

Архимандрит Павел Стефанов о символике пальмовых ветвей, 2012.

Одежды имеются в виду, разумеется, верхние. Они же, впрочем, и самые красивые, и самые дорогие. Бывают извращения: под ноги Иисусу бросают исподнее. А как иначе назвать морализаторство и ханжество? А то ещё некоторые повадились бросать под ноги Христа чужие пальто, а собственные объявлять церковной собственностью и на этом основании не бросать, а весьма тщательно оберегать от всяческих посягательств. Полезно помнить, что одежда в данном случае явно - символ того, кто эту одежду носит. Мол, хотели бы сами броситься, но ведь тогда и Ты упадёшь, и нам будет больно, и осёл заревёт. Срезание же ветвей символизирует, видимо, готовность творения склониться перед Творцом. Ведь листья, можно сказать, суть верхние одежды деревьев. Или даже дерев.

Можно попробовать разделить всех людей на тех, кто бросает своё пальто Богу, и на тех, кто бросает Богу пальто природы. Первые, видимо, "гуманитарии", вторые - "естественники". Интроверты и экстраветы. Холерики и меланхолики. Богатые и бедные. Мужчины и женщины. Земляне и марсиане. Люди и ангелы. И все бедные и несчастные, потому что несчастен тот, кто свои отношения с Творцом может выразить лишь бросанием или резанием чего бы то ни было. От этого прямой путь на Голгофу. К счастью, Второе Пришествие откладывается - видимо, Иисус не хочет повторения такого происшествия и ждёт, когда люди научатся встречаться его иначе.

*

ИДЁМ ЛЕСОМ!

Вход в Иерусалим — точнее, встреча Иисуса ветвями деревьев — еще раз напоминает о разнице между современной и древней религиозностью. Современный верующий человек, даже если он (в редчайших случаях) из потомственных верующих относится к религиозным символам и догматам как посетитель музея — к экспонатам.

Даже если богач накупит себе антиквариата, он все равно будет относиться к нему не так, как люди, у которых эти предметы стояли первоначально. Даже если оденет сюртук Наполеона, держаться будет не как Наполеон, а величественнее, подтянутее... Пусть это либеральный верующий, который стремится быть попроще, - его простота будет всё-таки вторичной, искусственной.

Ветки в руках — это обряд, зарезервированный за праздником Палаток («Суккот», «Кущи»). Праздник отмечается после Пасхи. Изначально, конечно, это был просто земледельческий праздник конца урожая, а превратилось в религиозный пикник: все неделю живут в шалашах, «прообразуя собою» скитание по пустыне после Исхода. Спрашивается: что, евангелисты ошиблись, вход в Иерусалим был не перед Пасхой, а на сильно позднее?

Да нет, конечно. Просто и Спаситель, и окружающие спокойно тасуют религиозные знаки. Суккот не просто весёлый праздник, Мессия должен явиться именно на Суккот, говорили пророки. Что ж, если пришёл Мессия, значит, Суккот — и берем вербы, чтобы это продемонстрировать.

Как в анекдоте про спор священника, раввина и муллы о том, чей Бог сильнее.

Священник: «Вот у нас в селе был пожар, я помолился — и вокруг пламя, а наш дом в целости!»

Мулла: «Вот наш корабль попал в бурю, я помолился — и вокруг шторм, а наш корабль не качается!»

Раввин: «Вот я в субботу увидел бумажник на улице и пожалел, что наклониться и подобрать его — это работа, в субботу нельзя. Помолился — и вокруг суббота, а у меня с бумажником пятница!»

Ровно по той же логике Иисус, разговаривая у колодца с женщиной, называет Себя колодцем.

Во время Суккот — настоящего — когда совершался обряд обливания алтаря водой, - и щедро лили, так что было детишкам веселье и брызганье — Иисус называет Себя фонтаном живой воды (Ио. 7, 37).

Та же самая логика, в конце концов, и в Тайной Вечере, в смущающем многих «людоедстве» Причащения. Если Мессия должен накормить голодных, то вот — ешьте! Вы считаете бараний шашлык символом свободы? Тогда Я — бараний шашлык! «Агнец Божий» ведь именно «шашлык Божий», «барбекью Спасения».

Сдвиг символа — нормальное явление. Да, оно далеко не всегда однозначно. Поэтому на Пасху и разыгрывается спектакль с детьми, когда те должны понять, почему семья стоит на маце, а не на бумажнике. Конечно, можно себе представить мир, в котором именно бумажник главный символ, простой и ясный как золотой телец. Но жить в этом мире довольно погано, и зубы, в конце концов, обломаешь. Не верите — спросите у Мидаса, и у Макбета спросите, почему не надо ждать, когда пойдёт лес, а надо ждать, когда люди наломают в лесу веток и пойдут.

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова