Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ

Мт. 26, 57 А взявшие Иисуса отвели Его к Каиафе первосвященнику, куда собрались книжники и старейшины.

Мк. 14, 53. И привели Иисуса к первосвященнику; и собрались к нему все первосвященники и старейшины и книжники.

Лк. 22, 54. Взяв Его, повели и привели в дом первосвященника. Петр же следовал издали.

Ио. 18, 24. Анна послал Его связанного к первосвященнику Каиафе.

№151 по согласованию. Фразы предыдущая - следующая.

Иоанн говорит, что Иисуса сперва отвели к первосвященнику Анне, у Анны Иисуса ударили по щеке, от Анны повели к первосвященнику Каиафе. Матфей говорит, что Иисуса привели к Каиафе, не упоминая Анны. Марк и Лука говорят просто "к первосвященнику", "в дом первосвященника". При этом у всех четырех евангелистов есть рассказ об отречении Петра, и получается - во всяком случае, у Иоанна - так, что Пётр входит в какой-то двор, когда Иисуса приводят к Анне, и Пётр в этом же дворе, когда Иисус у Каиафы. Вполне можно понять Иоанна так, что он просто возвращается мысленно к месту, где апостол Пётр - но неужели Пётр не пошёл бы вслед за Иисусом к Каиафе? Но ни один евангелист не утверждает, что Пётр, войдя в двор, куда-то переходил. Наиболее логичное при этих данных объяснение - что Пётр был в одном дворе, никуда не переходил, и что этот двор был одновременно и при доме Анны, и при доме Каиафы. В общем, в одном доме - или, по крайней мере, в одной "городской усадьбе" жили тесть и зять, Анна и Каиафа. Домашнее дело, так сказать. История Иисуса вообще очень не государственная, для Него дом - это святая святых, а Святая Святых - это дом. С точки зрения закона, проводить суд на дому - нельзя, но стоит ли придираться? Такого, как Иисус, надо судить именно в частном доме, где пахнет вином и хлебом, слышны детские голоса и перебранка на кухне. "Враги Богочеловеку домашние Его". Грехопадение ведь совершилось безо всякой помощи государства, чиновников - и победа над грехом должна была совершаться в том же русле.

КОГО НЕ ВИДИТ ВСЕВИДЯЩИЙ

Евангелист Лука совершенно по особому переделал рассказ о суде над Иисусом. Первоначальная версия, конечно, у Марка, повторена у Матфея. Первосвященник допрашивает Иисуса, присутствующие бьют Иисуса, Пётр трижды отрекается от Иисуса.

Иоанн выстраивает из этих эпизодов характерную для него слоёную конструкцию («хиазм»): первое отречение Петра – допрос у Анны – избиение Иисуса – допрос у Каиафы – второе и третье отречение Петра. В центре композиции избиение, справа и слева два допроса и отречения Петра. Ради симметрии второе и третье отречения сгруппированы вместе.

Красиво, а всё-таки у Луки интереснее и глубже.

Отречение Петра переписано так, что превратилось в допрос Петра. Трижды говорят Петру, что он ученик Иисуса (не спрашивают, а именно говорят) – Пётр отрицает. Иисуса не просто избивают, а издевательски задают Ему вопрос: «Кто ударил Тебя?» Как и в допросе Петра, тут Иисус – точка отсчёта, от которой определяются окружающие. Пётр – последователь Иисуса, ему это трижды говорят. Знает ли Пётр себя как ученика Иисуса? Эпизод завершается взглядом Иисуса на Петра – деталь, которой нет у других евангелистов.

Охранники спрашивают Иисуса не о том, кто Он, а о себе. Им, оказывается, мало быть. Им важно, чтобы Иисус, не глядя, подтвердил – да, вот именно этот и есть тот, кто Меня ударил. Именно не глядя – только у Луки подчеркнуто, что Иисус «закрыли», завязали глаза. Бьют не со спины – с лица. Он ослеплён – хотя на самом деле ослеплены те, кто над Ним издеваются. Они – невидимы, потому что Иисус их не видит. Они – не существуют, в отличие от Него.

Допрос в синедрионе у других евангелистов ведет первосвященник (как оно, видимо, и было). Лука заменяет на «они». Безликое множество противостоит Одному, Единому, Единственному. Иисус трижды говорит, что Он – Мессия. Первая формула – «если скажу вам, вы не поверите», вторая – «отныне Сын Человеческий воцарится», третья – «вы говорите, что Я» (высшая степень утверждения). Иисус смотрит на судей, они смотрят на Него – но Он их видит, а они Его – не видят. Они лишь слушают Его слова («мы сами слышали из уст Его»), но не видят Его Самого. Слепые перед Всевидящим. Иисус – на Троне Небесном – не в будущем, а уже сейчас, в момент суда, отсюда парадоксальное «отныне воссядет», займёт трон верховного судьи. Кто Его видит на этом троне – тот на Суде и оправдан уже этим своим видением, кто Его не видит, осуждён самим своим невидением.

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова