Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ


 

Мф 23 30 и говорите: если бы мы были во дни отцов наших, то не были бы сообщниками их в [пролитии] крови пророков;

№134 по согласованию

Лк. 11, 48 сим вы свидетельствуете о делах отцов ваших и соглашаетесь с ними, ибо они избили пророков, а вы строите им гробницы.

№60 по согласованию. Стихи предыдущий - следующий.

Весьма достойное заявление. Между прочим, не тривиальное. В России по сей день преобладает иная точка зрения: "Если бы мы жили в то время, мы бы поступали бы так же, так что не надо никого осуждать". Не человек делает время, а время делает человека. Иисус делает из этого вывод странный до экзотичности, вполне талмудический в худшем смысле слова: кто говорит, что не согрешил бы подобно отцу, тот ещё не порвал с отцом. Вот если бы сказал: "Те, кто проливал кровь пророков, нам не отцы", - было бы глубже и искреннее. Шокирующе, но это ведь у Иисуса постоянная тема: будешь хоронить отца - похоронишь себя (Мф. 8, 22), оставь отца и мать, люби Меня больше отца и матери... Если бы Иисус этим бы и ограничился, был бы психопат и подлец, так ведь Он же дальше шёл: возьми крест, погуби свою душу, умри, как зерно умирает в земле... Отречься от отца - не чтобы остаться жить наглым самозванцем, а чтобы затем и от себя отречься, чтобы умереть. Зачем умирать? Зачем совершать отцеубийство, а затем и самоубийство? А затем, чтобы не убить пророка... Всякое убийство вдохновляется в той или иной форме инстинктом самосохранения, просто под "само" понимаются часто и дети, и соотечественники, и просто "нормальные люди". Так вот, ну его - самосохранение. А то как бы под лозунгом самосохранения не убить - да, того, кого так долго ждал. А как не убить Спасителя? Ждали Спасителя - средство, а оказалось Спаситель - цель. Спаситель не выполняет все желания, а предлагает Себя в качестве единственного Желанного. Нет, такие Спасители не нужны, пусть уж превращается в цель буквально - в цель для копья солдата.

*

См. Смысл смерти.

Врач М.Осипов подметил, что оплакивание покойника успокаивает нечистую совесть плачущего. Говоря высоким стилем, человек, который стремится соблюсти до крохотулечки "всё, что надо", использует религию в компенсаторных целях:

"Мужчина, заботящийся о близких, — редкость, и тем большее уважение он вызывает. Одного из них, Алексея Ивановича, я лечу — он добился, чтобы жене пересадили почку, продал всё, что у них было, потратил сорок тысяч долларов. Обычно иначе: Бог дал — Бог взял, девять дней, сорок".

"Любовь не ищет своего" - в том числе, своего покоя. Любовь, потерявшая любимого, страдает, а не спрашивает о смысле страдания и уж подавно не беспокоится о том, нужно ли выносить покойника пятками или лысиной вперёд, варить кутью, бросать землю правой ладонью или левой ногой. Точно так же не любовь организует пышные свадьбы, а психологические проблемы родителей.

Священники часто сталкиваются с разросшейся наподобие раковой опухоли суеверностью людей, которые в храм заглядывают лишь отпеть покойника. Попытка хоть немного подправить своеобразный пыл таких людей, объяснить, как надо "по-христиански", вызывает стресс, гнев, шок.

Тут сталкивается Небо и земля, Бог и род - Бог, желающий поднять, оживить умершего, и род, желающий освободить квадратные меры для младой жизни, а потому нетерпеливо подталкивающий каждого к могиле - кто послабее, тот да уйдёт со сцены поскорее.

*

Освенцим - катастрофа вовсе не из-за газовых камер, не из-за того, что сотни тысяч людей превратились в пепел. Освенцим катастрофа, потому что там был замучен и этот человек, и тот человек, и ещё один, и ещё один. А уж сожгли, без погребения оставили - не имеет значения. Надгробие, саркофаг, мавзолей, - всё это, прежде всего, нечто мёртвое. Этим мавзолей похож на любого языческого идола. Первая черта идола - он претендует быть живым, но он мёртв. Не идол, конечно, претендует - идолопоклонник. Если тот, кто склоняется перед иконой, не считает её живой, он не идолопоклонник, а реставратор или верующий, а может, и реставратор, и верующий. Те люди - не будем показывать пальцем - которые сделали идола из гробницы Авраама в Махпеле, убивают людей из-за неё, обожествляют землю и государство вокруг неё - это идолопоклонники, восставшие против Бога Авраама. Что лучше: убить человека или сделать из него кумира? Оба хуже! Кто согласился быть кумиром, тот самоубийца и убийца одновременно - омертвляя себя, омертвляет и других. Убийца тот, кто делает идола из Библии, из Христа, из Богородицы. Ну, Бог милостив - может и это простить, если Ему не мешать...

*

Физик понимает, что между ним и объектом стоит его субъективность, а вот филолог часто не понимает. К сожалению, это относится и к «новозаветникам». 90% всяческих «реконструкций первоначального ядра» есть просто торжество субъективности, реализация взглядов, сформировавшихся до изучения текста. Было три крупных волны такой субъективности: волна «социальная», когда самыми-самыми объявлялись слова Иисуса, созвучные Манифесту компартии (есть и такие), волна «апокалиптическая» и – в наши дни – волна убогого морализма на уровне журнала «Ридерз дайджест».

Собственно, то, что именуется «массовой культурой» и есть попытка культуры среферировать себя самое. Попытка заведомо абсурдная, ибо культура по определению есть цветение и взрыв. Нельзя считать рефератом взрыва динамитную шашку, тем более - воронку.

Впрочем, почему «нельзя»? Есть же люди, которые считают могилу рефератом жизни и живут – в том числе, делают всякие сомнительные поступки – только для того, чтобы надгробие было украшено «академик», «от безутешной вдовы и детей» и т.п.

Если уж выделять у Иисуса какие-то «личные характеристики», то прежде всего это явная могилофобия. Или даже похоронофобия. Запретить человеку участвовать в похоронах отца – это нетривиально! (Кстати, это никак нельзя объяснить ни эсхатологией, ни «нуждами первохристианской общины» и прочими благоглупостями). Самое же, возможно, любопытное: «сим вы свидетельствуете о делах отцов ваших и соглашаетесь с ними, ибо они избили пророков, а вы строите им гробницы» (Лк. 11, 48).

По логике – прямо наоборот. Чекисты убивали, а мы Соловецкий камень, значит, мы против чекистов! Но для Иисуса и Соловецкий камень – камень, закрывающий выход из гробницы. У Спасителя точка отсчета другая, что для нас вход, для Него выход.

Поразительно, что современные иудеи и христиане - многие, мягко говоря – очень любят строить гробницы, почитать гробницы, молиться у гробниц. Отсюда и нервное отношение к Мавзолею – мол, «неправильная гробница». А Мавзолей плох не тем, что там плохой человек, а тем, что он не на месте – Красная площадь место для кучи мелких торговых лотков и гулянья. Бог даст, когда-нибудь это вернется.

Любопытно, что те, кто набожно молятся у могилы Авраама и прочих, не замечают, что Авраам сам-то у могил не молился. Более того, он преспокойно отчалил от могил предков – отчалил к Богу. И нигде в Библии нет молитв у гробниц, отношение к гробницам либо прагматическое – деньги плочены, земля дорогая, надо держать обеими руками, либо ироническое: стройте-стройте, все это мыльные пузыри. Ну а какое еще может быть отношение, если все рабство египетское – сооружение пирамид.

Могила – нолик, распятие – крестик. Крест – вот реферат взрыва. А где реферат воскресения? Где-где… Посмотри в зеркало… Если не ты, то кто же…

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова