Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ

Мф 24 14 И проповедано будет сие Евангелие Царствия по всей вселенной, во свидетельство всем народам; и тогда придет конец.

Мк. 13, 10 И во всех народах прежде должно быть проповедано Евангелие.

№137 по согласованию - стихи предыдущий - последующий. Ср. об удерживающем в 2 Фес. 2,7

В греческом (а другого нет) "народ" - "этни". Понять можно двояко: то ли речь идёт о том, что прежде Суда о Христе должны услышать все неевреи. "Народы" в Библии обычно как в русском "немцы" - все посторонние. А "евреи" - не народ. Евреи - это... Евреи это евреи! Как в России - то объявят население страны "советским народом", то "россиянами", то заявят, что все жители России - "русские", даже если они татары или чукчи, и нечего сопротивляться... Смысл один: русские - не народ. Русские - это... Русские это русские! Вот это и есть мессианство, которое успешно конкурировало с Мессией у самых разных народов, когда они были хворенькими. Есть второй вариант перевода: "во всех странах". Кроме Израиля, конечно. Израиль - не страна. Израиль - это ого!

Таков общечеловеский эгоизм. Каждый считает себя пупом земли, а других - чем угодно (головой, руками, ногами), но не пупом. Пуп может быть лишь один. Я - это я, а остальные - не я. Я - ого! А остальные - народы. Ничего личного! Личное - всё моё. Остальные хорошие, достойные, дай им Бог здоровья, но остальные - не та категория, что я.

Иногда эта логика приводит к тому, что себя надо объявить именно народом. Если немец вдруг считает, что "народ", "фольк" - это лишь немцы, а цыгане, евреи, русские - не народ, тогда и еврей должен объявить себя именно народом, фольком. А немцы? Ну, ясно, что они тогда - не народ...

Именно это и есть самый страшный грех (с точки зрения немца Канта, но Кант обычно прав): манипуляция человеком. Вы занимаетесь своим делом, совершенно не думаете о Владимире Ильиче или Адольфе Алоизыче, ощущая себя математиком, шахматистом или сексуальным гигантом, и и вдруг Вам приходится отвлекаться и решать, немец Вы, еврей или китаец. Потенция пропадает, формулы вянут, шахматы раскатываются, и остаётся несчастное огрызающееся существо, у которого попросили прикурить, чтобы дать прикурить.

В сущности, такова вся мировая история после грехопадения - человек на две пятых живёт, реагируя на манипуляции окружающих, на две пятых - манипулируя другими, и только на одну пятую собственно живёт. Когда спит или когда молится.

Любопытно словечко "сперва". Ведь и его перетолковывали так, что оно относится не ко времени Суда, а означает, что проповедь Евангелия - на первом месте (Братчер, 2001, с. 434). Иначе можно докатиться до того, что эту фразу объявить подложной, позднейшей вставкой, объясняющей, почему Суд никак не наступает. В наши дни это уже "гнилая отмазка". Благодаря усилиям миссионеров XIX-XX веков не осталось такой глуши, где бы не проповедовали Евангелие. Так что пора бы начинать...

К счастью, есть ещё слово "проповедовать". Что оно означает? Неужели те скучные конвейерные словеса, которые выдували и выдувают христиане, словно персонажи комиксов - пузыри? Если это - "проповедано", то надпись на заборе - "Война и мир". Две тысячи лет проповедуем, две тысячи лет несём впереди себя забор, и проповедь наша подзаборная - "понеже бо благочестие его со властию сопряжено", как саркастично выразился преподобный Нестор о князе Владимире. Причём забор нематериальный, но действенный - все эти запреты, властные конструкции и т.п., а проповедь - материальная, но бесполезная. Ну, ещё не конец!

*

Теологи сопоставляют эти слова с учением апостола Павла об "удерживающем":

"откроется человек греха, сын погибели, противящийся и превозносящийся выше всего, называемого Богом или святынею, так что в храме Божием сядет он, как Бог, выдавая себя за Бога ... ныне вы знаете, что не допускает открыться ему в свое время. Ибо тайна беззакония уже в действии, только не совершится до тех пор, пока не будет взят от среды удерживающий теперь. И тогда откроется беззаконник, которого Господь Иисус убьет духом уст Своих и истребит явлением пришествия Своего" (2 Фес. 2, 4-8).

Между двумя текстами - пропасть. Павел отличен от Христа и в целом, и в частностях.

Спаситель говорит о "лжехристах и пророках" - во множественном числе, Павел - о каком-то одном "сыне погибели".

Спаситель говорит о "запустении в Храме", Павел - о Храме, в котором не мерзость и не запустение, а выдающий себя за Бога наглец. Уж у таких наглецов не бывает запустения - наоборот, толпы, гламур, "алтарь уж полон; ризы блещут; // амвон и клирос, - всё кипит".

Спаситель утешает - "пошлю вам Утешителя", Павел пугает - "отберется удерживающий".

Спаситель изображает Себя вторым ноевым ковчегом, который - в отличие от Ноя - сможет спасти как минимум половину человечества ("две мелющие в жерновах: одна берется, а другая оставляется"). Павел изображает Иисуса кровавым мстителем, совершающим "отмщение не познавшим Бога и не покоряющимся благовествованию". Для Иисуса "мстители" - это римляне. Иисус вообще предельно конкретен и прагматичен, Он не хочет спасать камни, но спасти горстку иерусалимских христиан, скомандовав "бегите в горы", Ему важно, пусть даже в истории они не сыграют никакой выдающейся роли. Люди же!

Самое же главное - в Евангелии нет никакого "удерживающего". Загадочная фигура, о которой Павел пишет много - вот он сейчас "удерживает", а потом исчезнет, и тут-то начнётся... Различие с Иисусом не в том, что для Иисуса не существует никакого "удерживающего", а на более глубоком уровне.

Для Павла окружающий мир - кошмар, чужаки, растлители, в общем, типичный комплекс фундаменталиста. Вокруг враги, одни враги! Да и не в том дело, что Павел фундаменталист, а в том, что Павел - христианин. А Иисус - Христос! Когда Иисус пугает мерзостью запустения - не страшно, я даже успокаиваюсь. Когда Павел утешает удерживающим, я пугаюсь, начинается невроз.

Для Иисуса даже римляне - не враги. Нигде, ни единым словом. Кесарь - ну, кесарь, ему кесарево. Окружающий мир, конечно, лежит во тьме, но он - не тьма. Бог во плоти - как зрячий в ресторане для слепых. Все вокруг наслаждаются едой, а Он видит убогость обстановки, гвозди кое-где прямо из полу торчат остриями вверх, грязь неимоверная... А ведь здание и интерьер - ого-го, Он же сам и проектировал, и строительство курировал... Да что гвозди! Опаснее всего посетители, слепенькие. Слепые-то слепые, а как ближнего уязвить и обидеть, так на это мы все очень даже зряченькие. И никакого удержу!

Был бы "удерживающий", не надо бы бы непрестанно-монотонного "возьми крест свой", "враги человеку домашние его", "брат на брата". Что уж там имел в виду апостол Павел - Бог весть. Вот как поймем, что такое "люби ближнего, как Бог тебя любит", так сразу можно переходить к анализу Павла. Но ведь до этого пока еще очень и очень далеко...

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова