Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ


Мф, 22, 5. Но они, пренебрегши то, пошли, кто на поле свое, а кто на торговлю свою;

№132 по согласованию. Фразы предыдущая - последующая.

Евангелие от Фомы: Он пошел к первому, он сказал ему: Мой господин приглашает тебя. Он сказал: У меня деньги для торговцев, они придут ко мне вечером, я пойду (и) дам им распоряжение: Я отказываюсь от ужина. Он пошел к другому, он сказал ему: Мой господин пригласил тебя. Он сказал ему: Я купил дом, и меня просят днем. У меня не будет времени. Он пошел к другому, он сказал ему: Мой господин приглашает тебя. Он сказал ему: Мой друг будет праздновать свадьбу, и я буду устраивать ужин. Я не смогу прийти. Я отказываюсь от ужина. Он пошел к другому, он сказал ему: Мой господин приглашает тебя. Он сказал ему: Я купил деревню, я пойду собирать доход. Я не смогу прийти. Я отказываюсь. Раб пришел, он сказал своему господину: Те, кого ты пригласил на ужин, отказались.

Лк 14 18 И начали все, как бы сговорившись, извиняться. Первый сказал ему: я купил землю и мне нужно пойти посмотреть ее; прошу тебя, извини меня. 19 Другой сказал: я купил пять пар волов и иду испытать их; прошу тебя, извини меня. 20 Третий сказал: я женился и потому не могу придти. 21 И, возвратившись, раб тот донес о сем господину своему.

№106 по согласованию. См. Мф. 19, 29 (об оставлении родных)

Только Мф. Но та же притча у Лк. с другим окончанием (убийство не желавших прийти).

Важно не вычитать в притче того, что в ней нет. А нет в ней осуждения дел. Может быть, Иисус осуждал суету, но не в данном случае. Ведь речь идет не вообще обо всех торговцах и крестьянах, а о тех, кто был позван - и отказался. Был предупреждён - и, видимо, дал согласие. В конце концов, обещая прийти на свадьбу, человек вводит устроителей свадьбы в расход. Куплена еда, вино, - и куда все это девать? Еда ведь протухнет. Почему тогда устроитель пира бросается в крайность и зовёт голытьбу, а не каких-нибудь других знакомых и соседей? Да потому, что у нормальных людей всё уже расписано, их для того и предупреждают, чтобы они могли напрячься и сделать заранее то, что надо было бы делать в назначенное время. Кто ничего не делает, может гулять в любой момент. В этом смысле притча опять - о том, что Царство Божие для люмпенов и проституток, а не для буржуа. И всё-таки главное в ней - о том, что Бог не хам и приходит не вдруг, а предупреждает, и Бог заслужил, чтобы с Ним обращались соответственно. Правда, многие спросят: "Это когда меня предупреждали? Звали?! Что, погромче нельзя было?" Иисус на этот вопрос не отвечает. Он исходит из того, что приглашение сделано каждому так, что недоразумений быть не может. Как к этой уверенности - точнее даже, самоуверенности - относиться, каждый решает сам.

*

Кажется странным, что кто-то отказался пойти на такой пир - хотя бы снобизм должен был побудить идти. Однако, гордыня - самый сильный порок, но не самое сильное чувство. Голод - сильнее, жажда жизни - сильнее. Представим себе, что посольство США в 1937 году устраивает в Москве приём. Позовут всех членов Союза писателей, всех работников Наркомата тяжёлой промышленности и т.п. Многие, кого и не пригласят, будут искать возможности прийти, но большинство приглашённых откажутся. Если придут - их же на следующий день арестуют как американских шпионов. Так и с Богом. Иисус так часто полемизирует с чересчур религиозными людьми, что забывается: большинство и в Его время были вероисповедания пофигистианского и эгоистианского. Ни один из героев притчи не фарисей, никто не отправляется в храм. Все - "деловые люди". Они живут по пословице "Владыка нам не шьёт, не порет, а пить-есть надо". Они будут лезть на совсем другие фуршеты - где можно повстречать инвестора или оптового покупателя. Они подданные совсем другого царя, который их, правда, не защитит в критический момент. Но собственну. смерть в бизнес-планы обычно не включают.

*

Образ застолья, праздничного пира сопровождает Иисуса с чуда на свадьбе в Кане до отказа от чуда на Тайной вечере. Да-да, Тайная вечеря - вовсе не чудо, это важно. "Сие есть Тело Мое" - не фокус по превращению хлеба земного в хлеб небесный, это вопль отчаяния: "Отец Меня оставил, Я возвращаюсь к Нему на Крест и оставляю вас, не беру вас умирать со Мною, но оставляю вам Себя, чтобы вы жили".

А зачем, собственно, собирают застолье? Вот человек созывает гостей на свадьбу сына - это кому нужнее, гостям, сыну, Отцу Жениха? Вопрос о смысле отсюда: если мы Богу ненужны, тогда Он, понятно, спокойно смотрит на наши страдания, а если мы Богу нужны, то какой же Он Бог? Всемогущий, всеведущий, значит - никто Ему не нужен.

Рассуждая так, человек лишь сообщает миру, что если бы он был богом, то послал бы всех куда подальше и наслаждался бы Своим всемогуществом в одиночеством и любил бы самого себя, единого в разных, но одинаково симпатичных лицах.

Всем одинаково нужен пир! Он даже жениху и невесте нужен, хотя они как раз без него спокойно обошлись бы. Не нужда создаёт любовь, любовь вообще ничем не создаётся, но любовь сама всё создаёт - в том числе, нужду, нужду в любимом.

Вот почему апостол Павел приравнивает жадность к идолопоклонству (Кол. 3,5 - читалось с этим текстом Луки из-за "рождественской преступки" в 2011 г.). Мог бы и брак назвать идолопоклонством, потому что поклоняется мертвечине всякий, кто не принимает приглашение Божие на пир. А есть, есть такие браки, которые эгоистичны, хотя не всякий брак таков, как и не всякий бизнес - эгоистичен, слава Богу.

В минуту отчаяние, в состоянии атеизма, люди обзывают Бога тщеславным эгоистом, который жить не может без человеческих славословий. Ага, а жениху невеста нужна для разрядки полового напряжения? Очень странный, кривой и затратный способ при наличии массы более простых, от футбола до футурологии.

Любовь не удовлетворяет, праздник не удовлетворяет, напротив, они расширяют жажду, снимают сытость. Брюхо набивать извольте дома, а на Божьем пиру хватайте Нехлеб Единый, которым жив человек. Любовь побеждает сытость ненасытностью.

Жаждать Бога больше богатства. Жаждать хозяина пира больше пира. Любовь иссякает, если мы не стремимся к истоку любви, а исток любви - Творец. Он важнее истока Нила, потому что у любой реки много источников, а у человечества один. Бог наделил нас Своей способностью любить, Своей способностью раскрываться для другого, не исчезая, способность неслыханная в материальном мире.

Даже любовь к людям вторична в сравнении с любовью к Богу, вот почему Лев Толстой недолюбливал филантропию, вот почему апостол Павел бранил дела, хотя и призывал к ним. Главную потребность голодного мы так же не можем удовлетворить, как главную потребность сытого, потому что эта потребность - не еда, а Бог. Какое счастье, что Бога не надо насаждать и поливать (что бы ни говорили люди, которые просят деньги на миссионерство). Достаточно раскрыться Ему, стремиться к Нему, прийти к Нему.

Чтобы не стать званым, который уклонился, надо стать зовущим, призывающим, жаждущим - и не переставать им быть, потому что именно в этом радость вечности. Быть вечно сомневающимся, хмуро молчащим и прикидывающим, а есть ли Бог - это вечные муки, быть вечно врезающимся в жизнь Божию, вечно пересаживающимся на Божием пиру всё ближе и ближе к Недостижимому - это единственный доступный человеку вечный двигатель.

1726

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова