Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ

Мф. 26, 52 Тогда говорит ему Иисус: возврати меч твой в его место, ибо все, взявшие меч, мечом погибнут;

Лк. 22, 51 Тогда Иисус сказал: оставьте, довольно. И, коснувшись уха его, исцелил его.

Ио. 18, 11 Но Иисус сказал Петру: вложи меч в ножны; неужели Мне не пить чаши, которую дал Мне Отец?

№149 по согласованию. Фразы предыдущая - следующая.

У Мк. нет.

Как после этого "верить в Евангелие", а, кстати, и верить людям? Простейшее и важнейшее изречение Иисуса - казалось бы, должно врезаться как шрам от ножа (в оригинале речь идёт о мече лёгком, ближе к нашим представлениям о большом ноже). Между тем, Марк попросту опускает эти слова, Лука заменяет их невнятным "оставьте, довольно" - можно даже понять (если ты милитарист), что ухосечение прекращено временно, или что нужно поберечь силы и ярость, чтобы перерезать горло Пилату с Каиафой. Иоанн же, напротив, добавляет фразу, которая соединяет миролюбие с боголюбием. "Взявший меч от меча и погибнет", - апелляция к худшему в человеке, к его трусости, к эгоизму. "Испить чашу страданий, посланную Богом", - апелляция к лучшему в человеке: к способности любить и от любви не замечать страдания, боли, кошмара, как не замечает человек, сосредоточенный на любимом, прышика даже на носе оного, тем более, на своём. Основной вопрос богословия: когда мне больно, кому больно? Только мне или Богу тоже? Если только мне, то Бога нет или всё равно, что нет. Иисус останавливает Петра, чтобы тот не погиб, и выходит вперёд, чтобы погибнуть самому. Он спрашивает по максимуму лишь с себя, с Петра же не спрашивает ничего. Это и есть благовестие: когда мне больно, Богу больно вдвойне, когда же больно Богу, моя боль исчезает. При одном условии: если я не причиняю боль другому.

*

Из рабов никакие солдаты, потому что рабу незачем убивать врага своего рабовладельца. Из свободных людей никакие солдаты, потому что свободному человеку незачем убивать другого человека, каким бы плохим и опасным он не был.

Убив другого, нельзя защитить ни своей души, ни чужой, можно лишь загубить свою душу. Поднявший меч погибнет не от чужого меча, он погибнет от меча, о котором сказано в Апокалипсисе, что он исходит из уст Слова Божьего (Откр 19, 15).

"Взявший меч, от меча погибнет" повторено в Апокалипсисе: "Кто ведет в плен, тот сам пойдет в плен; кто мечом убивает, тому самому надлежит быть убиту мечом. Здесь терпение и вера святых" (Откр. 13, 10). Всякая победа - пиррова.

Сила и насилие

 

Определение "силы" заведомо дано быть не может. Провести границу между силой позитивной и негативной - невозможно и тремстам Аквинатам (который был, кстати, тот еще этик - еретиков казнить и т.п.). Надо понимать методологическую сложность проблемы.

У римо-католиков есть такая обманчивая семинарская ясность - все решено, обсуждено, критерии известны, надо только послушать Папу (за исключением папы, обманчивая ясность есть и среди православных, и среди протестантов). Главная проблема римо-католиков не коррупция, не гиперцентрализация, а вот именно то, что одной теологической школе предоставлена монополия, не только за счет других направлений, но и за счет самого Евангелия.

Проблема в принципе нерешаема!!! Это важно понимать. Тогда в частностях что-то, возможно, удастся решить. Если бы проблема в принципе была решаема, не было в Евангелии про несение креста, про блаженство гонимых и т.п. Кстати, и определение "близких", которое дает схоластическая этика (до сих пор, как я вижу, господствующая в семинариях) - противоречит Евангелию, где близкий - это самаритянин, а про сына, отца и мать говорится - враги человеку.

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова