Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ

Мт. 26, 41 бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение: дух бодр, плоть же немощна.

Мк 14, 38: Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение: дух бодр, плоть же немощна.

У Лк эта фраза в рассказе о Гефсиманском молении пропущена

№148 по согласованию. Фраза предыдущая - следующая

"Бодр" на греческом "профимос". В древнейших славянских переводах Библии это слово передается прилагательным "усердный" - от слова "сердце", из-за чего в переводе 2 Пар. 29, 31 получается выразительная тавтология: "Всяк усердный сердцем" ("И понесло все собрание жертвы и благодарственные приношения, и всякий, кто расположен был сердцем, - всесожжения"). Чтобы обозначить главное свойство духа вновь приходится заимствовать свойство у плоти: даже, когда тело совсем обессилено, сердчишко-то всё же бьётся... Поэтому-то Иисус и досадует на то, что уставшие апостолы заснули. Это кажется несправедливым: устали же люди, как не бросить молитву! С Его, Творца точки зрения, всё прямо наоборот: устали, как же можно бросить молитву! Именно когда усталость, тогда остаётся молиться, тогда начинается молиться. Когда старость, тогда выползаешь погреться на солнышке, а не побегать по делам...

 

*

"Дух" в буквальном смысле тоже есть плоть: дыхание есть материальное. На ацтекском ту же противоположность передают слова "сердце" и "тело". Греческий словарь Арндта-Гинриха противоположность "пневма" и "сарс" приравнивает к противоположности воли и безволия, беспокойства, тревоги, что представляется немножко чересчур и заставляет вспомнить лесковскую "железную волю". И дело не в том, что воля никогда не бывает "железной", это все равно, что сказать о плоти, что она воздушна. Дело в том. что плоть не так уж безвольна. "Немощна" - на греческом "астенис" (в Мк. 6, 56 "астенео" - больные, которых приносили к Иисусу). В современной медицине "астенический" - это вполне четкое понятие, которое большинству пациентов, впрочем, понятно скорее по созвучию - похоже на коктейль из "аскетический" и "синтетический". Что-то такое туманное, но не хилое, а усиленно обволакивающее и засасывающее. Бодрость духа поразительно бывает бесплодна, а немощь плоти энергична как атомный взрыв. Что и имел в виду апостол Павел, говоря, что делаем, чего не хотим, а чего хотим - не делаем. Так и Иисус это прекрасно понимал, почему и не сказал: дух бодр, итак, спите спокойно, дорогие товарищи, в нужный момент дух не поведет. А сказал: "бдите и молитесь", потому что немощь плоти, на самом деле, это тот самый бензин, который сам по себе может лишь вонять и гореть, но если залит в бензобак, если есть мотор и автомобиль, то - едем. "Молитва" - это и есть способ из мощной немощи плоти сделать тихую бодрость духа.

Мк 14, 38 «Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение: дух бодр, плоть же немощна».

Смущает «не введи нас во искушение» (Мф. 6, 13)? Не желаете переваливать вину на Бога? Пожалуйте в Гефсиманский сад – Бог просит вас «не входить в искушение». Именно «войти»! «Впасть» - изумительная переводческая находка, призванная примирить «не введи» и «войти». «Впасть» - это действие, которое может сочетать в себе активное и пассивное начало. Споткнулся, упал, очнулся, гипс. Меня толкнули – я упал.

Чтобы войти в зло, достаточно лечь. Именно об этом роман Гончарова про диван, на котором засыпает Обломов. Что, тело виновато? Оно слабенькое, оно уставшее, оно чувствует опасность и прикидывается мертвым, каталептируется из сочувствия Иисус как катапультируются из падающего истребителя? Ответим на грех пневматичностью и духоносностью? А как насчет «не входящее в уста, но исходящее из уст»? Не глаз соблазняет, а то, что за глазом, так?

Грешит не дух и не плоть, не бодрость и не усталость. Грешит человек. Третий ингредиент. Личность. Нечто неуловимое и необъяснимое, что Иисус не назвал, а разбудил и этим спас. Человек входит в искушение – да человек и создает искушение. Ни тело, ни дух, ни сам Бог на это неспособны.

В синодальном переводе, к сожалению, утрачен оттенок мысли, из-за которого Иисус употребил два разных, не однокоренных слова, когда говорил о бодрости как задаче и о бодрости как ресурсе. Дух «бодрый» – это «профюмон», «бодрствуйте» - это «грегорейте» (отсюда «Григорий»).

Разница – как между парфюмом, фимиамом, дымом ладана – и тем, кто использует парфюм, кто держит кадило. В латинском переводе – «vigilate» и «promptus», в английском – «watch» и «willing». Дух – это быстрота, эта воля. «Вигилате» - отсюда «вигилия», это караульный, который не спит, когда все спят, который всматривается в часы (отсюда «watch» как «часы»). Отсюда девиз польских  скаутов «чувай» - «бди!», да и русские «будь готов».

Ты можешь быть безвольным человеком – ну, бывает. Ты можешь быть настолько волевым и устремленным к высшей цели человеком, что скажешь Богу «да будет воля твоя». Это всё вторично. Первично – силен ты или слаб, взглядывайся в происходящее вокруг. Не теряй надежды, что вот эта тень, крадущаяся как вор во мраке, это Бог, идущий к тебе. Он предупреждал, что придёт аки чекист во тьме. Надеяться – это доступно и слабовольному. Вглядываться может и уставший, и отчаявшийся. Испугался? Не падай в обморок, впади в наблюдательность. Замер от страха? Замеряй свой страх. Всмотрись в то, что тебя напугало – или обрадовало, неважно, главное не считай реальность неизменной навсегда. Бог неизменен, и Бог – идёт, когда всё уже остановилось.Ты не обязан молиться до кровавого пота как Сын Божий, но ты можешь не заснуть, даже когда Он заснёт вечным сном – который вовсе не вечен, что и есть Евангелие.

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова