Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ


 

Мф 27, 37 и поставили над головою Его надпись, означающую вину Его: Сей есть Иисус, Царь Иудейский.

№161 по согласованию.

Предыдущий стих. Последующий стих. У Лк. это 23, 38 - в конце повествования о распятии, а не в начале, как у Мф.: И была над Ним надпись, написанная словами греческими, римскими и еврейскими: Сей есть Царь Иудейский.

У Мк. 15, 25 - Был час третий, и распяли Его. 26 И была надпись вины Его: Царь Иудейский.

Ио. 19, 19-22 Пилат же написал и надпись, и поставил на кресте. Написано было: Иисус Назорей, Царь Иудейский. 20 Эту надпись читали многие из Иудеев, потому что место, где был распят Иисус, было недалеко от города, и написано было по-еврейски, по-гречески, по-римски. 21 Первосвященники же Иудейские сказали Пилату: не пиши: Царь Иудейский, но что Он говорил: Я Царь Иудейский. 22 Пилат отвечал: что я написал, то написал.

Евангелист Иоанн добавляет, что члены синедриона требовали указать, что Иисус лишь называл себя царем, но царем не был (Ио. 19,20), на что Пилат отрезал знаменитое "еже писах, писах". Между тем, другие евангелисты не просто ничего подобного не упоминают, но подчеркивают, что "старейшины иудейские" высмеивали претензии распятого Иисуса. Правда, можно предположить, что старейшин было много - кто-то пошел к Пилату с претензией, а кто-то остался на Голгофе и веселился от души. Да и те, кто жаловался Пилату на Пилата, вполне могли потом пойти на Голгофу и кричать Иисусу: "Царь иудейский". Потому что человек сложное существо и легко переключает свое зрение: сейчас он возмущается надписью по одной причине, а через минуту он от души восторгается надписью, теперь уже совсем по другой причине. Жаловались Пилату для проформы, на зэковский манер проверяя, насколько гражданин начальник склонен позверствовать - зверство ведь человеку несвойственно, а потому подвержено довольно резким перепадам. Пилат, кстати, может быть и не зверствовал - в конце концов, он был римлянин, он выполнял закон, а надпись как раз и соответствовала требованию закона обозначить, за что казнен подсудимый. И ставить кавычки или нет - не так уж важно. В конце концов, римлянам не так уж важно было даже, а не законный ли ненароком царь Иудеи Иисус. Они бы распяли и законного царя, если бы тот вздумал бунтовать. Здесь между римлянами и евреями та же разница, что между западным и восточным человеком в современном мире. Американцу все равно, кто как себя называет - хоть горшком назовись, только никого в печку не ставь. Русскому (в России) чрезвычайно важно, кто как себя называет, и он скорее лопнет со злости, чем назовет врага тем титулом, который враг себе приписывает. Кстати, это суеверие разделяют обе стороны в конфликте, и одна поэтому настойчиво требует именовать себя так, как она себя именует, а другая настойчиво же отказывается это сделать. Имени придается магическая сила, а его произнесению - и подавно. Увы, тут иудейские лидеры проявили себя вполне язычниками, фанатиками язычества. В конце концов, не так важно, кем называть Иисус - Сыном Божиим или Сыном Человеческим, Богочеловеком или Верховного Совета Ангелом - важно, что Он был распят на вполне реальном кресте, и что тот, кто считает себя Его последователем, должен думать прежде всего не об именах, а о реальной боли и о реальном страдании, о реальном смирении и о реальном унижении, которые проверяют, христианин ли человек по сути или только по имени.

*

Первый пример издевательского коммента и троллинга - надпись Понтия Пилата на кресте: "Иисус Христос Царь Иудейский". Впрочем, Пилат, как одобрительно отмечали евангелисты, издевался не над Распятым, а над требовавшими распятия. Издеваться над Иисусом было ниже пилатова достоинства, Иисуса он в упор не видел из-за классовых различий.

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова