Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

 

Полный вариант нашей статьи, озаглавленной 

«Грамматическая наука в поздней античности и в средние века»

см. : «Диалог со временем» (М.: ИВИ РАН, 1999), сс. 295-305.

ARS MINOR ДОНАТА

(вступительная статья, перевод с латинского, примечания М. С. Петровой)

Латинский текст - Перевод.

Сведения о Донате – скудны: он был учителем в Риме, приблизительно около 350 г.н.э. Возможно, у него было второе имя – Aelius (Элий)[1]. Оно появляется лишь в поздних манускриптах, а в ранних отсутствует. Наше знание о нем, как об учителе, получено, главным образом, из двух мимолетных упоминаний[2], сделанных его знаменитым учеником – Иеронимом (347-419/20), отцом церкви, давшим латинянам Вульгату. Иероним, цитируя слова комедиографа «все хорошее до нас уже было сказано[3]», написал: «Мой наставник Донат, бывало, говорил такие слова: Да сгинут те, которые все сказали раньше нас»[4].

В средние века преимущественно использовалась лишь часть грамматического труда Доната, которая в качестве самостоятельного трактата циркулировала под многими названиями[5]. Наиболее часто встречаемый заголовок: Donati de partibus orationis ars minor (Донат. Краткая наука о частях речи). Полный титул четко показывает содержание трактата – рассуждение о частях речи. Со временем, заголовок приобрел более краткую форму, превратившись в употребляемое и ныне Ars minor, или же просто был назван по имени автора в различном написании: Donatus (Донат), Donat или Donet. Ars minor – первая часть полной Грамматики автора, состоящей из двух частей. Вторая, превышающая размером первую более чем в пять раз, известна под названием Donati grammatici urbis Romae ars grammatica (Донат, грамматик города Рима. Грамматическая наука) или Ars maior[6].

Некоторые выражения из Ars grammatica Доната местами схожи с изложением Диомеда (IV в.), а в последней части – также и Харисия (IV в.). Это означает, что все три автора использовали одни и те же источники. Скорее всего это ныне утраченный грамматический трактат Ars grammatica Реммия Палемона (перв. пол. I в.). В основу грамматики самого Палемона была положена известная работа греческого автора-грамматика Дионисия Фракийского (ок.170-90 гг. до н.э.) и его учителя Аристарха Самофракийского, который жил в Александрии в 217–143/5 гг. до н.э., и был среди первых, кто четко выделил восемь частей речи[7]. Таким образом, Ars minor Доната опосредованно восходит к аналогичным работам Александрийской грамматической школы.

Трактат Ars minor написан в форме «вопросов» и «ответов». Это диалог ученика и учителя, в котором учитель на каждый поставленный вопрос дает подробнейший ответ, подтверждая примерами то или иное положение. Этот принцип не нарушается на протяжении всей работы. В целом, «ответы» выстраиваются в четкое и ясное изложение. Так, после перечисления восьми частей речи, Донат переходит к разбору каждой в отдельности, начиная с описания «имени». Прежде всего автором дается общее определение имени, затем обозначаются его свойства, указываются падежи, употребляемые при степенях сравнения, описываются род, число, способы составления слов. В заключении раздела Донат перечисляет все шесть падежей и дает примеры склонения пяти имен. Далее он переходит к описанию местоимений, затем – к глаголу, причастиям, остальным частям речи. В целом, автор краток и последователен в своем изложении (отсюда и название трактата). По этим признакам трактат Ars minor может быть отнесен к «элементарным» грамматикам, предназначенным для начального периода обучения.

Здесь отметим, что изложение Доната имеет свои особенности. Так, Донат не рассматривает имя числительное как часть речи; не разделяет имена существительные и прилагательные, объединяя их в одну часть речи – «имя». Помимо этого Донат классифицирует имена не по пяти склонениям (для имен существительных) или по трем склонениям (для имен прилагательных) – что имеет место в современной морфологии – а по пяти родам – мужскому, женскому, среднему, общему двух-родовому и общему трех-родовому. Что касается словообразования, то оно дано автором весьма подробно: рассмотрены пять возможных вариантов. В современной терминологии это два вида словообразования – «словосложение» и «аффиксация». При демонстрации изменений окончаний при склонении имен, даны местоимения, которые являются показателем того или иного рода имени[8]. При описании самих местоимений, Донат делит их на определенные (finita) и неопределенные (infinita), ниже выделяя еще и «менее определенные» (minus quam finita). У глагола Донат выделяет шесть наклонений (изъявительное, повелительное, желательное, сослагательное, неопределенное, безличное) – вместо трех, как в современной морфологии – и только три спряжения. К тому же при описании спряжений глаголов, Донат дает лишь один пример – спряжение глагола legere (в современной классификации, глагола третьего спряжения). Этот выбор определяется целями автора – глагол legere (читать) пригоден более, чем какой нибудь другой, чтобы показать приступающему к изучению латыни какие формы были выражением таких грамматических категорий как «третье лицо множественного числа» или «повелительное наклонение будущего времени». Тем не менее, имея перед собой только Ars minor, ныне невозможно проспрягать глаголы других спряжений (или выучить четвертое или пятое склонение имен существительных), так как эта Грамматика охватывает только очень неполную часть из современной латинской флексивной морфологии.

Кратко скажем о структуре другого сочинения Доната – Ars maior. Эта работа состоит из трех книг. Первая книга о фонетике. Ее основные темы таковы: звуки (uox), буквы (littera), слоги (syllaba), стихотворные стопы (pedes), ударение (tonor), положение (positurae). Вторая – описывает части речи (partes orationes): имя (nomen), местоимение (pronomen), глагол (uerbum), наречие (aduerbium), причастие (participium), частица (coniunctio), предлог (praepositio), междометие (interiectio). В третьей книге речь идет о стилистике. Эта часть посвящена совершенствованию речи и говорит о неправильностях языка – варваризмах (barbarismus), солецизмах (soloecismus), других ошибках и неправильностях языка (cetera uitia), метаплазмах (metaplasmus), а также о риторических фигурах (schemata) и тропах (tropi)[9].

Если сравнивать Ars maior и Ars minor, то последний труд очень похож на вторую книгу Ars maior, посвященную учению о частях речи. Но, как было отмечено, работа Ars minor написана в форме вопросов-ответов и ориентирована на обучающихся основам латинской грамматики; Ars maior, напротив, – в виде пространного изложения, предназначенного для тех, кто совершенствует свои знания в языке.

Грамматика Доната Ars minor[10] широко использовалась в течение всех Средних веков. Это было связано с тем, что единственным способом овладеть мастерством чтения, речи и письма на латыни, было изучение грамматики этого языка. По этой причине прежде всего были необходимы именно «элементарные»[11] грамматики, которые могли бы удовлетворить нужды обучающихся латинскому языку, как не родному. Составленная в виде диалога грамматика Ars minor для таких целей очень подходила. Свидетельства использования донатовской грамматики и ее широкого распространения имеются в большом количестве: это и литературные ссылки на нее, и включение работы в библиотечные перечни, и повсеместные упоминания имени автора, и записи средневековых учеников[12].

 Мы не можем сказать, на каком из этапов начального обучения использовался учебник Ars minor в Средние века. Осваивался ли учеником материал учебника параллельно с запоминанием слов из Символа веры или псалмов, или же он тратил какое-то время только на Доната. Очевидно лишь одно, методы обучения были основаны на зубрежке[13]. Учителя стремились передать и объяснить ученикам Ars minor – слово за словом и предложение за предложением – используя для этого как уже приобретенный учениками латинский вокабуляр, так и слова их родного языка. Можно лишь догадываться о том, как велика должна была быть неприязнь к латыни, которую средневековый ученик ощущал в течение ее ежедневного и однообразного изучения, и как неутомимо было его трудолюбие и усердие – ведь у него не было текста самой грамматики, сверяясь с которым было легче припомнить забытое правило или парадигму. Но даже будь у ученика текст, в нем все равно отсутствовали многие облегчающие запоминание иллюстративные средства, которые содержатся в современных учебниках. Ни одна из дошедших до нас копий Ars minor, датируемая временем ранее 1500г., не содержит даже попытки упорядочить материал в форме таблиц – во всех манускриптах текст идет строка за строкой, без разбивки на предложения. Таким образом, собственная память была единственной надеждой и опорой ученика. К тому же на латинском ученик должен был говорить и на это были направлены все его усилия. Вопросно-ответная форма изложения Доната весьма способствовала достижению намеченной цели[14].

В Средние века правила Доната не всегда принимали безоговорочно. Отвержение могло происходить по идеологическим причинам. Например, Григорий Великий (ок.540-604гг.) в предисловии к проникнутым духом монашеского аскетизма Моралиям на Иова, полагал, что не следует подгонять язык Библии под нормы классического языка Доната[15]. Позже, того же мнения придерживался Годскалк (805-868гг.), считавший, что когда речь идет о Святом Писании, Донат должен уступить Святому Духу, ведь Дух Святой – есть Ars artium (Наука наук): это под его водительством написана Библия, язык которой выше правил Доната[16]. Для других  была важна не только лингвистика, но и душевная полезность обучения. Так, Грамматика Аспера[17] очень похожа на Ars minor Доната, но традиционные слова-примеры из грамматических парадигм классической латыни были  заменены на слова из монашеской жизни. Так, вместо Musa (Муза) склоняется[18] слово ecclesia (церковь), а ieiunium (пост) заменило scamnum (скамья). В перечне глаголов примерами были ieiunare (поститься), orare (молиться), legere (читать)[19]. Сам же Аспер пишет о том, что его Грамматика более правильная, поскольку в ней даны примеры из христианской жизни. Таким образом, если упрощенность и схематичность изложения Доната отвечали запросам изменившейся системы образования, то примеры – уже не всегда.

Ниже мы предлагаем читателю сам текст учебника Доната, который поможет составить более полное представление о принципах обучения латинскому языку в Средние века.

* * *

Перевод[20] выполнен по изданию «Donati de partibus orationis ars minor»// Grammatici latini, vol.IV (Leipsig, ed. Keil, 1864); reprint. Georg Olms Verlagsbuchhandlung Hildesheim 1961, 1981, по этому же изданию приводится латинский текст. Учтен английский перевод Ars Minor of Donatus, translated from the Latin with introductory sketch by W.J.Chase.

В целом, почти все языковые категории, выделяемые Донатом, имеют современные терминологические соответствия. Однако некоторые из них не поддаются точному переводу на русский язык. Например, qualitas обозначает: 1) деление имен – на собственные и нарицательные, 2) местоимений – на определенные (qualitas finita) и неопределенные (qualitas infinita); у глагола qualitas – это изменение по наклонениям и видам. Genus употребляется в двух значениях: это "род" – для имен и "залог" или "категория" – для глаголов. Figura (фигура) у всех частей речи обозначает деление на простые и составные. Forma – подразделение по видам, при описании глаголов. Чтобы не затемнять специфику деления латинского языка у Доната, мы не переводили перечисленные выше термины.

Для удобства восприятия латинский текст разбит нами на дополнительные абзацы, примеры выделены курсивом, введена дополнительная пунктуация.

Для комментария к переводу использованы издания: Линдсей В.М., Краткая историческая грамматика латинского языка, пер. Петровского Ф.А. (М., изд-во литературы на иностранных языках, 1948); Эрну А., Историческая морфология латинского языка, пер. Бородиной М.А. под ред. Тронского И.М. (М. изд-во иностранной литературы, 1950); Соболевский С.И., Грамматика латинского языка (М., Учпедгиз, 1938).



[1]Следует отличать Элия Доната от Тиберия Клавдия Доната, автора, вероятно, жившего в конце IV в., написавшего Interpretationes Vergilianae, комментария на 'Энеиду'. См. «Donatus, Aelius»// Encyclopedia Britanica, XL vols. (CD-ROM, version 1997).

[2]Иероним, Commentarius in Ecclesiasten, cl. 583, cap. I, ver. 9, linea 233: praeceptor meus Donatus (мой наставник Донат); Eusebii Caesariensis Chronicon. Hieronymi continuatio, cl. 616c, pag. 239, linea 12: Victorinus rhetor et Donatus grammaticus praeceptor meus (ритор Викторин и мой наставник грамматик Донат), см. Cetedoc Library of Christian Latin Text (Tombeur P., 2nd ed., 1994) или см. Corpus Christianorum, Series Latina 72.

[3]Теренций, Евнух 41.

[4]Иероним, Commentarius in Ecclesiasten, cl. 583, cap. I, ver. 9, lin. 230-33: huic quid simile sententiae et comicus ait: "nihil est dictum, quod non sit dictum prius", unde praeceptor meus Donatus, cum istum uersiculum exponeret: "pereant", inquit, "qui ante nos nostra dixerunt".  Об этом Chase W., «Introductory sketch»// The Ars Minor of Donatus, (Madison, University of Wisconsin Studies, 1926), p. 4.

[5]До создания учебников грамматики, Донат написал Комментарии на Теренция и Вергилия. Первая редакция Комментария на Теренция ныне утрачена, но вторая частично сохранилась. Комментарий на Теренция Доната – продукт великолепного знания источника, он содержит интересные сравнения с греческими оригиналами. Из Комментария на Вергилия сохранились лишь вступление, посвящение, сведения о жизни Вергилия, введение к Буколикам и отдельные отрывки (согласно «Donatus, Aelius» // Encyclopedia Britanica).

[6]В русской традиции этот трактат упомянут под названием Большая грамматика (например, см. Словарь античности (М., Прогресс, 1989), с. 191.

[7]Chase, p. 12.

[8]Эти местоимения впоследствии «переродились» в артикли в новых языках, например, в немецком, французском, итальянском и др.

[9]В средние века добавился четвертый раздел, состоящий из орфографии (ortographia), просодии и теории стиха (prosodia), этимологии (ethimologia), синтаксиса (diasinastica). См. Law, V., Grammar and Grammarians in the Early Middle Ages (L. and N-Y, Longman, 1997), pp. 260-261.

[10]Насколько трактат Ars minor Доната был востребован при жизни автора – остается вопросом. Скорее всего он не использовался латино-язычными учениками, поскольку им были необходимы более сложные грамматики. Приведем пример подобного вида обучения из трактата Присциана Partitiones duodecim uersuum Aeneidos principalium по разбору первой строки из Энеиды: Троя – какая часть речи? – Имя. Какое? – Собственное. Какого вида? – Дериват, ведь Троя названа по имени царя Трояна. Назови другие дериваты от него. – Троянский, Тройский. (Troiae quae pars orationis est? – Nomen. Quaele? – Proprium. Cuius speciei? – Deriuatiuae: a Troe enim rege nominata est Troia. Dic ab eo alia deriuata. – Troianus, Troicus), см. Grammatici latini, 8 vols., (Keil), (Leipzig, 1961), III, 467, 7-9.

[11]Здесь мы имеем в виду то, что были восприняты не авторитетные грамматические работы, как например De lingua latina Теренция, а те, которые могли быть приспособлены к изменившейся программе обучения языку.

[12]Подробный перечень см. Chase, pp. 4-24.

[13]Средневековый мальчик, в общем, начинал свое образование между пятью и семью годами (для сравнения: в Древней Греции – только с семи лет; см. Марру А-И., История воспитания в Античности (Греция), (М., ГЛК, 1998), сс. 201-224.  Как только он научался распознавать буквы, их образование в слоги, то приступал к запоминанию латинских слов и фраз из Символа веры, молитвы Отче наш и других основных текстов церковной службы. Учебниками служили переписанные от руки книги. Практика обучения у священников или монахов была следующей: учителя произносили слова для запоминания, ученики повторяли их вслед за ними до тех пор, пока слова (которые часто не имели для них никакого смысла), не были выучены наизусть. Ученики могли записывать слова, используя для этого восковые таблички. Записанное быстро выучивалось наизусть, так как запись должна была быть вскоре стерта для написания нового диктанта на этой же самой табличке на следующий день. Когда несложная часть текстов церковной службы была должным образом выучена, переходили к изучению псалмов. На этом этапе хорошие учителя добивались знания учеником латинского языка как родного. Благодаря такой системе обучения выходила двойная польза. Во-первых, появилась возможность проговаривать, декламировать или петь службу в церкви и у мальчиков в хоре, и у самих верующих. Во-вторых, люди овладевали вокабуляром латинских слов. См. Chase, p. 12-13.

[14]В этом примере виден метод школьного обучения: Ты школяр? Да, я школяр. Что ты читаешь? Я не читаю, но слушаю. Что ты слушаешь? Таблицу Доната, или Александра, или логику, или музыку (Es tu scolaris? Sum. Quid legis? Non lego sed audio. Quid audis? Tabulam, vel Donatum vel Alexandrum vel logicam vel musicam). Насколько скоро и легко средневековый ученик начинал говорить и писать на латыни хорошо демонстрирует письмо, написанное около 900 г. мальчиком своим родителям из монастырской школы. После распросов о различных несущественных вещах, появляются слова: Своим родителям А., отлученный ягненок [посылает] полное любви блеяние (Parentibus suis A agnus ablactus pium balatum) – Robertus Matensis (Migne), vol. 132, col. 533; цит. по Chase, p. 14.

[15]quia indignum uehementur existimo, ut uerba caelestis oraculi restringam sub regulis Donati (я полагаю совершенно не достойным стеснять слова божественного откровения правилами Доната), см. Григорий Великий, Moralium Libri. PL (Migne), vol. 75, col. 516.

[16]non per omnia sequendus est Donatus (не во всем надлежит следовать Донату), см. Oeuvres théologiques et grammaticales de Godescalc d’Orbais (ed. Lambot, Louvain, 1945), p. 499.

[17]Об этом авторе практически нет сведений. Его учебник, озаглавленный Ars Asporii (или Asperi) – первый ирландский учебник латинского языка, см. Ó Cróinín, D. Early Medieval Ireland 400-1200 (L. and N-Y, Longman, 1997), pp. 175-176.

[18]Отметим, что Донат, следуя своим грамматическим предшественникам, использует термин «declinatio» (склонение), присваивая падежные формы именам, местоимениям, прилагательным в единственном и множественном числах. Ранние учителя представляли падежи в графическом виде, посредством радиуса, проведенного в первой четверти круга. На таком чертеже именительный падеж был вертикалью, а другие падежи, были линиями, проведенными от центра все дальше и дальше направо и вниз, и таким образом  отклонялись от вертикали, то есть склонялись (цит. по Chase, p. 23).

[19]См. Ó Cróinín, p.175; Holtz, L. Donat et la Tradition de l’Enseignement grammatical (Paris, Centre National de la Recherche Scientifique, 1981), pp. 142-146; 272-283. Обсуждение см. Law, V., The Insular Latin grammarians. Studies in Celtic History, (Woodbridge, 1982) III, pp.35-41.

[20]Отметим, что работа Ars minor была переведена на церковнославянский язык Дмитрием Герасимовым (1522 г.). Первоначальный перевод Дмитрия утрачен. Сохранилось несколько его вариантов, возможно, переработанных, из которых выделяется один (1562–1563 гг.), представляющий собой «странную смесь латинского с русским – латинский остов в русском облачении» (подробнее об этом см. Ягич И.В. Рассуждения южнославянской и русской старины о церковнославянском языке (СПб., 1895), сс. 524-85). Видимо, Д. Герасимов ставил перед собой задачу не столько перевести Грамматику Доната, сколько, написать собственную и придать латинским парадигмам славянские эквиваленты (кратко о сравнении некоторых аспектов двух Грамматик см. Успенский Б.А. «Grammatica sub specie theologiae»// Избранные труды. Том III. Общее и славянское языкознание (М., Школа «Языки русской культуры», 1997), сс. 379-81). Однако, по такому тексту невозможно получить представление о подлинном Ars minor Доната.

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова