Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ


Мф 23 5 все же дела свои делают с тем, чтобы видели их люди: расширяют хранилища свои и увеличивают воскрилия одежд своих;

№134 по согласованию. (Лк. - №60). Фразы предыдущая - следующая.

В Евангелии от Луки этой фразы нет, хотя есть предшествующая ей - где Иисус упрекает ханжей в том, что они от других требуют многого, а сами этого много не исполняют. Кажется, что фраза изначально нужна, потому что она парная по смыслу, без неё упрёк не то чтобы теряет смысл, - становится несмешным, а это хуже бессмысленности. Ну да, двойной стандарт и лицемерие, другие брёвна таскают, а сами и спичку не потянут. Э нет! Эта фраза придаёт всему комический оттенок: ханжи специально изготавливают для себя бремена удобоносимые. Вроде надувных брёвен. Если бы Иисус обращался к некоторым современным ханжам, Он бы высмеял огромные храмы, Библии с золотым обрезом, наперстные кресты, белые воротнички духовенства ("хранилища" - это филактерии, коробочки с молитвенными текстами, во время молитвы прикрепляемые к голове; у моего дедушки такие валялись без употребления в ящике письменного стола)... Всё это подаётся как наглядные пособия для верующих, символы-цимбалы, а по сути - компенсация за своё ничтожество. Иисус нательного креста не носил - Его крест носил...

*

По проповеди 13 сентября 2014.

В православном богослужении проповедь Иисуса об одежде читается вместе с проповедью Павла о доме (1 Кор 4, 1-5). Отчуждение от Бога во имя Бога сравнивается с домом и с одеждой.

Павел призывает быть верными служению Божьему делу, таинственному и великому – и сравнивает христиан с экономами, управителями дома. Хороший эконом, говорит Павел, «верен». Под «верностью» понимается, конечно, максимальная доходность в сочетании с максимальным порядком. Если просто выжимать все соки из работников – это обман хозяина. Если весь доход направлять на украшение дома – а хозяина-то нет, это в Евангелии обязательная часть метафоры, Бог медлит с возвращением в собственный дом – так и это будет измена Хозяину, ради своего глупого тщеславия.

Отчуждает не всякая форма, а гипертрофированная. Как определить, где граница? Веровать – то есть, вглядываться в Бога, молясь Ему. Тогда уже и сейчас мы заметим, что дом, который нам поручен, похож на домик Карлсона. Мир нашей ответственности, наших горизонтов, кажущийся нам огромным, всего лишь крохотная деталь мира Божьего. Принять это, не пыжиться. Гордыня ведь именно сопротивляется представлению о себе как о малой частице – для того и наращивает оперение, будь то жильё или одежда. Красота не в размере. Велика Федура, да дура. Неужели оправа значимее бриллианта?

Парадоксальным образом, чем больше человек заботится о парадной части, тем больше у него грязи в частях не столь парадных. Вот апостол и грозит: ужо придёт Господь и «осветит скрытое во мраке». В том и беда всякого триумфализма, напускного величия, что гламур в одном месте достигается ценой жуткой, пакостной аморалки в разных закоулках жизни. Если кто-то (за исключением павлина) распускает хвост, то уж точно для того, чтобы спрятать какую-то гадость. Гламур, ханжество – это яркий свет вовне и сумерки, мерзость запустения в сердце.

Евангелие – благая весть о том, что возможна гармония формы и содержания. Можно и снаружи быть чистыми, и внутри. Можно всё успеть. Да, жизнь – тришкин кафтан из шагреневой кожи, но если с Богом, этим неописуемым Расширетелем и Ускорителем, то даже в смертный час, когда уже будет шуршать последняя страница первого тома, мы успеем сказать, что есть Бог, есть время прожить жизнь, не по-пластунски переползая поле, а строя на Боге дом, в котором и другой сможет найти себе отдых, сшивая разорванное, штопая порваное и экономя на кистях с глазетом, чтобы дом был меньше похож на гроб и больше – на дом. А себе, верующим, отдельно скажем, что как никому не нужен второй том без первого (мудрая мысль бравого солдата Швейка), так не нужно и Богу, чтобы на земле изображали Царство Божие, вполне достаточно, если мы будем на земле земными, не ангелами, не небожителями, а просто людьми. Но уж людьми, не какими нас тщеславие и суетность создают, а какими нас Бог создал.

У одного человека из десяти (как минимум) чувство юмора обязательно отсутствует. Это не криминал! Христа распяли люди с чувством юмора - вон, солдаты с ним играли в угадайку, Пилат остроумничал, Каиафа веселился... На Страшном суде у них будет такое же оправдание, как у многих наших современников: "Я пошутил!" Бог ответит: "Я сейчас тоже пошучу!"

Человек с ослабленным или отсутствующим чувством юмора, конечно, должен за собой эту черту знать и, соответственно, осторожно читать Евангелие. Вот эта фраза - чистый юмор. Шарж. И в качестве комментария вполне уместен анекдот.

Три подруги делятся женскими секретами.

- Мой любит, когда я в кровать ложусь, ничего не одевая.

- А моего коротенькая ночнушка очень заводит.

- А у меня на ночную рубашку шесть метров уходит.

- Да ты что?!

- Ну да, он же у меня научный работник, ему важен не результат, а процесс поиска.

Христианский привет ханжам!

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова