Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ


Мф 21, 42 Иисус говорит им: неужели вы никогда не читали в Писании: камень, который отвергли строители, тот самый сделался главою угла? Это от Господа, и есть дивно в очах наших?

Мк 12 10 Неужели вы не читали сего в Писании: камень, который отвергли строители, тот самый сделался главою угла; 11 это от Господа, и есть дивно в очах наших.

Лк. 20, 17 Но Он, взглянув на них, сказал: что значит сие написанное: камень, который отвергли строители, тот самый сделался главою угла?

№132 по согласованию. Фразы предыдущая - следующая.

Фома, 70: Иисус сказал: Покажи мне камень, который строители отбросили! Он - краеугольный камень.


В Новом Завете упоминаются и "краеугольный камень", и "камень по главе угла". В Мф. 21, 42 Иисус, ссылаясь на Писание, говорит о себе как о камне, отвергнутом строителями, но потом положенном во главу угла (то же Мк. 12, 10; в Лк. 20, 17-18 как у Мф., но тут в Син. "слово Писания" переведено как "написанное"). Иисус ссылается на Пс. 117, 22-23: "Камень, который отвергли строители, соделался главою угла: 23 это - от Господа, и есть дивно в очах наших" (а далее идет стих, ставший пасхальным: "Сей день сотворил Господь: возрадуемся и возвеселимся в оный!"). Сложнее всего переводчикам тех народов, у которых вообще не испольщуются камни для строительства домов. У племени цельталь вышло: "Место, где угол дома получает силу". Или "главный столб" (агуаруна). Различие между "краеугольным" и "во главе угла" не так уж существенно, хотя любопытно.

Ясно, что в любом случае речь идет о камне, который кладут в последнюю очередь - то есть, это не в фундамент камень, а потом. Ясно и то, что это камень не обычный, не годящийся для тривиальной кладки, зато очень подходящий для принятия на себя сильного давления. Камень - гадкий утенок. То, что в греческих переводах Ветхого Завета и Нового появляется выражение "во главе угла" - возможно, не случайность; появляются арки, в которых "замковый" камень принимает на себя важнейшую функцию - если он хрустнет, то развалится вся арка. И арка, действительно, напоминает человека: плечи и голова (отсюда "кефаль", "голова" в греческом тексте).

Иисус - не плотник, Иисус - каменщик, Он, видимо, знал случаи, когда споткнувшийся человек разбивал голову о камень и умирал. Поэтому камень для него - как для русского бревно, вещь простая. Поэтому и Петра как основание Церкви он называет камнем -и бесполезно доказывать, что Он имеет в виду Себя или всех апостолов вместе, Он явно имеет в виду именно Петра (другое дело, что из этого ничего не следует конкретного о "полномочиях" преемников Петра). Через сто лет такое же сравнение Церкви и верующих со зданием и камнями использовал автор "Учения двенадцати апостолов". И все же главным камнем остается Христос: Он способен выдержать, поддержать любого. Беда, что не в любое мгновение мы готовы обратиться к Нему за поддержкой.

*

Павлов (2005, 98) отмечает, что в святая святых Храма Соломона хранился камень, который считался краеугольным камнем мироздания. Для еврей "край" - внизу, в фундаменте. Для грека "край" - вверху, где замковый камень держит арку. Иисус, во всяком случае, противопоставляет Себя - живой камень - камням мёртвым, и не только окаменевшим душам, но и камням Храма, коли уж Храм пал жертвой окаменевших душ. Резкость этой антифарисейской эскапады смягчалась, видимо, каламбуром: "камень" - "эбен", "сын" - "бен".

*

Библия несколько раз упоминает нечто "светлое" - "цохар". Это имя нескольких библейских персонажей, это и название некоего камня, не драгоценного даже, а сверхдрагоценного, - камня, в который создатель поместил предвечный, священный свет. Ведь рассказ о творении мира содержит одну странность: Бог сперва создаёт свет, а потом светила. С точки зрения современной физики, это нормально, но евреи не всегда были современными физиками, а современные физики не всегда были евреями. Так и родилась легенда, что свет, предшествующий появлению светил - особый, что благодаря ему Адам мог видеть мир как на ладони. После грехопадения этот свет для Адама и Евы исчез. Мир сразу стал мрачным, Солнце казалось не ярче свечи - впрочем, свечей ещё не было. Маленькую часть предвечного света Бог поместил в камень, который сразу засиял, и ангел Разиэль дал этот камень Адаму на память о рае. Именно об этом камне упоминается в рассказе о потопе, когда Бог говорит Ною "Помести Цохар в ковчеге" (Быт. 6, 16). Впрочем, "цохар" можно понимать тут буквально - и тогда читать: "устрой свет в ковчеге" - в смысле, сделай окно. (В синодальном переводе: "сделай отверстие в ковчеге"; возможность двойной интерпретации упоминает уже Раши, склонявшийся к версии камня). Не стоит говорить это Биллу Гейтсу, но "виндоус" можно в Израиле локализовать как "цохар". Этот камень Иосиф вделал в чашу, которую прозвали "гадательной" (Быт 44,5) Моисей извлек Цохар из гроба Иосифа и поместил в Скинии, назвав его "Нер Тамид" - "Вечный свет". Цохар и хранился в Святая Святых Храма Соломона. Благодаря этому камню Храм светился изнутри.

Вопрос, на который невозможно ответить: знал это предание пророк Исайя или нет, когда писал: "Посему так говорит Господь Бог: вот, Я полагаю в основание на Сионе камень, камень испытанный, краеугольный, драгоценный, крепко утвержденный: верующий в него не постыдится" (28,16). Точно можно сказать, что Иисус эти слова знал - Иисус знал Писание не хуже Петра, а Пётр цитировал Исайю: "Ибо сказано в Писании: вот, Я полагаю в Сионе камень краеугольный, избранный, драгоценный; и верующий в Него не постыдится. Итак Он для вас, верующих, драгоценность, а для неверующих камень, который отвергли строители, но который сделался главою угла, камень претыкания и камень соблазна, о который они претыкаются, не покоряясь слову, на что они и оставлены" (1 Петр 2, 6). Павел тоже назовёт Иисуса краеугольным камнем (Еф. 2,20). Пётр цитирует не только Исайю, он цитирует и псалом, в котором упоминается отвергнутый строителями камень - цитировал эту строчку и Иисус. Это соединение двух образов в один - чрезвычайно естественно для любого человека с мало-мальски развитым поэтическим чувством. Такое соединение не обедняет, а, напротив, обогащает образ. Появляется третье измерение. Камень - не только свет, не только завершение арки и основание дома, камень начинает двигаться и дышать, у него появляется своя воля. Камень становится хлебом, верующие становятся живыми камнями.

Цохар - камень, очень напоминающий драгоценность из сказочной эпопеи Толкина. Типичный идол - нечто внешнее, что может оказаться в дурных руках и всё же действовать. Страшный сон оружейников, пацифистов. И церковных юристов - вдруг антихрист будет канонически правильным священником или даже епископом. Иисус - камень, в котором нет даже материальности света. Иисус призывает строить "дом на камне" (Мф. 7, 24)- и тут "камень" - это всего исполнение Нагорной проповеди. Собственно, из-за таких призывов Иисуса и распяли - ведь Его обвиняли в призыве разрушить Храм Соломонов. Конечно, дом на камне - это прекрасно. Только если камень - это слово... Может, лучше всё-таки на песке? Слово - оно ведь меньше песчинки, которая в конце концов, есть тоже камень, и даже самый прочный из всех камней, потому что песчинка - это камень, переживший все испытания, освободившийся от всего сколько-нибудь ненадёжного и слабого. Строить на слове - всё равно, что строить на свете. Замечательный выйдет дом! Может быть, не очень шикарный, зато вечный, просторный и уютный.

 

 


 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова