Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ

Мф 24 28 ибо, где будет труп, там соберутся орлы.

№137 по согласованию - Фразы предыдущая - следующая.

Лк 17, 37 На это сказали Ему: где, Господи ? Он же сказал им: где труп, там соберутся и орлы.

№113 по согласованию. Фразы предыдущая - следующая.

Лк 17, 37 На это сказали Ему: где, Господи? Он же сказал им: где труп, там соберутся и орлы.

Понятно, что тут Иисус цитирует поговорку. Непонятно, что имеется в виду. Контексты чуть разные. И у Матфея, и у Луки эта фраза - в описании Второго пришествия, но у Матфея она отвечает на вопрос "где будет мессия", а у Луки - у Луки как-то странно, потому что о Мессии у Луки последняя фраза - ст. 24, а потом идёт ещё набор фраз, которые у Матфея совсем в других сочетаниях, и, наконец, о том, что из двух землепашцев один будет спасён, а другой погибнет. Во втором можно предположить, как делает Рейлинг, что "где" - это реплика "другой оставится". Где будут "оставленные", "неспасённые"? В какой преисподней? Ответ выходит предельно чётким и поэтичным: преисподнюю не увидать, на то она и преисподняя, а вот крылатых чертенят нельзя не заметить. Над мёртвыми духом парят мёртвые духи.

Чересчур поэтично. Логичнее предположить, что первоначальное место фразы - у Матфея, сразу за словами о том, что пришествие Иисуса нельзя будет не заметить, что оно будет как исполинская молния, освещающая и небо, и землю. Тогда и поговорка про стервятников получает вполне приземлённый смысл - нельзя не заметить стервятников, которые кружат над трупом. Акцент на "нельзя не заметить", а конкретный пример в идиоме превращается в прилагательное. Конечно, надо учитывать, что распространённое в современной европейской культуре табу на упоминание и обсуждение всего, связанного со смертью, с разлагающейся плотью - явление достаточно недавнее, возникшее не ранее XIX столетия. Сегодня Иисус сказал бы "ясно, как дважды два". "Мессию так же нельзя будет не заметить, как нельзя не заметить танк, въезжающий в ваш автомобиль".

Образы, правда, получаются всё какие-то трагические, триллерные, разрушительные: молния, труп... Вроде бы Спасителя обсуждаем, а выходит какой-то, напротив, уничтожитель-терминатор. Но ведь спасают кого-то от чего-то или от кого-то, носителя какого-то порока? Что, нет плохих людей? Всё зло от Бога или от сатаны - или от обстоятельств, а люди ни при чём? Отличная отмазка! Я не я, лошадь не моя, развод не мой, мопед не мой, схалтурил в работе не я, недосолил суп не я... Господи, как же легко это увидеть на других - вот эту трупность, окоченелость... Как живёт человек и с годами всё надувается от гордости и самомнения - и университет-то он окончил, и до завкафедрой дорос, или миллиардером стал... А что всё это не от большого ума, а от большого конформизма или от большой подловатости - это как бы забыть. Только отчего ж это над моею головою вьётся чёрный ворон... Отчего это от меня падалью пахнет... Спасителя нельзя будет не заметить, погибшего нельзя будет не унюхать, и уже заметно, и уже воняет.

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова