Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ

Мф. 25, 21 Господин его сказал ему: хорошо, добрый и верный раб! в малом ты был верен, над многим тебя поставлю; войди в радость господина твоего.

Лк. 19, 17 И сказал ему: хорошо, добрый раб! за то, что ты в малом был верен, возьми в управление десять городов.

Лк. 16, 10 Верный в малом и во многом верен, а неверный в малом неверен и во многом.

№138 по согласованию. Фразы предыдущая - следующая.

Комментарий о верности Ефрема Сирина (или Макария Великого...).

Далеко не всякая верность и не всегда может расти. Многое зависит как от предмета верности, так и от верующего. Верующий должен быть способен расти, предмет верности должен быть способен увядать. Если человек верен физике, но человеку 90 лет, то не стоит делать его руководителем крупного физического института, а если он уже руководит им - пора отправлять на покой. Ибо человек в девяносто, увы, увядает аки цвет сельный. Вот физика не увядает - она ведь цветок искусственный, в отличие от физического мира. Поэтому страсть к физике может оказаться таким идолом, от которого невозможно отказаться. Энтузиаст физики вряд ли станет героем веры Христовой - у него просто внимание на другом сосредоточено. А вот деньги, как ни странно это звучит для нищих, таким свойством не обладают. К богатству можно привыкнуть, богатство может даже надоесть и стать противным, в общем - деньги ссыхаются (в отличие от науки), они становятся малым в глазах человека, и он получает возможность - всего лишь возможность! - стать верным в большом. Царство Христово больше похоже на деньги, чем на науку, поэтому Иисусу было легче с богачами и налоговиками, чем с фарисеями, поглощёнными наукой святости.

НЕВЕРНОСТЬ ВО МНОГОМ

Неверный в малом — неверен будет и во многом. Это, конечно, «народная мудрость» со всеми своими слабостями. Очень часто неверный в малом становится верным и надёжным человеком, если в него поверить и доверить ему многое. Классический пример — Макаренко доверил воспитаннику из бывших воров крупную сумму, и тот буквально воскрес духом: «Мне доверяют!» Трагизм греха чаще — когда верный во многом оказывается неверен в малом. В Бога верует, а жене не доверяет. Жена бросает мужа, чтобы воспитать ребёнка — хотя муж, который навсегда, важнее ребёнка, который должен рано или поздно покинуть и отца, и мать.

Любопытно, кстати, что Иисус называет ситуацию с талантом «малой». Талант - очень крупная сумма. Видимо, тут след того, что первоначально говорилось - как в варианте Луки - о мине. Либо Господь уж очень с ангельского полёта предлагает смотреть на деньги.

*

“В малом был верен, над многим тебя поставлю”. Слова эти заканчивают притчу, образ из земной жизни, и их слишком легко понять как обещание много здесь, на земле, между тем как нет на земле ничего, чтобы с точки зрения Спасителя было “многим”. Поставит ли нас жизнь над тысячью солдат, над целой конфессией, во главе университета или страны, -- все это мало. И быть верным в этом означает, прежде всего, не считать эти малые величины - многим.

*

"Великое в малом" - название книги начала ХХ века, очень популярной среди тех религиозных людей, кто видит и в самых пустячных вещах следы огромного заговора: треугольник для таких людей - всегда масонский знак, даже если он на подошве ботинка. Видеть зло даже в добре - признак малой надежды и, соответственно, малой веры в Бога и большой веры в зло. Иисус же призывает к противоположному: видеть добро даже в уголовно наказуемых хитростях "сынов мира сего" Поэтому изречение, которое в Мф. 25, 21 заканчивает притчу о талантах, столь возвышенную, в Лк. 16, 10 заканчивает притчу о плутоватом управителе: " в малом ты был верен, над многим тебя поставлю" (Мк) - "Верный в малом и во многом верен" (Лк). Добро и зло несимметричны. По этой же причине проблема зла снимается простым равнодушием: да неинтересно, откуда зло, интересно, как накопить добро. Можно променять зло на добро, как это сделал плут-управитель - это простительнее, чем менять добро - время, ум, нервы - на размышления над тем, чтобы такое значили страдания, кого они наказывают, да откуда берутся. Многие верующие увлекаются объяснением зла, разысканием зла, радуются Богу, потому что религиозная терминология легко объясняет все, в том числе и зло, любят рассказы о чудесах, побеждающих зло, или о будущих и настоящих битвах зла с добром. Увлекаются тем, что скучно и пошло, что нужно игнорировать - а нужно не объяснять, а благодарить за то добро, которого так много в мире, пусть зло - в великом, а добро - в малом. Зло - в политике, в экономике, в макропроцессах, большой мир в большом зле лежит, а добро - в погоде, в жене, в знакомом, в виде за окном, в прохожем, да хотя бы и в болезни - добро всюду рассыпано, как бисер в свинарнике, надо только не быть свиньями и бисер - собирать, а не затаптывать.

 

Размер не имеет значения

"Верный в малом и во многом верен; а неверный в малом неверен и во многом". Эта фраза житейски так точна, что могла существовать как поговорка и до Христа. Иисус лишь использовать народную мудрость -на такую мысль наталкивает, прежде всего, то, что изречение это при ближайшем рассмотрении оказывается столь же неверным как любая банальность, изреченная именно "житейски" - без особого внимания к психологии человека. Ведь сплошь и рядом верный в малом во многом оказывается неверен. Об этом говорит другая житейская "мудрость": у каждого-де есть своя цена. Кто-то продается за копейку, на соблазнение другого потребен миллион.

Это пословица - вот почему Иисус использовал ее дважды, и в совершенно противоположных контекстах. Она замыкает и притчу о талантах (Мф 25.21) (или - у Луки 19.17 - о минах), и притчу о неверном управителе (Лк 16 1-9). Так что в Евангелии от Луки один и тот же оборот речи встречается дважды, причем не просто дважды, а именно как мораль из притч прямо противоположного содержания. Ведь в притче о талантах похваляется верный хозяину в малом за его честность, за его праведность - в притче же Лк 16 1-10 похваляется неверный хозяину, раздавший его деньги друзьям - за приобретение друзей богатством неправедным.

Разнобой объясняется просто: хозяева бывают разные, разные и богатства. "Князь мира сего сатана" - и с его точки зрения всякая милостыня неправедна. Вот разгадка загадочного "Верный в малом и во многом верен; а неверный в малом неверен и во многом" - фразы, столь понятной, если бы не предыдущая притча, где воспевается как раз неверный управитель. Просто объекты верности и неверности в притче и в морали из нее различны. Управитель неверен в малом сатане, маммоне - а значит, он хотя бы в малом верен Богу. Раздача милостыни - измена сатане. Верность Богу в малом есть постоянное уничтожение того, что считается великим в этом мире - гордыни, эгоизма, зла. Это "великое" - мало в очах Божиих. И в этом смысле притча о неверном управителе противоположна притче о талантах (или минах): те вручались Богом и подлежали умножению; доверенное же нам сатаной - богатство неправедное и Богу приятно, когда мы избавляемся от эгоизма и себялюбия. Тоже мне, нашли сокровища!

"Малое" для притчи о верном рабе - это Царство Божие, а оно ведь сравнивается и с горчичным зерном, и с жемчужинкой. "Малое" тогда - дела милосердия и любви, которые мы можем совершить в этом мире. Возможности наши послужить Богу невелики, а если и велики - мы их плохо используем, главное, в общем, быть Ему верным, сколько есть сил, тогда и во многом Он нас оправдает. О нем говорится: "Царство Божие внутри вас" - а посмотрим к себе в душу и никакого Царства не видим, не потому что его нет, а потому что оно мало. Мал свет во тьме, а тьма кажется великой.

Но ведь "тьма не объяла его" - а значит, величие тьмы призрачно. Вот почему с такой легкостью Иисус использует в Лк 16:10 слово "малое" в прямо противоложном смысле: для обозначения мира сего, Царства Кесаря, тьмы. Только тогда понятно, почему малое приравнивается к неправедному богатству: "если вы в неправедном богатстве не были верны, кто поверит вам истинное". Дела милосердия ни под каким углом зрения не могут быть поименованы неправедным богатством. Христос вообще ничто достойное не мог назвать неправедным. Если мы хотим понять притчу, мы должны признать, что здесь под неправедным Господь имел в виду неправедное - и более ничего.

"Малое" и "великое" - здесь, пожалуй, даже ярче чем в выражениях "мир сей" и "Царство Божие" обнаруживается, каким видит Богочеловек наш мир. Весь наш мир - мал по сравнению с крошечной частью Царства. Ради такого открытия, ради возможности увидеть мизерность наших хлопот, ничтожность богатств, с которыми расстаться зовет Христос, стоит отказаться от традиционного понимания "малого" как той части Царства Божия, которая доступна нам сейчас. И самое ничтожное дело Божие более велико, чем весь мир. Словно какой-то невидимый объектив повернули - и то, что размыто и туманно для неверующего глаза стало четким. Восстановилась резкость: великое злое стало ничтожным рядом с безграничным величием Божьего мира.

Здесь, пожалуй, разгадка того христианского здравомыслия, которым обладают святые и которое совершенно недоступно ханжам, истерикам, фарисеям, да и просто слишком многим христианам. Мы, "слишком многие", видим мир размытым, не видим, где кончается праведное и где начинается неправедное богатство. Поэтому мы с такой неуверенностью двигаемся в этом мире и с подозрением относимся ко всякому, кто двигается в нем уверенно. Прагматики, говорим мы, подразумевая: жулики и мошенники. Но кроме жуликов, прагматизмом в высшей степени обладают святые - на этом стоит старчество как целое служение. Они лучше обывателей ориентируются в мире, ибо видят его не как нечто огромно-непостижимое, а как нечто малое, компактное - особенно по сравнению с Царством. Они умеют быть верными Богу в малом - не просто расшвыривая это малое, а раздавая его в нужные руки, нужными порциями, уничтожая неправедное богатство четко и целенаправленно. Христианин, раздающий все что имеет, самого себя и Христа, должен быть более искусным коммерсантом, чем любой бизнесмен. Без ума и толка мы можем уничтожим богатство - но и святости не приобретем. А с умом Христовым мы будем верны и в малом, раздавая его только нуждающимся, и в великом, храня его в своем сердце.


"В малом был мне верен..." (Мф. 25, 21). Писатель Роберт Музиль, описывая выдающегося человека, к которому вдруг пришла в зрелом возрасте любовь, заметил, что у того было чувств: "Его выдающиеся международные интересы увяли, как лишившийся корня цветок, а незначительно-обыденные впечатления, вплоть до воробья у окна и до радушной улыбки официанта, прямо-таки расцвели" (т. 1, с. 434). Вот почему нет противоречия между обещаниями всяких там престолов, яхонтов и "над многим тебя поставлю" - и "что пользы человеку весь мир приобрести, а душу свою потерять" (Лк. 9, 24). Творение устроено так, что как целое оно меньше части. Когда мы об этом забываем, начинается тоска и ипохондрия, и это еще в лучшем случае, а в худшем - бурная деятельность по благоустройству мира. Любовь и есть обнаружение в мире части, которая больше целого, которая является смыслом целого, она и есть "поставление над многим" за верность в малом.

*

Притча о талантах подразумевает ещё один, неназваный вариант. Раздай талант свой нищим. Просто – расшвыряй. И, когда жестокий Бог тебя выгонит, хотя бы нищие тебя примут. Это – вариант из притчи о нерадивом хитроумном управителе.

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова