Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ

Мт. 27, 50 Иисус же, опять возопив громким голосом, испустил дух.

Мк. 15, 37: Иисус же, возгласив громко, испустил дух.

Лк. 27, 46 Иисус, возгласив громким голосом, сказал: Отче! в руки Твои предаю дух Мой. И, сие сказав, испустил дух.

Ио. 19, 30 Когда же Иисус вкусил уксуса, сказал: совершилось! И, преклонив главу, предал дух.

№163 по согласованию. Стих предыдущий - последующий. Следующий у Иоанна.

Комментарий Ефрема Сирина.

Патр. Фотий. Каким образом можно говорить, что смерть Христова была и желанна Отцу, и нежеланна?

Иисус испустил дух. С начала 20 в. в связи с обнаружением странного характера изображения на Туринской плащанице врачи стали интересоваться тем, а от чего, собственно, умер Иисус. Люди античности, знавшие распятие не по наслышке, никогда не говорили "распнуть", они говорили "бичевать и распнуть". Апулей в "Метаморфозах" (3,17) подчеркивал, что особенно распятые страдали от гвоздей. Мучались часами, жизнь уходила по каплям. Смерть продляли специально. Цицерон назвал распятие самым жестоким наказанием: "Crudelissimum taeterrimumque suplicum" (In Verrem II 5, 64).

Отчего и как умрет распятый, зависело от деталей. Есть ли опора у ног. Под каким углом подняты руки. У исследователя не может быть уверенности, что распинали всегда одним образом, что не могло быть индивидуальных особенностей.

Двадцатый век обогатил крестологию. В Освенциме-Дахау выжившие Р.Гизер и Г.Делоре описывали, как нацисты убивали заключенных, подвесив. Через 15 минут начинались слабые мускульные спазмы, постепенно человек начинал задыхаться и гиб от асфикции. Если руки были привязаны прямо над головой, агония длилась 3 часа, если они были разведены -- шесть часов. Все тело покрывалось обильным потом, который стекал на землю. Кожа приобретала цианидный (синюшный) оттенок. Голова падала вперед и в таком положении окоченевала.

В 1948 г. кельнский рентгенолог Герман Моддер провел эксперименты с добровольцами, подвешивая их с руками, разведенными в виде буквы V. Они висели не более 6 минут. К этому времени они набирали в грудь не 5,2 литра воздуха, как обычно, а 1,5 л. Пульс подымался с 72 до 140 в минуту, давление падало со 120 до 70. Диаметр сердца сокращался на 3 см. На ЭКГ в зубцах 11 и 111 понижался сегмент ST, T-волны почти совершенно сглаживались. Это позволяло утверждать, что при этом смерть от асфиксии могла быть значительно отложена -- ведь критический объем воздуха, необходимый для жизни, составляет 1,2 л.

При реальном распятии ноги опирались на гвозди, которыми были прибиты, это позволяло дышать активнее и продлевало мучения. Если ноги висели, смерть наступала через минуты, самое большее - через час (http://www.religiousstudies.uncc.edu/jdtabor/crucifixion.html) Бичевание оставляло рубцы, что ускоряло потерю жидкости. Непроизвольные сокращения мускулов даже вопреки желанию казнимого помогали дышать. Организм гнал кровь к сердцу и мозгу, чтобы спасти их от кислородного голодания, но при этом страдали конечности. Ногти на пальцах рук при этом вонзались в ладонь и так застывали. Трупное окоченение наступало раньше, чем у обычного умирающего, потому что в состоянии ацидоза (кислородного голодания) переставал вырабатываться аденозин трифосфат, без которого мускулы не сокращаются, и тело застывало.

В начале 1980х д-р Фредерик Цугибе (Frederick Zugibe) провел эксперименты, уточняющие данные Моддера -- он показал, что если руки разведены горизонтально, агония проникает существенно иначе.

Франс Вифельс (Frans WIjffels) в журнале Shroud Newsletter, #52, Nov. 2000, все это описывает, чтобы подчеркнуть: Туринская плащаница может быть подлинной, п.ч. тело, завернутое в нее, могло принадежать именно распятому человеку. Но, в конце концов, знать эти вещи нужно не для того, чтобы решить вопрос о подлинности тряпки, пусть даже обертывавшей тело Иисуса, а для того, чтобы следующий раз, когда захочется кого-нибудь наказать -- не обязательно распятием -- лучше представлять себе, что, собственно, будет. А то мы горазды воображать страдания уже погибших людей -- чтобы отомстить еще живым убийцам -- и не слишком гораздо вообразить, что будет чувствовать тот, кому мстят. Неважно, за что -- за то, что он угрожал безопасности Израиля, России, за то, что заставил ребеночка плакать. И неважно, что он будет чувствовать психологически -- может, он будет испытывать ненависть и злобу. Важно, что физиологически он будет в этот момент вторым Иисусом. Этого достаточно, чтобы опустились руки. А если недостаточно, значит нужно еще и еще раз попробовать осознать, каково было Иисусу.

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова