Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

ПАПА ИОАНН ПАВЕЛ II

Да будут все едино

(Ut unum sint)
Oкружное послание об экуменическом долге
Содержание:
Введение.
I. Экуменический долг Католической Церкви
II. Плоды диалога
III. Сколько нам осталось пройти?
Воззвание.

ВВЕДЕНИЕ

1. Да будут все едино! - призыв к единству христиан, произнесённый Вторым Ватиканским Вселенским Собором, с все большей силой отзывается в сердцах верующих, особенно в канун двухтысячного года, который будет для них священным юбилеем, памятью о воплощении Сына Божьего, Который вочеловечился, дабы спасти человека.

Дерзновенное свидетельство многочисленных мучеников нашего века, принадлежащих и к другим Церквям и церковным Общинам, не состоящим в полноте евхаристического общения с Католической Церковью, полагает новую силу в Соборный призыв, и обязывает нас принять и осуществить его требование. Эти наши братья и сестры, об'единённые великодушной жертвенностью их жизни для Царства Божьего, суть наиболее значительное доказательство того, что каждый элемент раз'единения может быть свергнут и превзайдён посредством совершенной самоотдачи евангельскому служению.

Христос зовет всех Своих учеников к единству. Пламенное желание движет мной: обновить ныне этот призыв, снова предложить его со всей определённостью, воспоминая уже отмеченное мною у римского Колизея в Страстную пятницу 1994 года, при окончании медитации о Крестном пути, направляемой словами досточтимого Брата Варфоломея, Патриарха Вселенского и Константинопольского. Я утверждал тогда, что верующие во Христа, соединённые примером мучеников, не могут оставаться раз'единёнными. Если хотят действительно и действенно побороть стремление мира сего обратить в тщету Таинство Спасения, они должны вместе исповедовать одну и ту же истину о Кресте! (1). Крест! –Антихристианское течение ищет погубить его ценность, опустошить его значение, отрицая, что человек имеет в нём корни своей новой жизни; утверждая, что Крест не в состоянии питать перспективы и надежды, ибо человек, как говорят, есть создание совершенно земное, и должен жить, как если бы Бога не было вовсе.

2. Никто не избежит вызова, который все это ставит перед верующими. Они не могут не принять его. Как же мыслимо, в самом деле, отказаться делать всё возможное, чтобы с Божьей помощью обрушить стены разобщённости и недоверия, превзойти препятствия и предрассудки, которые мешают возвещать Евангелие спасения посредством Христа распятого, единственного Спасителя человека, каждого человека? Благодарю Господа, ибо Он побудил нас продвинуться по трудному, но такому богатому радостью, пути единства и общения христиан. Межконфессиональные диалоги на богословском уровне дали положительные и ощутимые плоды, что внушает смелость двигаться вперед.

Кроме догматических расхождений, ждущих своего разрешения, христиане, однако же, не могут недооценивать тяжести атавистического непонимания, унаследованного от минувших времён; тяжести недоразумений и предрассудков одних по отношению к другим. Нередко эту ситуацию отягчает инертность, равнодушие и недостаток взаимного знакомства. По этой причине, экуменический долг должен основываться на обращении сердец и на молитве, которые побудят нас так же к необходимому очищению исторической памяти. Благодатью Духа Святого ученики Господа, воодушевлённые любовью и искренней волей к взаимному прощению и примирению, призваны вместе пересмотреть их скорбное прошлое и те раны, которые оно, к сожалению, и сегодня продолжает наносить. Всё молодеющая сила Евангелия зовёт их к взаимному признанию содеянных ошибок и случайных причин, воздействовавших на истоки их преодолимой разобщённости. Нужен ясный, и спокойный взгляд истины. оживлённый милосердием Божьим, способный освободить души и вдохнуть в каждого обновлённую готовность в виду Евангельского благовестия, направленного к людям всех народов и наций.

3. На Втором Ватиканском Соборе Католическая Церковь необратимо взяла на себя труд пройти путь экуменического поиска, полагаясь, таким образом, на голос Духа Господнего, учащего со вниманием читать "знамения времён". Опыт, прожитый ею за эти годы и продолжающийся и ныне, ещё более сильно просвещают её в познании собственной сущности и исторического назначения. Католическая Церковь признаёт и исповедует слабости своих чад, сознавая, что их грехи составляют равнозначные предательства и препятствия к осуществлению замысла Спасителя. Чувствуя себя постоянно призванной к евангельскому обновлению, она не перестаёт каяться. В то же самое время, однако, она признаёт и все больше восхваляет всесильность Господа, Который, восполнив её духом святости, привлекает её к Своим Страстям и Своему Воскресению.

Умудрённая многими событиями своей истории, Церковь занята освобождением самой себя от всякой чисто человеческой опоры, чтобы жить глубиной закона Евангельских блаженств. Сознавая, что истина не может приниматься иначе как "силою самой истины, которая проникает дух сладостью своею и одновременно силою своей (2) она не ищет для себя ничего, но только свободы проповедовать Евангелие. Ее авторитет, в действительности, проявляется в служении истине и любви.

Я сам намереваюсь проделать любой полезный шаг, для того, чтобы свидетельство всего католического сообщества могло бы быть понято во всей своей чистоте и согласованности, особенно перед той встречей, которую ждёт Церковь на пороге грядущего Тысячелетия, в исключительный час, ради которого она просит Господа о том, чтобы единство всех христиан возросло бы до полноты евхаристического общения (3). На эту благороднейшую цель метит также и настоящее Окружное послание, которое по своей существенно пастырской природе желает внести вклад в поддержку усилий тех, кто трудится за дело единства.

4. Это есть сущая обязанность Римского епископа, поскольку он является преемником Апостола Петра. Я несу его с глубоким убеждением повиноваться Господу и полным сознанием своей человеческой немощи. В самом деле, если Сам Христос доверил Апостолу Петру эту особенную миссию в Церкви, и повелел ему утвердить братьев. Он же дал ему понять его человеческую слабость и нужду в обращении: "и ты некогда, обратившись, утверди братьев твоих". Именно в этой человеческой слабости Апостола Петра проявляется во всей полноте то обстоятельство, что Папа, для совершения этого особенного служения в Церкви, всецело зависит от благодати и молитвы Господней: "Я молился о тебе, чтобы не оскудела вера твоя" (Лк. 22, 32). Обращение Апостола Петра и его преемников находит опору в самой молитве Спасителя, и Церковь непрестанно участвует в этом взывании. В нашу экуменическую эпоху, ознаменованную Вторым Ватиканским Собором, миссия Римского епископа особенно выражается в напоминании о необходимости последователям Христа достигнуть полноты общения. Римский епископ в первом лице должен приобщиться к Христовой молитве об обращении, которая необходима Апостолу Петру в служении братьям. Сердечно прошу участия в этой молитве верных чад Католической Церкви и всех христиан. Все да помолятся вместе со мной за это обращение. Знаем, что Церковь в своём земном паломничестве много страдала и продолжает страдать из–за противостояния и гонений. Надежда, поддерживающая её все же непобедима, как неразрушима и радость, проистекающая из этой надежды. В самом деле, скала, твёрдая и вечная, на которой она основана, есть Иисус Христос, ее Господь. 


I. ЭКУМЕНИЧЕСКИЙ ДОЛГ КАТОЛИЧЕСКОЙ ЦЕРКВИ

Замысел Божий и общение

5. Вместе со всеми учениками Христа, Католическая Церковь основывает на замысле Божьем свой экуменический долг собрать всех воедино. В самом деле, "Церковь не есть реальность, замыкающаяся на себе самой, но непрерывно открыта навстречу миссионерскому и экуменическому движению, ибо послана в мир для благовествования и свидетельства, для осуществления и распространения тайны общения, которая её составляет: собрать всех и вся во Христе, быть для всех нераздельным таинством единства" (4).

Уже в Ветхом Завете, ссылаясь на тогдашнее положение народа Божьего, пророк Иезекииль, прибегая к простому примеру жезла, разделённого на две части, впоследствии приложенные одна к другой, выражал Божью волю "собрать отовсюду" членов Своего раз'единённого народа: "и будут Моим народом, и Я буду их Богом", "и узнают народы, что Я Господь, освящающий Израиля" (ср. 37, 16-28). Евангелие от Иоанна, со своей стороны, и в виду современного состояния народа Божьего. видит в смерти Иисуса смысл единства сынов Божьих: "Иисус умрёт за народ, и не только за народ, но чтобы и рассеянных чад Божьих собрать воедино" (11, 51 - 52). И действительно, как об'ясняет Послание к Ефесянам: "разрушивший стоявшую посреди преграду [...] посредством креста, убив вражду на нём" (ср. 2, 14, 16), из того, что было разделено "Он сделал одно".

6. Единство всего разделённого человечества, есть воля Божья. Поэтому Он послал нам Своего Сына, дабы Тот, претерпев смерть и воскреснув за нас, даровал бы нам Его Дух любви. На кануне крестной жертвы. Сам Иисус молит Отца о Своих учениках и обо всех верующих в Него, чтобы они были едино в живом общении. Из этого следует не только долг, но и ответственность, лежащую пред лицом Бога и Его замысла на тех, которые посредством Крещения становятся Телом Христовым, Телом, в Котором в полноте надлежит осуществиться примирению и причастию. Как же возможно оставаться разделёнными, если в святом Крещении мы "погрузились" в смерть Господа, то есть в само действо, в котором, посредством Сына, Бог обрушил преграды разделения? Разделение "явно противоречит воле Христа, является соблазном для мира и вредит самому святому делу - проповеди Евангелия всей твари" (5).

Экуменический путь – путь Церкви

7. "Владыка веков, Который мудро и долготерпеливо преследует замысел Своей благодати по отношению к нам, грешникам, начал в наши дни обильнее изливать на раз'единённых между собой христиан - дух покаяния и желание единства. Везде, в большом числе есть люди вдохновлённые этой благодатью; также и среди раз'единённых с нами братьев, по действию споспешествующей благодати Духа Святого, возникло движение, все более и более расширяющееся и стремящееся к восстановлению единства всех христиан. В этом движении к единству, называемом экуменическим, участвуют призывающие Триединого Бога и исповедующие Иисуса как Господа и Спасителя, не только отдельные лица, но и об'единённые в группы, в которых они услышали Евангелие, и которые они называют Церковью своей и Божьей. При этом почти все, хотя и по-разному, стремятся к единой и видимой Церкви Божьей, которая была бы подлинно вселенской и посланной ко всему миру, чтобы мир обратился к Евангелию и таким образом, спасся во славу Божью" (6)

8. Это утверждение Постановления об экуменизме Unitatis redintegratio требует прочтения в контексте всего Соборного учения. Второй Ватиканский Собор выражает решение Церкви принять на себя экуменическую задачу христианского единства и предложить её с убеждением и силою: "сей Священный Собор увещает всех верных католиков различать знамения времён и действенно участвовать в экуменическом делании" (7).

Указывая на католические принципы экуменизма, Постановление Unitatis redintegratio, прежде всего, сообразуется с Догматическим постановлением о Церкви Lumen gentium, в той его главе, которая толкует о народе Божьем (8). В то же самое время, оно учитывает и то, что преподано в Соборной Декларации о религиозной свободе Dignitatis Humanae (9).

Католическая Церковь с надеждой берёт на себя экуменический долг, как императив христианской совести, которая просвещена верою и движима любовью. И здесь уместно привести слова Святого Павла к первым римским христианам: "любовь Божья излилась в сердца наши Духом Святым". Итак, наша "надежда не постыжает" (5, 5). Такова надежда на единство христиан, которая в Троичном единстве Отца, Сына и Святого Духа находит свой божественный источник.

9. Сам Иисус, в час Своих страстей, молился: "да будут все едино!" (Ин. 17, 21). Единство, которым Господь одарил Свою Церковь, и в котором Он изволит об'ять всех, не есть нечто добавочное, но стоит в самом сердце Его творения. Не равна она и простому вторичному атрибуту сообщества Его последователей, но принадлежит самой сущности этого сообщества. Бог хочет Церкви, потому что хочет единства, и в единстве выражается вся глубина Его агапе.

Действительно, это единство, данное от Духа Святого, не является совокупностью людей, происходящей от их простого сложения. Это единство состоит из связей, возникающих из вероисповедания, таинств и иерархического общения (10). Верующие есть одно, ибо Духом Святым они состоят в общении с Сыном, и, следовательно, в Его Сыновнем общении с Отцом: "наше общение - с Отцом и Сыном Его, Иисусом Христом" (1 Ио. 1, 3). Для Католической Церкви, стало быть, oбщение христиан не что иное, как проявление в них благодати, посредством которой Бог их соделывает причастными Своего общения, которое есть Его жизнь вечная. Слова Христа, "что будут все едино", являются молитвой, обращённой к Отцу, чтобы Его замысел осуществился в полноте, так чтобы открылось "всем, в чём состоит домостроительство тайны, скрывавшейся от вечности в Боге, создавшем всё" (Еф. 3, 9). Верить во Христа значит желать единства; желать единства значит желать Церкви; желать Церкви значит желать общения благодати, которая соответствует пред-вечному замыслу Отца. Вот каков смысл молитвы Христовой: ut unum sint - да будут все едино.

10. В современном состоянии раз'единения между христианами и в доверчивом поиске полного общения верные католики чувствуют глубокий запрос Господа Церкви. Второй Ватиканский Собор усилил их обязанность посредством ясного экклезиологического видения, открытого всем церковным ценностям, присутствующим у других христиан. Верные католики приемлют экуменическую проблематику в духе веры. Собор гласит, что Церковь Христова "наличествует в Церкви католической, управляемой преемником Апостола Петра и епископами, находящимися в общении с ним" и в то же время признает, что "вне ее состава обретаются многие элементы освящения и истины, являющиеся дарами, свойственными Церкви Христовой, которые побуждают к кафолическому единству(11)".

"Следовательно, эти Церкви и раз'единённые с нами Общины, хотя мы и верим, что они страдают недостатком, не лишены значения и ценности в тайне Спасения. Действительно, Дух Христов не отказывается пользоваться ими, как средствами спасения, сила которых исходит от самой полноты благодати и истины, вверенной Католической Церкви (12)".

11. Таким образом, Католическая Церковь утверждает, что на протяжении, двух тысяч лет истории она сохранилась в единстве со всеми дарами, которыми Бог изволил одарить Свою Церковь, несмотря на зачастую тяжелые кризисы, потрясшие её, недостаток верности в некоторых из её служителей и заблуждения, в которые постоянно впадают её члены. Католическая Церковь знает, что в силу поддержки, идущей от Духа Святого, слабость, посредственность, грехи, иногда, предательство некоторых из её чад не могут разрушить того, что Бог вложил в неё для осуществления Своего благодатного плана. "И врата адовы не одолеют её" (Мф. 16, 18). Однако, Католическая Церковь не забывает, что многие в её лоне затуманивают замысел Божий. Вспоминая о раз'единении христиан, Постановление об экуменизме не оставляет без внимания "вину людей с одной и с другой стороны" (13), признавая, что ответственность не может быть отнесена только за счёт "других". Благодаря Богу, не разрушилось то, что принадлежит структуре Церкви Христовой, ни то общение, которое неизменно сохраняется с другими Церквями и церковными Общинами. Действительно, элементы освящения и истины, присутствующие в других христианских сообществах, в степени их различия одна от другой, составляют об'ективную основу общения, пусть несовершенного, существующего между ними и Католической Церковью. В той мере, в какой эти элементы наличествуют в других христианских сообществах, единая Церковь Христова имеет в них действующее присутствие. По этой причине Второй Ватиканский Собор говорит о некотором, хотя и несовершенном общении. Конституция Lumen Gentium подчёркивает, что Катoлическая Церковь "по ряду причин сознаёт себя связанной" (14) с этими Общинами некоторым истинным общением в Духе Святом.

12. Та же Конституция пространно раз'яснила "элементы освящённости и истины", которые в различных видах присутствуют и действуют за пределами видимых границ Католической Церкви: "Многие из них считают Священное Писание правилом веры и жизни, проявляют подлинное религиозное рвение, веруют с любовью в Бога. Отца Вседержителя, и во Христа, Сына Божия Спасителя, запечатлены крещением, которым они соединены со Христом, и, кроме того, признают и принимают другие таинства в своих Церквах и церковных Общинах. Многие из них имеют епископат, совершают святую Евхаристию, а также благоговейно чтут Богородицу Деву. К этому надо добавить общение в молитвах и других духовных благах и даже некое подлинное единение в Духе Святом, ибо он также действует в них освящающей Своей силой через Свои дары и благодать, а некоторых из них укрепил даже до пролития своей крови. Итак, обо всех учениках Христовых Дух вызывает желание и действие, чтобы все об'единились мирно в единое стадо под одним Пастырем, как установил Христос" (15). Соборное Постановление об экуменизме, говоря о Православных Церквях, в частности, гласит: "Церковь Божия созидается и возрастает совершением Господней Евхаристии в этих отдельных Церквах" (16). Признать все это есть требование истины.

13. Из этого положения Постановление Unitatis Redintegratio непосредственно и безыскусно выводит догматические последствия. По отношению к членам подобных Общин, оно гласит: "Оправданные верою в крещении, они сращены с Христом и, следовательно, по праву носят имя христиан, и чада Католической Церкви правильно признают их братьями в Господе" (17).

По поводу множества благ, присутствующих в других Церквах и церковных Общинах, Постановление добавляет: "Все это, от Христа исходящее и к Нему Самому приводящее, принадлежит по праву единственной Христовой Церкви. Немало также у наших братьев, раз'единённых с нами, совершается священнодействий христианской религии, которые различными образами, согласно различным положениям каждой Церкви или Общины, без всякого сомнения, могут действительно порождать благодатную жизнь и, надо признать, что они способны открыть доступ к общению во спасении" (18)

Речь идет об экуменических текстах величайшей важности. За пределами католической общины нет церковной пустоты. Многочисленные элементы огромной ценности (eximia), которые в Католической Церкви об'единены в полноту спасительных средств и благодатных даров составляющих Церковь, наличествуют и в других христианских Общинах.

14. Все эти элементы несут в себе призыв к единству, чтобы в нём обрести их полноту. Речь не идёт не о простом суммировании всех богатств, рассеянных по христианским общинам, с целью прийти к одной Церкви, которую Бог якобы предназначил для будущего. Согласно великому преданию, засвидетельствованному отцами Востока и Запада, Католическая Церковь верит, что в Пятидесятнице Бог уже провозгласил Церковь в её эсхатологической реальности, приготовляемой Им "со времён Авеля праведного" (19). Она уже дана. По этой причине мы уже находимся в последних временах. Элементы этой Церкви, уже данной, существуют связанные в полноте в Католической Церкви и без таковой полноты в иных Общинах, (20) где некоторые аспекты христианского таинства все же иногда проявляются более плодотворно. Экуменизм предполагает взрастить частичное общение, существующее между христианами, и довести его до полного общения в истине и любви.

Обновление и обращение

15. Переходя от принципов, от императива христианской совести к осуществлению экуменического пути к единству. Второй Ватиканский Собор особенно отмечает необходимость, внутреннего обращения. Призыв Мессии: "исполнилось время и приблизилось Царствие Божие", и следующий за ним призыв: "покайтесь и веруйте в Евангелие" (Мк. 1, 15), которым Иисус начинает Свое служение, указывают на существенный элемент, долженствующий характеризовать каждое новое начало: фундаментальное требование евангелизации на любом этапе спасительного пути Церкви. Это в особенности касается и процесса, которому положил начало Второй Ватиканский Собор, записав в число обновления экуменический долг об'единить разделённых христиан. "Подлинный екуменизм немыслим. без внутреннего обращения" (21)

Собор призывает как к личному, так и к общинному обращению. Стремление каждой христианской общины к единству равнозначно её верности Евангелию. Когда речь идёт о лицах, осуществляющих своё христианское призвание. Собор говорит о внутреннем обращении, об обновлении ума. (22)

Каждый, стало быть, должен более решительно обратиться к Евангелию, и изменить свой взгляд, никогда не упуская из виду замысла Божьего. В экуменизме созерцание дивных дел Божьих (mirabilia Dei) обогащена новыми пространствами, в которых Троичный Бог побуждает благодать к действию: убеждение, что Дух Божий действует в других христианских сообществах, открытие примеров святости, опыт безграничного богатства общения святых, встреча с вернейшими признаками христианского долга. Соответственно и потребность в покаянии имеет быть расширенной: признание некоторых исключений, ранящих братскую любовь, некоего отказа в прощении, некой гордости, того неевангельского самозатворения в осуждении "других", презрения, вытекающего из нездорового предубеждения. Так вся жизнь христиан отмечена экуменической заботой, и они призваны соделаться как бы взращёнными ею.

16. В Соборном учении есть ясная связь между обновлением, обращением и реформой. Оно утверждает: "Церковь в своём странствовании призывается Христом к беспрестанному исправлению, в котором она постоянно нуждается, поскольку она - человеческое и земное учреждение; так что, если что-нибудь, по обстоятельствам времени и событий... было менее точно сохранено, то надо это своевременно восстановить правильно и надлежащим образом" (23) Ни одна христианская община не может миновать этого призыва.

Пребывая в откровенном диалоге, общины помогают одна другой видеть друг друга в свете Апостольского Предания. Это заставляет их задаваться вопросом, действительно ли они сохраняют неповреждённым всё, что Дух передал посредством Апостолов. (24) Что касается Католической Церкви, много раз, как, например, в написанном по поводу Тысячелетия Крещения Руси (25), или в честь воспоминания одиннадцати веков спустя евангелизаторского подвига святых Кирилла и Мефодия (26), я упоминал о подобных требованиях и перспективах. Недавно Правило по применению принципов и норм, по Экуменизму, опубликованное с моим одобрением Советом по Развитию Христианского единства эта требования были распространены на область пастырского служения.(27)

17. Что же касается других христиан, основные документы Комиссии Вера и Устройство (28), а также заявления множества двусторонних диалогов уже снабдили христианские Общины полезными средствами для различения того, что необходимо для экуменического движения и внутреннего обращения, к которому оно должно привести. Эти усилия важны под двойным углом зрения: они показывают уже достигнутый значительный прогресс, и внушают надежду, составляя верную основу для поиска, имеющего быть продолженным и углублённым.

Все возрастающее общение в постоянной реформе, осуществляемой в свете Апостольского Предания, несомненно, является одной из важнейших отличительных средств экуменизма в нынешнем положении христианского народа. С другой стороны оно есть и существенная гарантия на будущее этого народа. Верные католики не могут отрицать, что экуменический порыв Второго Ватиканского Собора есть один из результатов того, насколько Церковь в то время приложила усилий, чтобы быть увиденной в свете Евангелия и Священного предания. Мой Предшественник. Папа Иоанн XXIII, прекрасно понимал это, когда отказался раз'единять обновление и экуменическую открытость (29). К концу Соборных заседаний Папа Павел VI, разворачивая Диалог любви с Церквами, состоящими в евхаристическом общении с Патриархом Константинопольским, и совершая совместно с ним конкретное и значительное дело, "погрузившее в забвение", "исторгнувшее из памяти и из среды Церкви" прошлые анафемы, освятил экуменическое призвание Собора. Стоит вспомнить, что создание некоторого специального органа для экуменизма совпадает с самим началом подготовки Второго Ватиканского Собора (30), и что посредством этого органа мнения и оценки, принадлежащие другим христианским общинам, возымели своё участие в спорах о Божественном. Откровении, о Церкви, о природе экуменизма и о религиозной свободе.

Фундаментальное значение догматического учения

18. Возвращаясь к мысли, высказанной самим Папой Иоанном XXIII, при открытии Собора (31),Постановление об экуменизме упоминает способ толкования догматического учения среди элементов постоянной реформы (32). В этом контексте речь не идёт об изменении содержания веры или значения догматов, об удалении из них существенных слов, о приноравливании истины к вкусам эпохи, об отмене некоторых членов Символа веры под ложным предлогом, что якобы они не могут быть поняты сегодня. Единство, как воля Божия, может осуществиться только в совместном соединении с содержательной целостностью Откровения. В вопросе веры компромисс находится в противоречии с Богом, Который есть Истина. Кто может признать законной примирение в Теле Христовом, Которое есть "Путь, Истина и Жизнь" (Ин. 14, 6), осуществленное ценою Истины? Соборное Постановление о религиозной свободе, Dignitatis Humanae, присваивает человеческому достоинству право на искание истины "особенности в том, что касается Бога. и Его Церкви" (33), и согласие с её требованиями. "Единение", предающее истину, будет, следовательно, противоречием самой природе Божией, предполагающей общение, и самой жажде истины, которая селится в глубине каждого человеческого сердца.

19. И всё же, догматическое учение должно быть представлено так, чтобы быть понятым теми, кому оно предназначено Самим Богом. В Окружном послании Slavorum Apostoli (Апоцтолы славян), я вспоминал, как Кирилл и Мефодий, по этой же причине потрудились перевести библейские понятия и элементы греческого богословия в совершенно иной контекст исторического и мыслительного опыта. Они желали, чтобы единое Слово Божие стало "приемлемым в соответствии с выразительными формами, свойственными каждой цивилизации" (34). Следовательно, они поняли, что невозможно "навязать народам, доверенным их проповеди, как неоспоримое превосходство греческого языка и византийской культуры, так и обычаи и нравы более развитого общества, в котором они выросли" (35). Они задействовали таким образом то "совершенное общение в любви, которое предохраняет Церковь от любой формы партикуляризма, этнического эксклюзивизма и расовых предрассудков, равно как и от любого националистического высокомерия" (36). В том же духе, я не колеблясь обратился к австралийским аборигенам: "вы не должны быть народом, разделённым на две части, [...] Иисус зовёт вас принять Его слова и ценности внутри вашей же культуры" (37). Поскольку, по природе своей, содержание веры предназначено для всего человечества, оно требует быть переведённым на язык всех культур. Действительно, элементом, решающим для общения в истине, является значение истины. Выражение же истины может быть многообразным. И обновление этих форм выражения становится необходимым, чтобы передать современному человеку евангельское благовествование в его неизменном значении.(38)

"Итак, это обновление имеет особое экуменическое значение" (39). И не только обновление способа выражать содержание веры, но и обновление самой жизни в вере. Можно задаться вопросом: кто должен совершить это обновление? Собор ясно отвечает на этот вопрос, что эта забота лежит на "всей Церкви, как на верующих, так и на пастырях, и касается каждого по его способностям, будь то в повседневной христианской жизни, будь то в богословских и исторических изысканиях" (40).

20. Все это крайне важно и имеет фундаментальное значение для экуменической деятельности. Из этого недвусмысленно следует, что экуменизм, как движение за единство христиан, не является только лишь неким "приложением", которое добавляется к традиционной деятельности Церкви. Напротив, он органически входит в церковную жизнь и деятельность и, следовательно, должен охватывать это целое, будучи подобен древесному плоду, здоровому и сочному, который растёт, пока не достигнет полноты своего развития. Так верил в единство Церкви Папа Иоанн ХХIII, и так смотрел он на единство всех христиан. Обращаясь к другим христианам, к большому Христианскому семейству, он констатировал: "то, что нас об'единяет, во много раз сильнее того, что нас раз'единяет". И Второй Ватиканский Собор со своей стороны вещает: "да памятуют все верные Христу, что они тем более будут способствовать единению христиан и, больше того, будут его осуществлять, чем более чистую жизнь по Евангелию они будут стараться вести. Ибо чем теснее будет общение их с Отцом, со Словом и с Духом Святым, тем глубже и легче смогут они увеличить взаимное братское общение" (41).

Первенство молитвы

21. "Это обращение сердца и святость, жизни, соединённые с частными и общими молениями о единстве христиан, должны почитаться душою всего экуменического движения, и справедливо могут именоваться духовным экуменизмом" (42). Происходит шествие по пути, ведущему к обращению сердец, к ритму любви, обращённой к Богу и, в то же самое время, к братьям: ко всем братьям, и к тем из них, которые не состоят в полном общении с нами. От любви рождается желание единства даже в том, сто никогда не чувствовал потребность в нём. Любовь есть творец общения между личностями и между сообществами. Если мы любим друг друга, то стараемся углубить наше общение, направить его к совершенству. Любовь обращена к Богу, Который есть совершенный источник общения, - единство Отца, Сына и Святого Духа, - и придаёт силы для того, чтобы призвать к общению личности и сообщества, восстановить его среди еще разделенных между собой христиан. Любовь это неисчерпаемый поток, дающий жизнь и силу процессу, направленному на единство. Эта любовь находит сбое наиболее совершенное выражение во взаимной молитве. Когда братья, еще не состоящие в полноте общения об'единяются для общей молитвы. Второй Ватиканский Собор определяет их молитву, как душу всего экуменического движения. Она является "вернейшим средством испросить благодать единения, а также подлинным выражением тех уз, которыми католики доныне связаны с раз'единёнными с ними братьями" (43). Даже когда молитва не возносится формально за единство христиан, но по другим причинам, как, например, о мире, сама молитва всё же становится выражением и подтверждением единства. Совместная молитва христиан призывает Самого Христа посетить общины тех, кто молится Ему: "где двое или трое собраны во имя Моё, там Я посреди них" (Мф. 18, 20).

22. Когда христиане молятся вместе, цель единства видится ближе. Кажется, что вековая история сообщества христиан, обозначенная многочисленными расколами, слагается заново, стремясь к тому Источнику своего единства. Который есть Иисус Христос. Он "один и тот же вчера и сегодня и во веки" (Евр. 13, 8). В молитвенном общении Христос реально присутствует, молясь "с нами", "в нас" и "за нас". Это Он путеводит нашей молитвой в Духе Утешителе, Который был Им обещан и дан Его Церкви, когда в Иерусалиме основал ее в первозданном единстве. На экуменическом пути к единству, первенство, несомненно, принадлежит совместной молитве, к единению молящихся, сплочённых между собой вокруг самого Христа. Если христиане, несмотря на разделение, и в дальнейшем смогут соединяться вокруг Христа в совместной молитве, то постепенно будет расти сознание того, насколько ограниченно то, что их раз'единяет, по сравнению с тем, что их об'единяет. Если всё чаще и всё усерднее будут встречаться в молитве перед Христом, то смогут обрести смелость противостоять всей по-человечески скорбной реальности раз'единения, и окажутся вместе в том церковном единстве, которое Христос непрестанно творит в Духе Святом, вопреки всем пределам и немощам человеческим.

23. Наконец, молитвенное общение побуждает на новое виденье Церкви и христианства. Не следует забывать, что Господь молился Отцу о единстве среди Его учеников, чтобы оно засвидетельствовало Его служение, и мир смог бы поверить в то, что Отец послал Его (Ср. Ин. 17, 21). Можно сказать, что в некотором смысле, экуменическое движение получило свой первый посыл из отрицательного опыта проповедников единого Евангелия, каждый из которых призывал в свою Церковь и церковную Общину. К этому противоречию, которое препятствует священному делу Евангельской проповеди, не могли остаться равнодушны те, кто внимал благовестию спасения, и кто находил в этом противоречии препятствие к пониманию евангельского благовествования. К сожалению, это тяжелое препятствие не преодолено. Мы еще не состоим в полноте евхаристического общения, и это правда. И все же, не смотря на разделение, мы движемся по пути к единству, тому единству, которое присуще было Апостольской Церкви у ее истоков, и которого мы искренне ищем, доказательством чему и является наша совместная молитва, подвигнутая верой. В ней мы соединяемся во имя единого Христа. Он наше единство.

"Экуменическая" молитва служит христианской миссии, и является её верительной грамотой. По этой причине она должна особо присутствовать в жизни Церкви и во всякой деятельности, имеющей целью поощрять христианское единство. Как если бы мы должны были всегда возвращаться, собираться вместе на вечерю в день Великого Четверга, хотя наше совместное бытие в том месте еще ждет своего завершения, когда, преодолев все препятствия к совершенному церковному общению, христиане соберутся единым совершением Евхаристии. (44)

24. Радостно отметить, что множество экуменических встреч содержат молитву, и даже завершаются ею. Неделя молитвы за единство христиан, которая отмечается в январе, или, в некоторых странах, во время Пятидесятницы, стала распространённой и признанной традицией. Но и вне этого на протяжении года есть много обстоятельств, побуждающих христиан молится вместе. В связи с этим я хотел бы напомнить тот особенный опыт паломничества Папы среди Церквей, на разных континентах и странах современной экумены. Именно на Втором Ватиканском Соборе, и я сознаю это, Папа был ориентирован на это особое дело своего апостольского служения. Можно сказать и больше. Собор превратил это паломничество Папы в конкретную обязанность, касающуюся роли Римского епископа в служении общению (45). Эти мои визиты почти всегда приводили к экуменической встрече и к совместной молитве братьев, ищущих единства во Христе и в своей Церкви. С особенным волнением вспоминаю совместную молитву в Кентерберийском Кафедральном соборе, вместе с примасом Англиканской общины 29 мая 1982 года, когда в том дивном здании я узнавал "красноречивое доказательство долгих лет наших общих и грустные года разделения, которые за ним последовали" (46). Не могу забыть и подобные молитвы в скандинавских и в северных странах (1 - 10 июня 1989 года), в обоих Америках и в Африке; молитву при Всемирном Совете Церквей (12 июня 1984 года), - органе, имеющем целью призвать Церкви и церковные Общины, участвующие в нем к "черте видимого общения в единой вере и в едином евхаристическом причастии, выраженном в культе и совместной жизни во Христе" (47). А как же могу я позабыть мое участие в Божественной литургии в Церкви Святого Георгия при Вселенском Патриархате (30 ноября 1979 года), и богослужение в Соборе Святого Петра, во время визита в Рим моего досточтимого Брата, Патриарха Димитриоса I (6 декабря 1987 года)? Тогда у алтаря Исповедания мы вместе исповедали Никейско-Царьградский Символ веры, согласно его первоначальному греческому тексту. Не хватит слов описать характерные особенности каждой из этих молитвенных встреч. Несмотря на условности прошлого, в различной мере отягчавшие каждую из этих встреч, все они имеют свою особенную выразительность, все они запечатлены в церковной памяти, направленной Духом Утешителем на поиск единства всех верующих во Христа.

25. Не только Папа стал паломником. В эти годы многие Достойные представители других Церквей и церковных Общин нанесли мне визиты в Рим, где я мог молиться вместе с ними частным образом или на общественном богослужении. Я уже упомянул о приезде Патриарха Димитриоса I. Сейчас мне хотелось бы вспомнить молитвенную встречу, соединившую меня во время служения вечерни в Соборе святого Петра с лютеранскими архиепископами, примасами Швеции и Финляндии, по случаю празднования Шестисотлетия канонизации святой Бригитты (5 октября 1991 года). Речь идёт лишь об одном примере, ибо сознание долга молиться за единство превратилось в неот'емлемую часть церковной жизни. Нет ни одного важного и значительного события, которое не благоприятствовало бы ко взаимному присутствию и совместной молитве христиан. Мне невозможно перечислить все эти встречи, хоть все они достойны упоминания. Воистину, Господь взял нас за руку и ведёт. Этот взаимообмен, эти молитвы уже заполнили великое множество страниц нашей "Книги единства", "Книги", которую мы должны вновь перелистывать и перечитывать, чтобы извлекать из неё вдохновение и надежду.

26. Молитва, общность молитвы, позволяет нам всегда находить евангельскую истинность слов: "один, у вас Отец" (Мф. 23, 9) - этот Отец, Авва, которого молит сам Христос, Его Сын единородный и единосущный. Далее следует: "один у вас Учитель и все вы братья" (Мф. 23, 8). Экуменическая молитва раскрывает это фундаментальное измерение братства во Христе, Который умер, чтобы об'единить рассеянных чад Божиих, чтобы мы, став сыновьями чрез Сына (ср. Еф. 1, 5), наиболее полно отразили собой неисповедимую глубину Божьего отцовства, и наряду с этим истину о человечестве, свойственную каждому по отдельности и всем вместе.

"Экуменическая" молитва, молитва братьев и сестёр выражает все это. Они, именно потому, что раз'единены, со всё большей надеждой об'единяются во Христе, доверяя Ему грядущее их единства и их общения. К этому еще более удачно можно приложить учение Собора: "Господь Иисус, когда Он молится Отцу, чтобы "все едино были [...] , как и Мы едино" (Ин. 17, 21 - 22), открывает непостижимые человеческому разуму перспективы и указывает, что есть некое сходство между единением Лиц Пресвятой Троицы и единением сынов Божьих в истине и любви" (48).

Само обращение сердца, существенное условие для каждого подлинного поиска истины, проистекает из молитвы и ею же направляется к завершению: "от обновления ума, от отречения от самого себя и от свободного излияния любви исходят и созревают порывы к единству. Поэтому нам надо просить у Духа Святого благодать искреннего самоотвержения, смирения и кротости в служении и братского великодушия по отношению к другим" (49).

27. Молиться за единство не запрещено, однако, тем, кто живёт в контексте разделения между христианами. Из того личного и интимного диалога, который каждый из нас должен вести с Господом в молитве, забота об единстве не должна быть исключена. Только так, в действительности, она может стать частью нашей жизни и тех обязанностей, которые мы возложили на себя в Церкви. Для того чтобы доказать эту потребность, угодно мне было предложить верным чадам Католической Церкви образцовый, как мне кажется, пример монахини траппистки Марии Габриэллы от Единства (50), которую я провозгласил блаженной 25 января 1983 года. Сестра Мария Габриэлла, призванная оставить суетный мир, посвятила всё своё существование размышлению и молитве над XVII главой Евангелия от Иоанна и посвятила себя единству христиан. Такова опора каждой молитвы: полное и безраздельное посвящение самого себя Отцу, чрез Сына, в Духе Святом. Пример сестры Марии Габриэллы поучает нас, дает нам понять, что для молитвы за единство нет какого-то отведённого времени, особенного места и обстоятельств. Молитва Христа Отцу есть образец для всех, везде и всегда.

Экуменический диалог

28. Если молитва является "душой" экуменического обращения и стремления к единству, на ней основывается и в ней находит поддержку все то, что Собор определяет, как "диалог". Это определение, конечно же, не осталось без связи с современной персонали- стской мыслью. Поведение, именуемое "диалогом", располагается на уровне природы личности и её достоинства. С философской точки зрения, это положение вещей связано с христианской истиной о человеке, выраженной Собором: человек­­ "единственное на земле творение, которое Бог восхотел ради Себя самого", и поэтому он "может вполне найти себя самого только через искреннюю отдачу самого себя" (51). Диалог есть необходимый переход на пути человеческого самоосущестления, как в случае отдельной личности, так и в случае любого человеческого сообщества. Хотя кажется, что из самого понятия "диалог" на первом плане возникает познавательный момент, каждый диалог имеет в себе и глобальное, экзистенциальное измерение. Оно вовлекает в себя человеческий суб'ект в его целостности. Диалог между общинами особенным образом заставляет действовать суб'ективность каждой из них.

Эта истина о диалоге, так глубоко выраженная Папой Павлом VI в его Энциклике Ecclesiam Suam, (52) была и учением Собора, и его экуменической практикой. Диалог это не только обмен идеями. В какой-то мере он всегда обмен дарами. (53)

29. По этой причине, так же и Соборное Постановление об экуменизме поставляет на первый план "всё что служит к устранению слов, суждений и дел по справедливости и истине не соответствующих положению раз'единённых с нами братьев и таким образом усложняющих взаимные сношения" (54) Это Постановление под'емлет вопрос с точки зрения Католической Церкви, и относится к критерию, который она должна прилагать в связи с другими Христианами. Есть, однако, во всем этом потребность взаимнoсти. Придерживаться этого критерия необходимо для каждой из сторон, желающих вести диалог, и является его начальным условием. Нужно перейти от состояния антагонизма и конфликтов к уровню, на котором обе стороны признают друг в друге партера. Когда начинается диалог, каждая сторона должна заранее признать в своём, собеседнике существование желания примириться и достигнуть единства в истине. Для осуществления всего этого, должны исчезнуть проявления взаимного противостояния. Только так диалог поможет преодолеть, разделение и сумеет приблизить нас к единству.

30. Можно подтвердить, с живой благодарностью к Духу Истины, что Второй Ватиканский Собор был благословенной порой, когда осуществились основные условия для участия Католической Церкви в экуменическом диалоге. С другой стороны, присутствие многочисленных наблюдателей из различных Церквей и церковных Общин, их активное участие в соборной жизни, многочисленные встречи и совместные молитвы, которые Собор сделал возможными, внесли вклад в создание условий для совместного диалога. Во время Собора представители других Церквей и церковных Общин на опыте убедились в готовности католического епископата, всего мира и, в частности, Апостольского Престола к диалогу.

Локальные структуры диалога

31. Экуменический диалог в том виде, как его суть была прояснена со времён Собора, далёк от того, чтоб быть прерогативой Апостольского Престола, и составляет обязанность отдельных частных и Поместных Церквей. Епископскими конференциями, и Синодами Восточных Католических Церквей были учреждены специальные комиссии по развитию экуменического духа и деятельности. Аналогичные структуры действуют и на уровнях отдельных епархий. Подобные инициативы свидетельствуют об общем и конкретном участии Католической Церкви в практическом приложении Соборных указаний об экуменизме. Именно это является существенным аспектом экуменического движения (55). Диалог не только был предпринят на практике, но и стал об'явленной необходимостью, одним из приоритетов Церкви. Вследствие этого усовершенствовалась техника диалога, благоприятствуя в то же время его духу. 6 связи с этим, прежде всего, следует сослаться на существующий "в организованных по религиозным побуждениям собраниях христиан различных Церквей и Общин - "диалог", проводимый между сведущими и опытными лицами, в котором каждый может глубже об'яснить учение своего вороисповедания и ясно изложить его характерные черты" (56). Полезно, однако и каждому верующему знать метод, позволяющий вести диалог.

32. Как утверждает Декларация о религиозной свободе, "истину должно искать так, как подобает человеческой личности и ее социальной природе, то есть, свободным исследованием при помощи учреждённой учительной власти, общения и диалога, через которые одни другим излагают истину, которую они нашли, дабы оказать помощь взаимно друг другу в искании истины; как только истина познается, нужно твердо принять ее личным согласием" (57). Экуменический диалог обладает существенной важностью. "Через такой диалог все приобретают более верное знание и более справедливую оценку учения и жизни каждого вероисповедания; и тогда эти вероисповедания достигают более широкого сотрудничества в многочисленных отраслях деятельности, способствующих общему благу, согласно требованиям всякой христианской совести, и об'единяются, поскольку возможно, в единодушной молитве. Наконец, все проверяют свою верность воле Христовой относительно Церкви, и предпринимают решительно - как должно - дело обновления и исправления" (58).

Диалог, как испытание совести

33. В намерениях Собора экуменический диалог имеет характер совместного поиска истины, в частности, истины о Церкви. В самом деле, истина формирует сознание и направляет его действие на пользу единства. В то же время она требует, чтобы сознание христиан, разделённых между собой братьев, и их деятельность подчинилась молитве Христа о единстве. Существует синергия между молитвой и диалогом. Более глубокая и сознательная молитва делает диалог более плодоносным. Но если с одной стороны, молитва есть условие для диалога, с другой - она становится во все более зрелой форме его плодом.

34. Благодаря экуменическому диалогу мы можем говорить о большей зрелости нашей взаимной я совместной молитвы. Это возможно, поскольку диалог быполняет одновременно и функцию испытания совести. Как не вспомнить в связи с этим слова Первого Послания Апостола Иоанна? "Если говорим, что не имеем греха, обманываем самих себя, и истины нет в нас. Если исповедуем грехи наши, то Он, будучи верен и праведен, простит нам грехи наши и очистит нас от всякой непраады" (1, 8 - 9). Евангелист Иоанн устремляется еще дальше, утверждая: "если говорим, что мы не согрешили, то представляем Его лживым, и слова Его нет в нас" (1 Ио. 1, 10). Весьма решительное побуждение к сознанию нашего состояния греховности должно так же стать одной из характеристик духа, в котором разворачивается экуменический диалог. Если он не становится испытанием совести, как "диалог сознаний" , можем ли мы рассчитывать на ту определенность, которую тот же Апостол передает нам в том же Послании? "Дети мои! сие пишу вам, чтобы вы не согрешали; а если бы кто согрешил, то мы имеем ходатая пред Отцом, Иисуса Христа, праведника. Он есть умилостивление за грехи наши, и не только за наши, но и за грехи сего мира" (2, 1. - 2). Все грехи мира разрешились в спасительной жертве Христа, так же и те, что совершились против единства Церкви: грехи христиан, и грехи пастырей не менее грехов паствы. Даже после множества грехов, внесших вклад в историческое разделение, единство христиан возможно, с условием, что будет сознание совершенного греха против единства, и сознание необходимости нашего обращения. Не только личные грехи должны быть искуплены и преодолены, но и грехи социальные, так сказать, сами "структуры" греха, способствовавшие и могущие так же впредь способствовать усугублению разделения.

35. Еще раз Собор приходит нам на помощь. Можно сказать, что все Постановление об экуменизме пропитано духом внутреннего обращения (59). Экуменический диалог обретает в этом документе свой личный характер, он претворяется в "диалог обращения", и, следовательно, согласно выражению Папы Павла VI, в подлинный "диалог спасения" (60). Диалог не может разворачиваться следуя исключительно горизонтальному направлению, ограничиваясь лишь встречей, обменом мнениями, или даже своими дарами с каждой общиной. Он стремится так же и, прежде всего, к вертикальному измерению, которое направляет его к Тому, Кто, будучи Спасителем мира и Вершителем Истории, является нашим примирением. Вертикальное измерение диалога заключается в общении и взаимном признании нашего состояния мужчин и женщин имеющих на себе грехи. Именно это измерение открывает в братьях, живущих в Общинах, не находящихся в полном общении между собой, то внутреннее пространство, в котором Христос, источник единства Церкви, может действовата, плодотворно со всей мощью Своего Духа Утешителя.

Диалог для решения разногласий

36. Диалог является так же естественным орудием для сравнения различных мнений и, в особенности, для рассмотрения тех разногласий, которые препятствуют полноте евхаристического общения между христианами. Постановление об экуменизме, прежде всего, уделяет внимание описанию нравственных условий, в согласии с которыми должны вестись собеседования на догматическую тему: "в экуменическом диалоге католические богословы, верные учению Церкви, изучая вместе с раз'единёнными с нами братьями Божественные тайны, должны действовать с любовью к истине, с дружелюбием и смирением" (61).

Любовь к истине является наиболее глубоким измерением подлинного поиска полного евхаристического общения между христианами. Без этой любви было бы невозможно противостоять об'ективным трудностям богословского, культурного, психологического и социального характера, которые встречаются при изучении природы разногласий. К этому внутреннему и личному измерению должен безраздельно прилагаться так же и дух любви и смирения: любви к собеседнику, смирения по отношению к истине, которая открывается и, возможно, будет требовать пересмотра прежних утверждений и подходов.

Что касается изучения разногласий. Собор требует, чтобы все догматическое учение было изложено с ясностью. В то же время он требует, чтобы образ и метод провозглашения католического вероисповедания не был препятствием для диалога с братьями (62). Действительно возможно свидетельствовать о собственной вере и об'яснять догматику таким способом, который был бы верен, законен и понятен, и в то же самое время учитывал бы как мыслительные категории других христиан, так и их конкретный исторический опыт.

Очевидно, что полнота евхаристического общения должна осуществляться вместе с приятием всей без исключения истины, в которую Святой Дух вводит учеников Христа. Посему должно решительно и совершенно отказаться от любой формы редукционизма или легкого "согласия". Должно решать сложные вопросы, ибо, если их оставлять без внимания, они проявятся в другое время в том же самом виде, или же под иным покрытием.

37. Постановление об экуменизме Unitatis Redintegratio указывает на критерий, которому должно следовать, когда речь идёт о том, как католики должны преподносить догматическое учение или сравнивать его с другими: "пусть они помнят, что в католическом учении существует порядок или "иерархичность" истин, так как соотношение их к основе христианской веры неодинаково. Так будет выровнен путь, который поведёт всех через братское соревнование к более глубокому познанию и к более ясному проявлению неисследимых богатств Христoвых" (63).

38. Во время диалога неотвратимо возникает проблема различных формулировок догматического учения в разных Церквях и церковных Общинах, и этот факт имеет за собой не одно последствие в экуменической деятельности.

Прежде всего, перед догматическими формулировками, которые различаются с принятыми в данной общине, следует проверить, не подразумевается ли под различными словами одно и то же содержание, как это было, например, установлено в недавних совместных заявлениях, подписанных моими Предшественниками и мной, вместе с Патриархами Церквей, с которыми на протяжении веков имелись Христологические противоречия. Что же касается формулировок истин откровения, Декларация Мysterium Ecclesiae утверждает: "хотя истины, которые Церковь намерена действенно преподавать посредством догматических формулировок, отличаются изменяющимися представлениями, свойственными какой-то определённой эпохе, и могут быть выражены и без них, возможно выразить те же самые истины Церковного учения в терминах, соответствующих этим представлениям. Исходя из этого, следует признать, что догматические формулировки Церковного учения с самого начала были пригодны сообщать истину Откровения, и всегда остаются пригодными сообщать её тому, кто их правильно понимает" (63). В связи с этим, экуменический диалог, который стимулирует вовлечённые в него стороны расспрашивать и понимать друг друга, взаимно об'ясняться, позволяет делать неожиданные открытия. Споры и нетерпимые разногласия превратили в несопоставимые утверждения то, что на деле было лишь результатом двух взглядов, направленных на иссследование одной и тон же действительности, но с разных углов зрения. Ныне необходимо найти формулу, которая, охватывая действительность в её целостности, позволяла бы превзойти частичные прочтения и избавиться от ложных толкований. Одним из преимуществ экуменизма является то, что посредством его христианские общины способны открыть неисповедимое богатство истины. И в связи с этим все, совершаемое Святым Духом в "других", может послужить к назиданию любой общины и, некоторым образом, для ее поучения тайне Христа. Подлинный экуменизм это благодать истины.

39. Диалог, наконец, поставляет собеседников перед настоящими противоречиями, касающимися веры. Эти противоречия в особенности должны решаться в искреннем духе братской любви, уважения к требованиям собственной совести и совести ближнего, с глубочайшим смирением перед истиной и любовью к ней. Противостояние в этой области имеет две существенных отправных точки: Священное Писание и Церковное Предание. На помощь католикам приходит вечно жизнеспособное учение Церкви.

Практическое сотрудничество

40. Сношения между христианами не ограничиваются одним лишь взаимным знакомством, совместной молитвой и диалогом. Они нынче предполагают и требуют всякого возможного практического сотрудничества на разных уровнях, как то на пастырском, культурном, социальном и даже в свидетельстве о евангельском благовествовании. (66)

"Сотрудничество всех христиан живо выражает уже существующий между ними союз и проливает более полный свет на лик Христа Служащего" (67). Подобное сотрудничество, основанное на общей вере, не только наполнено братским общением, но является епифанией Самого Христа.

Кроме этого, экуменическое сотрудничество есть настоящая школа экуменизма, динамический путь к единению. Единство действия ведёт к полному единству веры: "таким сотрудничеством все верующие во Христа легко могут постичь как лучше узнать и больше уважать друг друга и как проложить путь к единству христиан". (68)

В глазах мира сотрудничество между христианами приобретает измерение совместного христианского свидетельства и становится орудием евангелизации и благодеяния для одних и для других. 


II. ПЛОДЫ ДИАЛОГА

Вновь обретённое братство

41. Все сказанное выше по поводу экуменического диалога от Соборных заключений и далее побуждает возблагодарить Духа истины, Которого Христос обещал Апостолам и Церкви (Ср. Ин. 14, 26). Случается впервые в истории, что деятельность за единство христиан приобрела столь большие размеры и распространилась в столь обширной области. Это уже величайший дар Божий, который заслуживает всей нашей благодарности. Из полноты Христа получаем "благодать на благодать" (Ин. 1, 16). Признать то, сколько нам уже дал Бог, есть условие предрасполагающее нас к получению даров, необходимых для совершения экуменического делания за единство.

Совместный взгляд на последние тридцать лет даёт нам возможность лучше понять плоды этого совместного обращения к Евангелию, из которого Дух Божий соделал орудие экуменического движения.

42. Случается, к примеру, что - в самом духе Нагорной проповеди - христиане, принадлежащие к одной конфессии уже не считают других христиан врагами или чужаками, но видят в них братьев и сестёр. С другой стороны, даже выражение "разделённые братья" в обиходе стремится быть заменённым словами более выявляющими глубину общения, - основанную на его крещенском характере, - которую Дух питает, несмотря на исторические и канонические разногласия. Уже говорится о "других христианах", об "иных крещёных", о "христианах из других общин". Правило по применению принципов и норм по экуменизму определяет общины, к которым принадлежат эти христиане, как Церкви и церковные Общины "не пребывающие в полноте общения с Католической Церковью" (69). Такое расширение лексики приводит к значительному развитию образа мыслей. Сознанне совместной принадлежности к Христу углубляется. Я имел возможность во время экуменических богослужений многократно лично констатировать, что эти богослужения являются одними из важнейших событий моих апостольских путешествий в разные части света, или экуменических встреч, имевших место здесь, в Риме. "Всемирное братство" христиан стало твёрдым экуменическим убеждением. Предавая забвению прошлые отчуждения. Общины некогда враждующие сегодня во многих случаях заняты взаимопомощью. Иногда предоставляются в пользаванне культовые сооружения, выделяются стипендии для образования служителей Общин, испытывающих недостаток средств, часто бывают случаи ходатайства перед светскими властями за других христиан, несправедливо притесняемых, явно доказывается необоснованность клеветы, жертвами которой иногда становятся определенные группы.

Одним словом, христиане обратились к братской любви, которая охватывает всех последователей Христа. Если случается, что по причине бурных политических страстей расцветает некоторая агрессивность, или дух соперничества, то предводители вовлечённых сторон стараются, чтобы преимущество было за "Новым Законом", продиктованным духом любви. К сожалению, подобный дух не оказался в состоянии смягчить все ситуации жестоких конфликтов. Экуменический долг от тех, кто взял его на себя, нередко требует подлинно героического выбора.

Следует в связи с этим подтвердить ещё раз, что признание братства не есть следствие либеральной филантропии или неопределённого духа семейственности. Оно коренится в признании единого Крещения, и последующей потребности в том, чтобы Бог прославлялся в Его творении. Правило по применению принципов и норм по экуменизму ратует за взаимное и официальное признание Крещений. (70) Это оставляет позади пределы простой экуменической "вежливости" и представляет собой фундаментальное экклезиологическое утверждение.

Целесообразно припомнить, что фундаментальный характер Крещения в созидательной деятельности Церкви был так же подчёркнут благодаря многостороннему диалогу. (71)

Солидарность на службе человечеству

43. Всё чаще происходит, что ответственные представители христианских Общин во имя Христа принимают одну позицию по отношению к важнейшим проблемам, касающимся человеческого призвания, свободы, справедливости, мира, будущего земли. Поступая таким образом, они "общаются" в одном из составляющих элементов христианской миссии: напоминать обществу способом, который умеет быть реалистичным, о воле Божьей, побуждать к постоянной бдительности власти и граждан, чтобы они не стали следовать тропе, могущей привести к попранию человеческих прав. Само по себе ясно, и опыт подтверждает это, что в некоторых обстоятельствах общий голос всех христиан имеет больше влияния, чем голос какой-либо одной общины.

Ответственные представители Общин, однако, не являются единственными, кто собирается с обязанностью трудиться за единство. Многочисленные христиане всех общин, по причине их веры, участвуют в смелых проектах, предлагающих изменить лицо мира, чтобы восторжествовало уважение к правам и нуждам всех, особенно же бедных, униженных и беззащитных. В Окружном послании Sollicitudo Rei Socialis я с радостью констатировал факт этого сотрудничества, подчеркнув, что Католическая Церковь не может избегнуть его (72). Действительно, христиане, некогда действовавшие параллельно друг другу, ныне совместно заняты этим делом, дабы восторжествовало благоволение Божье.

Логика вещей становится всё более евангельской. По этой причине, подтверждая ещё раз то, что я написал в моем первом Окружном послании Redemptor Hominis, я воспользовался случаем "настаивать на этом моменте и поощрять всякое усилие в этом направлении, на всех уровнях, на которых мы встречаемся с нашими братьями христианами" (73). Я просил у них благодарить Бога "за то, что Он уже свершил в других Церквях и церковных Общинах и посредством их" так, как и посредством Католической Церкви, поощряя их "и впредь делать сообща всё возможное" (74). Сегодня я с удовлетворением констатирую, что обширная сеть экуменического сотрудничества все более расширяется. Так же и под влиянием Всемирного совета Церквей производится большая работа в этой области.

Схождения в Слове Божьем и в богослужении

44. Прогресс экуменического обращения значителен и в другом секторе, который относится к Слову Божьему. Имею в виду, прежде всего, событие столь важное для различных языковых групп, как экуменические переводы Библии. После издания Вторым Ватиканским Собором Конституции Dei Verbum, Католическая Церковь не могла не принять с радостью участие в этом деле (75). Эти переводы, сделанные специалистами, составляют надежную опору для молитвы и пастырской деятельности всех последователей Христа. Кто в состоянии припомнить, насколько способствовали разделению, в особенности на Западе, споры вокруг Священного Писания, тот сможет понять, насколько значительным шагом вперёд являются эти совместные переводы.

45. Литургическому обновлению в Католической Церкви ответила инициатива к обновлению богослужения во многих церковных Общинах. Некоторые из них, основываясь на пожелании, выраженном на экуменическом уровне (76), оставили прежний их обычай служить литургию Вечери Господней лишь в редких и особенных случаях, и высказались за воскресное служение. С другой стороны, сравнивая циклы литургических чтений различных западных христианских общин, можно заключить, что они в основном и существенном сходятся. Всё так же на экуменическом уровне (77), было особенно подчёркнуто значение литургии и литургических атрибутов (изображений, икон, одеяния, свечей, каждения, жестикуляции). Кроме того, в богословских учебных заведениях, где получают образование будущие служители Церкви, исследования по истории и значению литургии становятся неот'емлемой частью учебной программы, как вновь открывающаяся необходимость.

Речь идёт о знаках схождения, относящихся к разным аспектам сакраментальной жизни. Действительно, по причине некоторых разногласий, касающихся веры, ещё не представляется возможным совместно служить одну и ту же евхаристическую литургию. И все же мы пламенно желаем вместе служить Евхаристию Господа нашего, и это желание становится уже общей молитвой. Совместно обращаемся мы к Отцу, и с каждым разом делаем это всё более с "единым сердцем". Порой возможность скрепить, наконец, это общение, - "реальное, хоть ещё и не полное" - кажется более близким. Кто бы мог хотя бы подумать об этом веком раньше?

46. В связи с этим, радостно вспомнить, что католическое духовенство может в определённых частных случаях, предоставлять таинства Евхаристии, покаяния, елеосвящения другим христианам, которые не состоят в полном евхаристическом общении с Католической Церковью, но пламенно желают получить эти таинства, просят об этом свободно, и, в поисках собственного совершенства во Христе, выражают ту же веру, которую Католическая Церковь исповедует в этих таинствах. Взаимно, в определённых обстоятельствах и особенных случаях так же и католики могут прибегнуть для тех же таинств к служителям Церквей, у которых эти таинства значимы. Условия для подобного взаимного приятия установлены нормативно и соблюдать их надлежит для экуменического развития.

Ценить блага, присутствующие среди других христиан

47. Диалог не разворачивается исключительно вокруг догматического учения, но вовлекает в себя всю человеческую личность, и является также диалогом любви. Собор подтверждает: "надо, чтобы католики с радостью признавали и ценили подлинно христианские блага, исходящие из общего наследия и находящиеся у раз'единённых с нами братьев. Справедливо и спасительно признавать богатства Христовы и действия Его силы в жизни тех, кто свидетельствует о Христе иногда даже до пролития крови; ибо Бог всегда дивен и в делах Своих достоин удивления" (79):

48. Отношения, которые члены Католической Церкви установили с другими христианами после Собора, позволили открыть то, что свершает Господь в тех, кто принадлежит к другим Церквям и церковным Общинам. Этот прямой контакт на различных уровнях между пастырями и рядовыми членами Общин, заставил нас осознать свидетельство предлагаемое другими христианами Богу и Христу. Открылось обширнейшее пространство для всего экуменического опыта, который вместе с тем является вызовом нашей эпохе. Двадцатый век, разве это не время великого свидетельства, идущего "даже до пролития крови"? А это свидетельство, разве оно не относится также и к различным Церквям и церковным Общинам, которые производят своё имя от Христа, распятого и воскресшего?

Это всеобщее свидетельство святости, как верность единому Господу, является экуменическим потенциалом, исключительно богатым благодатью. Второй Ватиканский Собор подчеркнул, что блата, присутствующие среди других христиан, могут вносить вклад в наше назидание: "нельзя забывать и о том, что ее совершаемое благодатью Духа Святого в раз'единённых с нами братьях, может послужить также к нашему назиданию. Ничто подлинно христианское никогда не противоречит подлинным благам веры, но напротив, может содействовать более совершенному проникновению в тайну Христа и Церкви" (80). Экуменический диалог, как истинный диалог спасения, всегда будет стимулировать этот процесс, уже начавшийся сам по себе, и призванный стремиться к истинному и полному общению.

Рост общения

49. Ценным плодом сношений между христианами и богословского диалога, ведомого ими, является рост общения. Как этот диалог, так и остальные сношения позволили христианам осознать элементы веры, которые принадлежат им сообща. Это послужило еще более сильному сплочению их деятельности, направленной к единству. Во всем этом Второй Ватиканский Собор остается мощным двигательным и направляющим центром.

Догматическое постановление о Церкви Lumen Gentium связывает догматическое учение Католической Церкви с признанием спасительных элементов, находящихся в других Церквях и церковных Общинах. Речь не идёт об осознании статических элементов, пассивно присутствующих в этих Церквах и Общинах. Поскольку это блага Церкви Христовой, по их природе, они побуждают к восстановлению единства. Из этого следует, что поиск единства христиан не есть факультативный акт, или действие, продиктованное соображениями целесообразности, но он есть требование, происходящее из самой сути христианской общины.

Подобным же образом, двусторонние богословские диалоги с большими христианскими Общинами, исходят из признания реальной степени общения, и прогрессивно ведутся на тему разногласий существующих между ними. Господь подал христианам нашего времени возможность уменьшить традиционную напряжённость.

Диалог с Восточными Церквями

50. В связи с этим следует, прежде всего, признать с особой благодарностью к Божественному Провидению, что связь с Восточными Церквями, повреждённая на протяжении веков, несколько восстановилась после Второго Ватиканского Собора. Наблюдатели от этих Церквей, присутствовавшие на Соборе, наряду с представителями и наблюдателями от западных Церквей и церковных Общин, в столь торжественный для Католической Церкви момент публично из'явили совместное желание искать единства.

Собор, со своей стороны, об'ективно и с глубокой любовью отнёсся к Восточным Церквям, подчёркивая их церковность и об'ективные узы общения, связывающие их с Католической Церковью. Постановление об экуменизме гласит: "Церковь Божья созидается и возрастает совершением Господней Евхаристии в этих отдельных Церквях", прибавляя, что "эти Церкви, хотя и раз'единённые с нами, обладают истинными таинствами, особенно в силу Апостольского преемства, Священством и Евхаристией, которыми они доныне связаны с нами теснейшим образом" (82).

За Восточными Церквями была признана их великая литургическая и духовная традиция, специфический характер их исторического развития, канонические правила, установленные святыми отцами, и Вселенскими Соборами, за которыми они следовали с древнейших времён, их своеобразный способ проповедовать учение. Все это было признано в убеждении, что обрядовое разнообразие совершенно не противоречит единству Церкви, напротив, умножает её внутреннюю красоту и немало способствует исполнению её миссии.

Второй Ватиканский Вселенский Собор желает поставить диалог в основу существующего общения и призывает уделить внимание именно на богатую реальность Восточных Церквей: "поэтому Священный Собор увещевает всех, но, особенным образом, тех, кто стремится содействовать установлению желанного полного общения между Восточными Церквями и Католической Церковью, - уделить должное Внимание особым условиям возникновения и роста Восточных Церквей и характеру отношений, между ними и Римским Престолом до разделения, и составить себе обо всём этом правильное суждение" (83).

51. Эта Соборная ориентация оказалась оплодотворена как братскими отношениями, которые развились посредством диалога любви, так и догматическими дискуссиями в пределах Смешанной комиссии по богословскому диалогу между Католической и Православной Церквями. Такое же богатство результатов принесло с собой и общение с древними Церквями Востока.

Речь идёт о медленном и многотрудном процессе, который, однако, стал источником немалой радости, и был в некотором роде и ободряющим, ибо позволил вновь обрести братство.

Обретение контактов

52. Что касается Римской Церкви и Константинопольского Вселенского Патриархата, процесс, о котором говорилось только что, был начат благодаря взаимной открытости, выказанной Папой Иоанном XXIII, Павлом VI с одной стороны, и Патриархом Афинагором I и его послeдователями - с другой. Проведённое изменение получило своё историческое выражение в церковном документе, посредством которого "было исторгнуто из памяти и из среды Церквей" (84) воспоминание об отлучениях, которые девятьсот лет назад, в 1054 году, стали символом схизмы между Римом и Константинополем. Это церковное событие исторической значимости, полное экуменического смысла, произошло 7 декабря 1965 года. Соборное заседание завершилось, таким образом, торжественным актом, который в то же время был очищением исторической памяти, взаимным прощением и солидарной обязанностью стремиться к полноте общения.

Этому жесту предшествовала встреча Папы Павла VI с Патриархом Афинагором I в Иерусалиме, в январе 1964 года, во время паломничества Папы в Святую Землю. По этому случаю он встретился также с православным Патриархом Иерусалимским Венедиктом. В В последствии Папа Павел VI смог посетить Патриарха Афинагора и в Фонаре (Стамбул), 25 июля 1967 года, и в октябре того же года он торжественно принял Патриарха в Риме. Эти молитвенные встречи указывали путь следования к сближению между Западной и Восточной Церковью, и к восстановлению единства, которое существовало между ними в первом тысячелетии.

После смерти Папы Павла VI и краткого понтификата Папы Иоанна Павла I, когда служение Римского епископа было доверено мне, я почтил за одно из первых моих обязанностей, понтификальный долг возобновить контакт с Патриархом Димитриосом I, который к тому времени стал последователем Патриарха Афинагора. Во время моего визита в Фанар 29 ноября 1979 года мы с Патриархом имели возможность торжественно открыть богословский диалог между Католической Церковью и всеми Православными Церквями, находящимися в каноническом общении с Константинопольским престолом. Представляется важным добавить, в связи с этим, что тогда протекали подготовительные работы к созыву будущего Собора Православных Церквей. Поиск гармонии между ними есть вклад в жизнь и жизнеспособность этих Церквей - Сестёр, и в обязанность, которую они призваны осуществить на пути у единству. Вселенский Патриарх соизволил ответить мне на мой ноябрьский визит 1979 года, и в декабре 1987 года я имел радость принимать его в Риме с искренней любовью и подобающей его достоинству торжественностью. В этом контексте церковного братства следует припомнить установленный уже в течение многих лет обычай, принимать в Риме к празднику Апостолов Петра и Павла делегацию Вселенской Патриархии, так же, как и в Фонаре к празднику Апостола Андрея представлена делегация Святого Престола.

53. Эти регулярные контакты позволяют, вместе с тем, проводить прямой обмен информацией и мнениями для братского согласования действий. С другой стороны, наше взаимное участие в молитве даёт нам возможность снова привыкнуть к жизни бок о бок друг с другом, побуждает нас совместно понимать и, следовательно, осуществлять волю Божию о Его Церкви.

Пересматривая путь, пройденный со времён Второго Ватиканского Собора, следует упомянуть, по крайней мере, два особенно красноречивых события большой экуменической важности в отношениях между Востоком и Западом: прежде всего, это Юбилей 1984 года, когда праздновалось начало одиннадцатого столетия со времени апостольского делания Святых Кирилла и Мефодия, - Юбилей, который позволил мне провозгласить двух просветителей славян, вестников веры, сопокровителями Европы. Уже Папа Павел VI в 1964 году, во время Собора, провозгласил святого Венедикта Нурсийского покровителем Европы. Об'единить двух солунских братьев с великим основателем западного монашества означает косвенно подчеркнуть ту значительнейшую на протяжении двух тысячелетии христианства двойную церковную и культурную традицию, которая характеризовала историю европейской части света. Нелишне вспомнить, что святые Кирилл и Мефодий происходили из среды византийской Церкви того времени, когда та пребывала в полноте евхаристического общения с Римом. Провозглашая их покровителями Европы совместно со святым Венедиктом, я не только желал проявить историческую правду о христианстве в Европе, но и предложить важную тему для диалога между Востоком и Западом, который породил множество надежд в послесоборный период. Как в святом Венедикте, так и в святых Кирилле и Мефодии Европа вновь находит свои духовные корни. Ныне, когда близится к исходу второе тысячелетия от Рождества Христова, они должны быть почтены вместе, как покровители нашего прошлого, и как святые, которым Церкви и народы европейской части света доверяют свое будущее.

54. Второе событие, которое мне радостно вспомнить, это празднование тысячелетия Крещения Руси (988 - 1988). Католическая Церковь, и в частности, Апостольский Престол, из'явили желание участвовать в юбилейных торжествах, и попытались подчеркнуть тот факт, что Крещение, преподанное святому Владимиру в Киеве, было одним из центральных событий для евангелизации всего мира. Ему обязаны своей верой не только великие славянские нации Восточной Европы, но и те народы, которые обитают за Уралом, вплоть до Аляски.

В этой перспективе, выражение, которое я многократно употреблял, находит свою глубокую основу: Церковь должна дышать своими двумя лёгкими! В первом тысячелетии христианской истории, это выражение относится к двусторонности Рим - Византия, а после Крещения Руси, оно расширяет свои границы: евангелизация распространяется, на гораздо более обширную область, вплоть до того, что охватывает уже всю Церковь. Если учитывать, далее, что это спасительное событие, происшедшее на берегах Днепра, восходит ко времени, когда Восточная и Западная Церкви не были ещё разделены, то становится ясным, что перспектива, в которой должно вести поиск полноты общения, есть перспектива единства в законном различии. Все это я с силой подтвердил посредством Окружного послания Slavorum Apostoli, (85) посвящённой святым Кириллу и Мефодию, и посредством Апостольского послания Euntes in mundum, (86) направленного верным чадам Каталической Церкви в память Тысячелетия Крещения Киевской Руси.

Церкви ­ Сёстры

55. Постановление об экуменизме Unitatis Redintegratio в своем историческом поле зрения никогда не упускает из виду единства, которым Церковь, несмотря ни на что, жила в первом тысячелетии. Оно в некотором смысле воспринимает вид образца. "Священному Собору отрадно напомнить всем, среди других важных данных, что на востоке процветают многие отдельные или Поместные Церкви, из которых немалое количество славится своим основанием самими Апостолами, и между которыми первое место занимают Патриаршие Церкви" (87). Исторический путь Церкви начался в Иерусалиме, в день Пятидесятницы, и всё её первоначальное развитие, в тогдашней экумене, обращалось вокруг Петра и Одиннадцати (ср.Дою. 2, 14). Церковные структуры на Востоке и на Западе формировались со ссылкой на апостольское наследие. Единство Церкви, в пределах первого тысячелетия, сохранялась в тех же самых структурах посредством епископов, апостольских преемников, находящихся в общении с епископом Рима. Если сегодня, в конце второго тысячелетия, мы пытаемся восстановить полноту общения, то и мы должны обратиться именно к тому структурированному единству.

Постановление об экуменизме подчёркивает, что следующий характерный аспект, благодаря которому все Поместные Церкви пребывали в единстве, есть "забота и попечение о соблюдении, в общении веры и любви, братских сношений, которые должны существовать между Поместными Церквями, как между сёстрами" (88).

56. После Второго Ватиканского Собора, сообразуясь с этой традицией, был восстановлен обычай применять наименование "Церкви сестры" к Поместным Церквям, собранным вокруг их епископов. Последующая отмена взаимных анафем, устраняя болезненное препятствие канонического и психологического порядка, стало весьма знаменательным шагом на пути к полному единству.

Структуры единства, существующие до разделения, являются, наследием опыта, который ведёт нас по пути вновь обретенного общения. Очевидно, за время второго тысячелетия. Господь не прекратил одаривать Его Церковь обильными плодами благодати и роста. Но, к сожалению, прогрессивное взаимное удаление между Церквями Востока и Запада лишило их богатства общих даров и помощи друг другу. Необходимо с Божией помощью свершить великое усилие, для восстановления между ними полного единства, которое есть источник многих благ для Церкви Христовой. Такое усилие требует всю мощь нашей доброй воли, нашу смиренную молитву и настойчивое сотрудничество, не боящееся ничего. Святой Апостол Павел подвигает нас: "носите бремена друг друга" (Гал. 6, 2). Как же уместно среди нас и в наше время это апостольское увещевание! Традиционное наименование "Церкви ­ Сёстры" должно непрерывно сопутствовать нам на этом пути.

57. Как желал Папа Павел VI, наша заявленная цель найти полноту общения при обрядовом различии: "то, что Апостолы видели, слышали и возвестили нам. Бог сподобил нас принять верою. Через Крещение "все мы одно во Христе Иисусе" (ср. Гал. 3, 28). Кроме того, "в силу апостольского преемства, священство и евхаристия еще теснее связуют нас друг с другом"; участвуя в дарах, данных Богом Его Церкви, мы находимся в общении с Отцом через Сына в Святом Духе... В каждой Поместной Церкви совершается эта тайна божественной любви. Не отсюда ли происходит преданное выражение, которым разные Поместные Церкви обычно называли друг друга Церквями ­ Сёстрами (ср. Unitatis Redintegratio, п. 14)? В течение многих веков наши Церкви жили как сестры, собирая вместе Вселенские соборы, которые защищали залог веры от всякого повреждения. Но теперь, после долгого периода взаимного отчуждения и неприятия, по милости Больней, наши церкви вновь признали друг друга сёстрами, несмотря на трудности, бывшие между нами в прошлом" (89). Если сегодня, на пороге третьего тысячелетия, мы ищем восстановления полноты общения, то к осуществлению именно этой действительности мы должны стремиться, и на неё опираться.

Связь с этой славной традицией весьма плодотворна для Церкви. "Восточные Церкви обладают с самого начала сокровищницей, из которой Западная Церковь почерпнула многое в области богослужения, духовного предания и канонического права" (90).

Часть этой сокровищницы составляет, так же и "богатство духовных преданий, особенно нашедших отражение в иночестве". На Востоке "со славных времен Святых Отцов процветала иноческая духовность, затем распространившаяся на Западе" (91). Как я уже имел возможность выявить в недавнем Апостольском послании Orientale Lumen, Церкви Востока с великой щедростью наделены опытом, засвидетельствованным монашеской жизнью, начиная с евангелизации, - наивысшего служения, которое христианин способен предложить брату, - продолжая другими формами духовного и материального служения. Более того, возможно сказать, что мoнашество было в прошлом - и, благодаря многократному возрождению, так же и в последующие времена - привилегированным орудием для eвангелизации народов" (92).

Собор не ограничивается подчёркиванием всего, что выявляет подобие и близость Церкви на Востоке и на Западе. В согласии с исторической правдой Собор не колеблясь утверждает: "неудивительно, что некоторые стороны тайны Откровения одними были более адекватно восприняты и лучше освещены, чем другими, так что различные богословские формулы нередко, можно сказать, скорее дополняют друг друга, чем противостоят" (93). Обмен дарами, который Церкви производят между собой, в свете их взаимодополняемости, делает общение плодoпосным.

58. Из вновь подтверждённого и существующего общения в вере, Второй Ватиканский Собор извлёк следствия пастырского характера, весьма полезные для конкретной жизни верующих и для развития духа единства. По причине тесных сакраментальных связей, существующих между Католической Церковью и Православными Церквями, Постановление Orientale Lumen (Восточные Церкви) гласит: "пастырская практика показывает, что по отношению к восточным братьям могут и должны приниматься во внимание различные обстоятельства, в которых обретаются отдельные личности, и в которых не страдает единство Церкви, и нет нежелательных препятствий, а, напротив, есть необходимость спасения и блага для христианских душ. Поэтому Католическая Церковь, согласно обстоятельствам времени, места и личностей, часто пользовалась и продолжает пользоваться наиболее мягким образом действия, предлагая всем христианам спасительные средства и свидетельство братской любви, посредством участия в таинствах, и в других богослужениях и священнодействиях" (94).

Эта богословская и пастырская направленность, вместе с опытом, приобретённым за годы после Собора, была воспринята двумя Кодексами Канонического права (95). Она ясно изложена, с пастырской точки зрения, в Правиле по применению принципов и норм, по экуменизму (96).

В этом вопросе, весьма важном и деликатном, необходимо, чтобы пастыри тщательно просвещали верующих, чтобы те ясно представляли себе истинные причины как подразделения, касающегося богослужебного культа, так и различных дисциплин по этому поводу.

Никогда не должно терять из виду экклезиологическое измерение участия в таинствах, особенно в Евхаристии.

Успехи диалога

59. Смешанная международная комиссия по диалогу между Католической и Православной Церковью, с момента своего создания в 1979 году, интенсивно работала, прогрессивно ориентируя свой поиск в сторону тех перспектив, которые по общему согласию были определены с целью восстановить полноту общения между двумя Церквями. Это общение, основанное на единстве веры, в продолжение совместного опыта и предания древней Церкви, найдёт свое выражение в служении Божественной литургии. В позитивном духе, основываясь на том, что есть у нас общего, Смешанная комиссия смогла существенно продвинуться вперёд, и, как я уже имел возможность заявить совместно с моим досточтимым Братом, его Святейшеством Вселенским Патриархом Димитриосом I, она достигла выражения того, "что Католическая и Православная Церкви могут уже вместе исповедовать общую веру в тайну Церкви и связь между вероучением и таинствами" (97). Комиссия с уверенностью констатировала в последствии, что "апостольское преемство в наших Церквях является основой для освящения и единства народа Божиего" (98). Речь идёт о важнейших отправных точках для продолжения диалога. Достигнуто и большее: эти совместные утверждения составляют основу, которая облегчает католикам и православным представлять с той поры до нынешних времён, общее согласное свидетельство, чтобы имя Господне было возвещено и прославлено.

60. Недавно Международная смешанная комиссия совершила значительный шаг вперёд в весьма деликатном вопросе о методе, согласно которому дожлен продвигаться поиск полноты общения между Католической и Православной Церквями. Вопрос этот часто обострял отношения между католиками и православными. Комиссия подвела догматическую основу под положительное решение проблемы, которая проистекает из вероучения двух Церквей ­ Сестёр. И в связи с этим было ясно показано, что способом продвижения по направлению к полноте общения является диалог истины, питаемый и поддерживаемый диалогом любви. Право организовывать и осуществлять апостолат, признанное за Восточными Католическими Церквями, равно как и эффективное вовлечение этих Церквей в диалог любви и богословский диалог, будут способствовать не только реальному и братскому уважению между католиками и православными, живущими на одной и тон же территории, но и их единой задачи искать единства (99). Шаг вперёд был сделан. Дело должно продолжаться. С тех пор возможно свидетельствовать об умиротворении душ, которое соделывает поиск плодотворным.

По поводу же Восточных Церквей, состоящих в полноте единства с Католической Церковью, Собор высказал следующую оценку: "сей Священный Собор, воздавая благодарение Богу за то, что многие восточные чада Католической Церкви, [...] уже живут в полном общении с братьями, соблюдающими западное предание, - этот Священный Собор об'являет, что все это духовное и литургическое, дисциплинарное и богословское наследие, в своих различных преданиях принадлежит к полноте кафоличности и апостоличности Церкви" (100). Конечно же, Восточные Католические Церкви сумеют активно участвовать в диалоге любви и богословском диалоге, как этого требует дух Постановления об экуменизме, на уровне Поместном, так же как и всемирном, внося свой вклад во взаимопонимание и в динамический поиск полного единства (101).

61. В этой перспективе Католическая Церковь не желает иного, как только совершенного общения между Востоком и Западом. В этом она вдохновляется примером первого тысячелетия. В это время, в действительности, "развитие различающегося церковного опыта не мешало тому, что посредством взаимоотношений, христиане могли бы продолжать испытывать определенность присутствия у себя дола, находясь в любой Церкви, ибо из каждой из них в дивном разнообразии языков и мелодий поднималась единая хвала единому Отцу, чрез Христа и в Духе Святом; все были об'единены в евхаристической службе, которая есть сердце и образец для общины не только в духовной или нравственной жизни, но также и для самой церковной структуры, в разнообразии служения под предстательством епископа, преемника Апостолов. Первые Соборы являют собой красноречивое свидетельство этого долговременного единства в различии" (102). Как же восстановить единство после почти целого тысячелетия? Вот великая задача, которую Католическая Церковь должна выполнить, и которая стоит так же перед Православной Церковью. Из этого становится понятной вся актуальность диалога, поддерживаемого светом и мощью Духа Святого. Отношения с древними Церквями Востока

62. Начиная с Второго Ватиканского Собора, Католическая Церковь разными способами и в различном ритме восстановила братские отношения и с теми древними Церквями Востока, которые оспорили догматические формулировки Ефесского и Халкидонского Вселенских Соборов. Все эти Церкви прислали наблюдателей на Второй Ватиканский Собор, их Патриархи оказали нам честь своими визитами, во время которых Римский епископ мог беседовать с ними, как с братьями, вновь обретенными в радости после долгой разлуки. Восстановление братских отношений с древними Церквями Востока, свидетелями веры Христовой в обстоятельствах часто враждебных и трагических, является конкретным знамением того, как Христос об'единяет нас, несмотря на исторические, политические, социальные и культурные барьеры. Что же касается именно христологической темы, мы смогли вместе с Патриархами некоторых этих Церквей об'явить нашу общую веру в Иисуса Христа, истинного Бога и истинного человека. Приснопамятный Папа Павел VI подписал подобные совместные заявления вместе с его святейшеством Шенудой III, Папой и Патриархом ортодоксальных коптов, с Патриархом ортодоксальной Сирийской Антиохийской Церкви, его святейшеством Якубом III (104). Я сам имел возможность подтвердить подобное христологическое согласие и извлечь из него последствия для развития диалога, с Папой Шенудой, и для сотрудничества в области пастырского служения с Антиохийским Патриархом ортодоксальной Сирийской Церкви Мар Игнатием Закка I Ивасом. С досточтимым Патриархом Эфиопской Церкви Абуной Павлом, нанесшим мне визит в Рим 11 июня 1993 года, мы подчеркнули глубокое общение, которое есть между нашими Церквями: "Мы разделяем веру, полученную от Апостолов, те же самые таинства и то же учение, основанное на апостольском преемстве [...] Ныне мы в состоянии подтвердить, что имеем одну и ту же веру во Христа, хотя она в течение долгого времени была причиной нашего разделения" (107). Недавно Господь сподобил меня великой радости подписать совместное христологическое заявление с Ассирийским Патриархом Востока его Святейшеством Мар Динхой IV, который изволил по этой причине прибыть с визитом в Рим в ноябре 1994 года. Учитывая различие богословских сведений, мы смогли, таким образом, совместно исповедовать истинную веру во Христа. Хочу выразить мою радость по этому поводу словами Пресвятой Девы: "Величает душа моя Господа" (Лк. 1, 46).

б3. Для традиционных христологических противоречий, экуменические контакты сделали возможным существенное прояснение, и позволили совместно исповедовать нашу общую веру. Еще один раз следует констатировать, что такое важное приобретение есть, несомненно, плод богословского поиска и братского диалога. Но это еще не все. Это приобретение ободряет нас, давая нам понять, что пройденный путь верен, и что благоразумно надеяться на то, что и другие противоречия будут решены совместно.

Диалог с другими Церквями и Церковными Общинами на Западе

64. В развернутом плане, намеченном для восстановления единства между всеми христианами, Постановление об экуменизме равным образом учитывает и отношение с западными Церквями и церковными Общинами. С намерением установить атмосферу христианского братства и необходимого диалога, Собор полагает свои указания в области двух соображений общего порядка: одно из этих соображений историко-психологического характера, другое же - богословско-догматическое. С одной стороны, Постановление гласит: "Церкви и церковные 0бщины, которые в эпоху больших переломных событий, начавшихся на Западе на исходе средневековья и в последующее время, отделились от Римского Апостольского Престола, пребывают связанными с Католической Церковью особенной родственной близостью вследствие продолжительной жизни христианского народа, проведенной в предыдущие века в церковном общении" (109). С другой стороны, с той же реалистичностью тот же Документ утверждает: "однако же надо признать, что между этими Церквями и Общинами и Католической Церковью существуют разногласия большой важности, не только исторического, социологического, психологического и культурного свойства, но, в первую очередь, в истолковании истины Откровения" (110).

65. Мы имеем общие корни и похожие, несмотря на различие, направления, по которым происходило развитие на Западе Римской Католической Церкви и Церквей и Общин, появившихся впоследствии Реформации. Вследствие этого они обладают общей характеристикой "западности". Указанные выше различия, хоть и важные, не исключают взаимного влияния и дополнения. Экуменическое движение зародилось именно в среде реформированных Церквей и Общин. В то же самое время, уже в январе 1920 года. Вселенский Патриарх выразил пожелание, чтобы организовалось сотрудничество между христианскими конфессиями. Этот факт показывает, что влияние культурного фона не является решающей. Существен лишь вопрос веры. Молитва Христа, нашего единого Господа, Спасителя и Учителя, просит обо всех одинаково, как о Западе, так и о Востоке. Она становится императивом, который обязывает оставить разделения, побуждает искать и "открывать" единство даже посредством того же горького опыта разделения.

66. Второй Ватиканский Собор не намеревается дать "описание" послереформационного христианства, ибо "эти Церкви и церковные Общины [...] не мало отличаются не только от нас, но и между собою" по причине "различий в их возникновении, учении и духовной жизни" (111). Кроме этого, то же Постановление замечает, что экуменическое движение и стремление к миру с Католической Церковью "не всюду возобладало" (112). Независимо от этих обстоятельств, однако, Собор предлагает диалог. Соборное Постановление пытается далее "указать некоторые данные, которые могут и должны быть основой и побуждением к такому диалогу" (113). "Наша мысль обращается к христианам, которые открыто исповедуют Иисуса Христа, как Бога и Господа, единственного Посредника между Богом и людьми во славу единого Бога, Отца и Сына и Святого Духа" (114). Эти братья питают любовь и почтение к Священному Писанию. "Призывая Духа Святого, они в самом Священном Писании ищут Бога, как Того, Кто говорит им во Христе, возвещенном пророками. Слове Божием, воплощенном ради нас. Они созерцают в них жизнь Христа и то, о чем Божественный Наставник учил, и что Он совершил для спасения людей, в особенности тайны Его смерти, и Его воскресения [...] они утверждают Божественный авторитет Священных Книг" (115). В то же время, однако, они "иначе чем мы [...] понимают взаимоотношения между Писанием и Церковью, в которой, согласно католической вере, подлинная власть учительства занимает особое место для изложения проповеди написанного Слова Божия" (116). Несмотря на это "Божественные Глаголы являются в самом диалоге превосходнейшим орудием во всемогущих руках Божиих для достижения единства, которое Спаситель предлагает всем людям" (117). Кроме этого, таинство Крещения, общее для нас всех, представляет собой "сакраментальный союз единства, существующий между всеми, возрожденными им" (118). Богословские, пастырские и экуменические приложения факта единого Крещения весьма важны. Хотя Крещение, само по себе, составляет лишь "начало и вступление", это таинство "предназначено для полноты исповедания веры и полного вхождения в домостроительство спасения, то домостроительство, которое хотел Сам Христос, и, наконец, для полного включения в евхаристическое общение" (119).

67. Догматические и исторические разногласия времен Реформации возникли по вопросу сущности Церкви, церковных Таинств и рукоположенного священства. Поэтому Собор требует, чтобы "учение о Вечере Господней, о других Таинствах, о Богопочитании и служения в Церкви, стало предметом диалога (120). Постановление Unitatis redintegratio, подчеркивая, что Общинам, возникшим после Реформации недостает "полного с нами единства, вытекающего из Крещения", замечает, что эти Общины "в особенности, как мы верим, за отсутствием таинства Священства, не сохранили подлинной и цельной сущности Евхаристической тайны" , даже если "в Святой Вечере они вспоминают смерть и воскресение Господа, и исповедуют, что жизнь заключается в общенин со Христом, и ожидают Его славного пришествия" (121).

68. Постановление не забывает духовную жизнь и нравственные последствия: "христианская жизнь этих братьев питается верою во Христа. Она подкрепляется благодатью Крещения и слушаньем Слова Божия. Она проявляется также в личной молитве, в молитвенном размышлении над Библией, в христианской семейной жизни, в богослужебном собрании общины для восхваления Бога. К тому же, их богослужение включает нередко значительные части древней общей литургии" (122). Не ограничивается Соборный Документ и этими духовными, нравственными и культурными аспектами, но расширяет свою оценку на живое чувство справедливости и на искреннюю любовь к ближнему, которая присутствует среди этих братьев; Постановление не забывает и все их инициативы, направленные на придание большей человечности социальным условиям жизни, и на установление мира. Все это происходит в откровенном желании быть в согласии со Словом Христовым - источником христианской жизни. Таким образом, текст Соборного Документа выявляет проблематику, которая в области нравственно- этической становится все более и более актуальной в наше время: "среди христиан многие не всегда понимают Евангелие одинаково с католиками" (123). В этой широкой области содержится много пространства для диалога вокруг нравственных принципов Евангелия и их приложений.

69. Пожелания и призывы Второго Ватиканского Собора нашли свое осуществление, и было положено прогрессивное начало двустороннему диалогу между различными Церквями и мировыми христианскими Общинами на Западе. С другой стороны, что касается многостороннего диалога, уже в 1964 году начался процесс учреждения "Смешанной рабочей группы" при Всемирном совете Церквей, а с 1968 года католические богословы стали входить в качестве полноправных членов в Богословское отделение названного Совета, Комиссию "Вера и Устройство" . Диалог был и остается плодотворным и многообещающим. Темы, продиктованные Соборным Постановлением об экуменизме, которые могли бы составить материал для диалога, уже были обсуждены или будут обсуждаться в недалеком будущем. Размышления многих двусторонних диалогов, проведенных с самоотдачей, которая заслуживает хвалы со стороны всего экуменического сообщества, сконцентрировались на многих источниках разногласий, как то Крещение, Евхаристия, рукоположенное священство, сакраментальность и авторитет Церкви, апостольское преемство. Так были обозначены перспективы неожиданных решений, и в то же самое время стало понятно, как бывает необходимо глубже вникать в некоторые вопросы.

70. Это трудное и деликатное исследование, которое содержит в себе проблему вероисповедания и уважение к собственной и чужой совести, сопровождалось и поддерживалось молитвой Католической Церкви и других Церквей и церковных Общин. Молитва о единстве, так внедренная и распространенная в обще- церковную плоть, показывает, что из поля зрения христиан не ускользает важность экуменического вопроса. Именно потому, что поиск полноты единства требует сравнения исповедания между верующими, которые обращаются к единому Господу, молитва является источником просветления и достижения истины во всей ее целостности. Кроме этого, посредством молитвы поиск единства, далекий от того, чтобы быть заключенным в среду специалистов, распространяется на всякого крещенного. Все, независимо от их роли в Церкви, и от их культурной принадлежности, могут внести активный вклад в это дивное и глубокое измерение.

Церковные отношения

71. Нужно возблагодарить Божественное Провидение и за все события, которые свидетельствуют о прогрессе на пути поиска единства. Наряду с богословско- догматическим диалогом следует упомянуть и другие формы встреч - совместную молитву и практическое сотрудничество. Папа Павел VI своим визитом во Всемирный совет Церквей в Женеве, имевшем место 10 июня 1969 года, дал мощный импульс этому процессу, многократно встречаясь с представителями различных Церквей и церковных Общин. Эти контакты вносят эффективный вклад в улучшение взаимного знакомства и росту христианского братства. Папа Иоанн Павел I, во время своего весьма краткого понтификата, выразил желание продолжать путь (124). Господь сподобил меня трудится в этом направлении. Кроме важных экуменических встреч в Риме значительная часть моих пастырских визитов регулярно посвящается свидетельству за единство христиан. Некоторые мои путешествия даже выражают как бы экуменический "приоритет", особенно в странах, где католические общины составляют меньшинство по сравнению с послереформенными общинами, или где эти последние представляют собой внушительную долю верующих во Христа в данном обществе.

72. Это особенно касается европейских стран, где начались эти разделения, и для Северной Америки. В связи с этим, не желая лишать значимости другие визиты, заслуживают внимания следующие встречи в европейской части света: два визита в Германию, в ноябре 1980 года и в апреле-мае 1987 года; визит в Об'единенное Королевство (в Англию, Шотландию и Уэлльс) в мае-июне 1982 года; в Швейцарию, в июне 1984 года, и в Скандинавские и северные страны (Финляндию, Швецию, Норвегию, Данию и Исландию), куда я отправился в июне 1989 года. В радости, среди взаимного уважения, в христианской солидарности и в молитве повстречал я многих и многих братьев, всех занятых поиском верности Евангелию. Убедиться во всем этом было для меня источником великого ободрения. Мы испытали присутствие Господа средь нас. В связи с этим, хотелось бы мне вспомнить о событиях, продиктованных братской любовью и обозначенных глубокой ясностью веры, которые я пережил, интенсивно в них участвуя. Речь идет о мессах, на которых я предстоятельствовал в Финляндии и в Швеции во время моего визита в Скандинавские и Северные страны. К моменту причастия лютеранские епископы предстали перед предстоятелем. Они пожелали выразить согласным жестом стремление достигнуть того момента, когда мы - католики и лютеране - сможем разделить одну и ту же Евхаристию, и пожелали получить благословение предстоятеля. Я с любовью благословил их. Тот же самый жест, так богатый значением, был повторен в Риме во время мессы, отслуженной мною на Пьяцца Фарнезе по случаю Шестисотлетия канонизации святой Бригитты 6 октября 1991 года. Я встречал подобные же чувства и за океаном, в Канаде в сентябре 1984 года и, особенно, в сентябре 1987 года в Соединенных Штатах, где замечается большая экуменическая открытость. Для примера стоит привести случай экуменической встречи в Колумбии (Южная Каролина) 11 сентября 1987 года. Сам по себе важен факт, что эти встречи с "послереформенными" братьями и Папой происходят регулярно. Я глубоко благодарен, тому что они приняли меня с почетом, будь то ответственные за различные Общины, будь то сами Общины, взятые в их единстве. С этой точки зрения считаю важной экуменическую службу Слова, имевшую место в Колумбии, и имевшую своей темой семью.

73. Далее, причиной великой радости является возможность констатировать, что в период после Второго Ватиканского Собора в отдельных Поместных Церквях преумножаются инициативы и предприятия за единство христиан, распространяющие их вовлекающее действие на уровни Епископских конференций, отдельных диоцезов и приходских общин, равно как и различных церковных кругов и движений.

Ocyществленные сотрудничества

74. "Не всякий, говорящий Мне: "Господи! Господи! '', войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего небесного" (Мф. 7, 21). Согласованность и честность намерений и принципиальных утверждений проверяются в их приложении к конкретной жизни. Соборное Постановление об экуменизме отмечает, что другим христианам "вера, обращенная ко Христу, приносит плоды хвалой и благодарением за милости, полученные от Бога; к этому присоединяется живое чувство справедливости и искренняя любовь к ближнему" (125). Все это является плодотворной почвой не только для диалога, но и для активного сотрудничества: "действенная вера породила немало учреждений, служащих к облегчению духовных и материальных несчастий, воспитанию молодежи, гуманизации социальных условий жизни, к прочному установлению всеобщего мира" (126). Социальная и культурная жизнь предоставляет обширные пространства для экуменического сотрудничества. Все чаще христиане собираются вместе на защиту человеческого достоинства, на борьбу за мир, на социальное приложение евангельских ценностей, на обогащение науки и искусства христианским духом. Христиане собираются вместе, когда речь идет о том, чтобы ополчиться против нужд и несчастий нашего века: голода, стихийных бедствий, социальной несправедливости.

75. Это об'единение усилий, которое получает вдохновение от самого Евангелия, для христиан никогда не является лишь чисто гуманной акцией. Оно имеет своей причиной слово Господне: "алкал Я, и вы дали мне есть" (Мф. 25, 35). Как я уже подчеркивал, об'единение усилий всех христиан живо выражает степень того общения, которое уже существует между ними (127). Перед лицом мира коллективное действие христиан в обществе облекается в явственное значение свидетельства, совместно преподанного во имя Господа. Оно принимает также смысл проповеди, поскольку проливает свет на лик Христов. Догматические разногласия, присутствующие поныне, оказывают отрицательное влияние и накладывают ограничения на сотрудничество. Общение же в вере, уже существующее между христианами, предлагает прочную основу для их коллективного действия не только в социальной, но и в религиозной сфере. Это об'единение усилий облегчит поиск единства. Постановление об экуменизме замечает, что благодаря этому сотрудничеству "верующие во Христа легко могут постичь, как лучше узнать и больше уважать друг друга, и как проложить путь к единству христиан (128).

76. Как не вспомнить, в этом контексте, экуменический интерес к миру, выражающийся в молитве и в действии с все возрастающим участием христиан, и все углубляющимся богословским толкованием? Иначе и быть не может. Разве мы не верим в Иисуса Христа, Господа мира на земле? Христиане все более единодушны в отречении от любого вида насилия, от войн до социальной несправедливости. Мы призваны на все более активное служение, чтобы яснее проявилось то обстоятельство, что у текущих конфликтов нет настоящих религиозных причин, даже если, к сожалению, не предотвращен риск подведения такой подоплеки с политическими и полемическими целями. В 1986 году в Ассизи, во время Всемирного дня молитвы о мире, христиане различных Церквей и церковных Общин, соединившись в единый глас, воззвали ко Господу за мир во всем мире. В тот же день, раздельно, но параллельно с нами, молились иудеи и представители других нехристианских религий, подвигнутые таким согласием чувств, которое затронула самые глубокие струны человеческого духа. Не хотелось бы мне обойти молчанием День молитвы за мир в Европе, и, в особенности, на Балканах, который побудил меня новь предпринять паломничество в город святого Франциска 9 и 10 января 1993 года, и отслужить мессу за мир на Балканах, и, в частности, в Боснии-Герцеговине, которую я служил 23 января 1994 года в Соборе Святого Петра по поводу " Недели молитвы о единстве христиан". Когда наш взгляд охватывает мир, радость охватывает нашу душу. Признаем, воистину, что христиане, ощущают себя все более вовлеченными в дело мира. Они считают это дело тесно связанным с евангельским Благовестием, и с пришествием Царства Божиего. 


III. СКОЛЬКО НАМ ОСТАЛОСЬ ПРОЙТИ?

Продолжать интенсификацию диалога

77. Теперь мы можем задаться вопросом: сколько пути осталось пройти до того благословенного дня, когда осуществится полное единство в вере, и сможем сослужить во взаимном согласии Божественную Евхаристию Господа нашего. Уже осуществлено между нами лучшее знание друг друга, но достигнутое догматическое согласие, что имело последствием существенный и действенный рост общения, не достаточно для совести христиан, исповедующих единую, святую, кафолическую и апостольскую Церковь. Последней целью экуменического движения является восстановление полного видимого единства всех крещенных. В виду этой цели, все доныне достигнутые результаты лишь этап, хоть и многообещающий и положительный.

78. Католическая Церковь не одна в экуменическом движении, поддерживает эту важную концепцию желанного Богом единства совместно с Православными Церквями. Стремление к такому единству выражено и другими (129). Экуменизм предполагает, что христианские Общины помогали бы друг другу, чтобы в них действительно присутствовало все содержание и все требования "преподанные со времен апостольских" (130). Без этого присутствия, полнота общения никогда не будет возможна. Эта взаимопомощь в поиске истины есть высочайшая форма евангельской любви. Поиск единства выразился в различных документах многочисленных международных смешанных комиссий по диалогу. Эти тексты трактуют о Крещении, о Евхаристии, о служении и авторитете, исходя из некоторого фундаментального единства в вероучении. От этого фундаментального, но частичного, единства ныне должно шагнуть к видимому единству, необходимому и достаточному, которое вписалось бы в конкретную реальность, чтобы Церкви действительно осуществили знамение этого полного единства в лоне единой, святой, кафолической и апостольской Церкви, что выразится в совместном евхариетическом служении. Этот путь к единству, необходимому и достаточному, в общении единой Христом желанной Церкви, требует еще терпеливого и мужественного труда. Совершая его, необходимо не возлагать "никакого бремени более, кроме сего необходимого" (Ср. Дели. 15, 28).

79. До сих пор возможно выделить следующие вопросы, нуждающиеся в более глубоком понимании для достижения истинного согласия в вере: 1) Отношения между Священным Писанием, которое есть высший авторитет в вопросе веры, и Священным Преданием, которое необходимо для толкования слова Божиего; 2) Евхаристия, таинство Крови и Тела Христова, восхваление Отца, жертвенное воспоминание и реальное присутствия Христа, освящающее сошествие Духа Святого; 3) Рукоположение, как таинство, на три ступени служения - во епископы, во пресвитеры и во диаконы; 4) Церковное учение, переданное Папе и епископам, пребывающим в общении с ним, понимаемое как ответственность и власть именем Христа для преподания и хранения веры; 5) Дева Мария, Матерь Божия и Образ Церкви, духовная наставница, ходатайствующая за учеников Христа и все человечество. На этом мужественном пути к единству ясность и бдительность в вере побуждает нас сторониться ложного законопочитания и нерадения в соблюдении церковных норм (131). И наоборот, та же самая ясность и та же самая бдительность побуждают нас избегнуть умеренной теплоты в деятельности за единство, и тем более, предрассудков противостояния, и духа противоречия, стремящегося все видеть в отрицательном свете. Сохранять представление о единстве, учитывающее все требования истины Откровения, не значит тормозить экуменическое движение (132). Напротив, это значит избегать удовлетворения кажущимися решениями, которые не в состоянии привести ни к чему постоянному и прочному (133). Потребность в истине должна пронизать собою все до конца. Разве не в этом закон Евангелия?

Рецепция достигнутых результатов

80. Между тем как продолжается диалог вокруг новой тематики, или развивается на более глубоком уровне, существует и другая задача, требующая решения: как принять и осуществить достигнутые до сих пор результаты. Они не могут так и оставаться решениями двусторонних комиссии, но должны стать общим духовным достоянием. Для того чтобы это произошло, и, таким образом, упрочились бы узы общения, необходимо серьезное исследование, которое различными способами, в различных формах и на разных уровнях компетентности, должно охватить народ Божий в совокупности. Речь идет о вопросах, которые зачастую касаются веры, и требуют всеобщее согласие, распространяющееся от епископов к верующим мирянам, которые все получили миропомазание Духа Святого (134). Это тот самый дух, который поддерживает Учение и пробуждает sensus fidei. Для признания и принятия результатов диалога необходим, поэтому широкий и тщательный критический процесс, который провел бы строгий анализ, имеющий целью строго проверить соответствие полученных результатов преданию и вероучению, полученному от Апостолов и пережитому общиной верующих, собранной вокруг епископа, своего законного пастыря.

81. Этот процесс, который должен быть проведен с осторожностью, как подобает вопросам, связанным с верой, будет поддерживаем Духом Святым. Для того чтобы этот анализ дал положительный исход, необходимо, чтобы его результаты были соответствующим образом популяризированы и преподаны компетентными личностями. Весьма важным, с этой целью, является также вклад, вложить который призваны богословы и богословские факультеты для совершения их харизмы внутри Церкви. Ясно так же, что экуменические комиссии в этом смысле наделены совершенно особенной ответственностью и долгом. Епископы и Святой Престол следят за процессом и помогают ему. На учащей власти лежит ответственность выразить определяющее суждение. Во всем этом будет большим подспорьем методологически принять во внимание различие между содержанием веры и формулировкой посредством которой она выражена, как советовал Папа Иоанн XXIII в речи, произнесенной на открытии Второго Ватиканского Собора (135)..

Продолжать духовный экуменизм и свидетельствовать о святости

82. Становится понятным, как притягивающая сила экуменического делания вовлекает в глубину верных католиков. Святой Дух побуждает их к строгому испытанию совести. Католическая Церковь должна выйти на уровень, который можно назвать диалогом внутреннего обращения", и в котором заложено духовное основание для экуменического диалога. В таком диалоге, который совершается перед лицом Божиим, каждый должен искать своих ошибок, исповедовать свои грехи, и положить самого себя в руки Иисуса Христа, Который есть Ходатай за него перед Отцом. В этом одновременном сочетании обращения к воле Отца, покаяния и совершенного доверия к примирительной мощи Истины, Которая есть Христос, содержатся силы для того, чтобы привести к счастливому концу продолжительное и трудное экуменическое странствие. "Диалог внутреннего обращения" каждой общины к Отцу, без послаблений к себе самой, является основой для братских взаимоотношений, по глубокой сути своей совершенно отличных от сердечного взаимопонимания или вполне внешнего сосуществования. Узы, которыми соединяет братская кинония, должны завязываться в узел перед лицом Отца и во Христе Иисусе. Только поставление себя самого перед Богом может предоставить прочную основу для этого обращения отдельных христиан и для постоянного обновления Церкви, в той степени, в которой она является также человеческим и земным учреждением (136), и которое предварительно обуславливает экуменическую деятельность. Один из основных приемов экуменического диалога - это усилие вовлечь христианские Общины в это духовное пространство, совершенно внутреннее, в котором Христос силою Духа Святого, вводит всех без исключения, чтобы испытать их перед Отцом и вопрошать их о том, были ли они верны Его замыслу о Церкви.

83. Я говорил о воле Отца, о духовном пространстве, где каждая община внемлет призыву преодолеть все препятствия к единству. И действительно, все христианские общины знают, что эта потребность, это преодоление посредством силы, данной Духом Святым, не превышают их реальных возможностей. Все эти общины имеют мучеников за христианскую веру (137). Несмотря на несчастие разделения, эти братья сохранили в себе самих настолько решительную и совершенную привязанность ко Христу и к Отцу, что пронесли ее плоть до пролития собственной крови! Но разве не та же самая привязанность составляет причину того, что я охарактеризовал, как "диалог обращения"? Разве не этот диалог подчеркивает необходимость идти до конца в опыте истины во имя полноты единства?

84. В теоцентрическом представлении, мы христиане уже имеем общий единый для всех нас Мартиролог. Он включает в себя и мучеников нашего века, гораздо более многочисленных, чем обычно думают, и являет тем самым на весьма глубоком уровне показывает, что Бог сохраняет между крещенными общение в наивысшем требовании веры, явленном в их мученичестве (138). Если возможно умереть, за веру, то возможно и достижение цели тогда, когда речь идет и о других формах того же самого требования. Я уже с радостью отметил, как несовершенное, но реальное общение сохраняется и растет на многих уровнях церковной жизни. Ныне считаю, что оно является уже совершенным в том, что все мы считаем вершиной благодатной жизни, в мученичестве за веру, - в самом реальном из всех возможных общении со Христом, проливающим Свою Кровь, и в этой жертве сближает тех, которые когда-то были далеки друг другу (Ср. Еф. 2, 15). Если для всех христианских общин мученики являются доказательством мощи благодати Божией, они не одни свидетельствуют об этой мощи. Хоть и невидимым образом, но еще не полное общение наших общин воистину прочно установленно в полном общении святых, то есть тех, кто причастился к прославленному Христу в заключение своей верной и благодатной жизни. Эти святые происходят из всех Церквей и церковных Общин, которые открыли для них вход в спасительное общение. Когда говорится об общем достоянии, в него должны включаться не только совместные учреждения, обряды, спасительные средства, традиции, сохраненные каждой общиной, посредством которых эти общины были сформированы, но, прежде всего, необходимо включить эту реальность святости (139). В лучах, которые струятся из "наследия святых", принадлежащих всем общинам, "диалог обращения", направленный на достижение полноты видимого общения, представляется освещенным надеждой. Это всеобщее присутствие есть знамение и доказательство победы Бога над силами зла, разделяющими человечество. Как постоя на литургии: "венчая святых, Бог венчает Свои собственные дары" (140). Там, где существует искреннее желание следовать Христу, часто Дух улащивает благодатью иные пути, отличные от обычных. Экуменический опыт позволил нам понять это лучше. Если во внутреннем духовном пространстве, которое я описал, общины сумеют по настоящему обратиться к поиску полного и видимого общения. Бог сотворит им то же, что сотворил для их святых. Он сумеет преодолеть все препятствия, наследуемые от прошлого, и поведет их по Своим путям, куда хочет: к видимой кинонии, которая в то же время есть хвала Его величию, и служение Его спасительному домостроительству.

85. Поскольку в Его бесконечном милосердии Бог всегда может извлекать добро даже из положений, оскорбляющих Его замысел, мы можем открыть, что Святой Дух в некоторых обстоятельствах заставил и противоречия служить делу прояснения сторон христианского призвания, как это происходит в жизни святых. Несмотря на разделение, - на зло, от которого мы должны излечиться, - все же осуществилось как бы взаимное сообщение друг другу богатства благодати, которое предназначено украсить собой кинонию. Благодать Божия будет со всеми, кто, следуя примеру святых, посвящает себя исполнению их требований. А мы можем ли колебаться при обращении к ожиданию Отца? Он с нами.

Вклад Католической Церкви в поиск единства христиан

86. Догматическая конституция Lumen gentium в одном из своих основных утверждений, которое отражается и Постановлением об экуменизме Unitatis redintegratio (141), гласит, что единая Церковь Христова присутствует в Католической Церкви (142). Постановление об экуменизме подчеркивает присутствие в ней полноты (plenitudo) спасительных средств (143). Полное общение осуществится, когда все будут участвовать в полноте спасительных средств, которые Христос передал Своей Церкви.

87. Вдоль по пути, ведущем к полноте общения, экуменический диалог ведется для того, чтобы побуждать к братской взаимопомощи, посредством которой общины силятся дать друг другу то, в чем каждая из них нуждается, чтобы расти согласно замыслу Божиему по направлению к решающей полноте (ср. Еф.4, 11 - 13). Я говорил, насколько мы, как Католическая Церковь, сознаем, что мы щедро получили из свидетельства, из поиска и даже из способа, которым жили другие церковные Общины, определенные общие христианские ценности. Среди успехов, достигнутых за последние тридцать лет, необходимо присвоить особенное место этому братскому влиянию друг на друга. На достигнутом этапе (144) этот динамизм взаимного обогащения должен быть серьезно принят в соображение. Основанный на уже существующем общении, благодаря присутствующим в христианских Общинах церковным элементам, этот динамизм не преминет привести к полному и видимому общению, к желанной цели того пути, который мы совершаем. Такова экуменическая форма евангельского закона сотрудничества. Это побуждает меня повторить: "нужно доказывать во всем заботу о том, чтобы идти навстречу ко всему, чего законно желают наши братья христиане, и чего ждут от нас, зная их образ мыслей и чувствительность [...]. Необходимо, чтобы дары каждого развивались для пользы и преимущества всех" (145).

Епископ Рима, в служении единству

88. Среди всех Церквей и церковных Общин Католическая Церковь сознает себя сохранившей служение преемника Апостола Петра, Римского епископа, учрежденное Богом "постоянное и видимое начало и основа единства" (146), которое поддерживаемо Духом Святым, чтобы всех остальных соделать причастными этого существенного блага. Согласно прекрасному выражению Папы Григория Великого, название моего служения есть servus servorum Dei (раб рабов Бо- жиих). Такое определение наилучшим образом предохраняет от риска отделить власть (и, в частности, Примат) от служения, что было бы противоречием со смыслом власти, как он выражен в Евангелии: "Я посреди вас, как служащий" (Лк. 22, 27), - говорит Господь Иисус Христос, Глава Церкви. С другой стороны, как я уже имел возможность утверждать при весьма важном обстоятельстве во время встречи во Всемирном совете Церквей в Женеве 12 июня 1984 года, убеждение Католической Церкви в том, что она, верно следуя апостольскому Преданию и Свято- отеческой вере, сохранила в служении Римского епископа видимое знамение и гарантию единства, составляет существенную трудность для большинства христиан, в памяти которых запечатлены некоторые болезненные воспоминания. За то, в чем мы виноваты, я, вместе с моим Предшественником Павлом VI, умоляю простить нас (147).

89. Является, однако же, знаменательным и отрадным то, что вопрос Примата Римского епископа ныне стал предметом изучения, непосредственного или перспективного, и к тому же, что так же знаменательно и отрадно, этот вопрос будет присутствовать в качестве одной из основных тем не только в богословских диалогах, которые Католическая Церковь ведет с другими Церквями и церковными Общинами, но и в более широком и общем измерении всего экуменического движения. Недавно, участники Пятой всемирной асамблеи Комиссии "Вера и Устройство", которую Всемирный совет Церквей провел в Сантьяго де Компостела, из'явили пожелание, чтобы она "положила начало новому изучению вопроса о всеобщем служении христианскому единству" (148). После вековых жестоких споров другие Церкви и церковные Общины рассматривают все более новым взглядом это служение единству (149).

90. Римский епископ есть епископ Церкви, которая сохраняет отпечаток мученичества Апостолов Петра и Павла: "по таинственному замыслу Провидения, именно в Риме заключил он (Петр) свой путь вослед Иисусу, и именно в Риме дал величайшее свидетельство люби и верности. В Риме и Павел, Апостол языков, преподал высочайшее свидетельство. Римская Церковь становилась, таким образом. Церковью Апостолов Петра и Павла" (150). В Новом Завете личность святого Петра занимает выдающееся место. В первой части Деяний апостольских он появляется, как глава и глашатай Апостольской общины, определенной, как "Петр и одиннадцать" (ср. 2, 14, ср. также и 2, 37; 5, 29). Место, данное Апостолу Петру, обосновано словами самого Христа, так, как они переданы евангельской традицией.

91. Евангелие от Матфея обозначает и уточняет пастырскую миссию святого Петра в Церкви: "блажен ты, Симон, сын Ионин; потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, сущий на небесах. И я говорю тебе: ты - Петр, и на сем камне Я создам Церковь мою, и врата ада не одолеют ее. И дам тебе ключи Царства Небесного; и что свяжешь на земле, то будет связано на небесах; и что разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах" (16, 17 - 19). Евангелист Лука подчеркивает, что Христос заповедал Апостолу Петру утвердить братьев, но в то же самое время дал ему познать его человеческую слабость и нужду во внутреннем обращении (ср. Ли. 22, 31 -32). Получается так, как если бы на фоне человеческой слабости святого Петра вполне проявилось бы, что его особое служение в Церкви целиком происходит от благодати, как если бы Учитель особенным образом посвятил Себя обращению Апостола Петра, чтобы подготовить того к обязанности, которой Он вознамерился облечь его в Своей Церкви, чем и вызвана великая требовательность Учителя к ученику. То же предназначение святого Петра, все так же связанное с реалистическим подтверждением его человеческой слабости, содержится в четвертом Евангелии: "Симой Ионин! любишь ли ты меня? [...] паси овец Моих" (Ио. 21, 15 - 19). Так же знаменательно, что согласно Первому Посланию Апостола Павла к Коринфянам, воскресший Христос является Кифе, а затем двенадцати (ср. 15, 5). Важно раскрыть то, как человеческая слабость Апостолов Петра и Павла доказывает, что Церковь зиждется на бесконечной силе благодати (ср..Мф. 16, 17; 2 Кор. 12, 7 - 10). Святой Петр сразу же после того, как был наделен высоким правом, получил редкий по своей строгости укор от Христа, сказавшего ему: "ты Мне соблазн" (Мф. 16, 23). Как же не видеть в милосердии, в котором так нуждается святой Петр, связь с тем служением милосердия, которое он будет нести первым из всех! И все же он трижды отречется от Иисуса. Так же и Евангелие от Иоанна подчеркивает, что Апостол Петр получает заповедь пасти овец Господних, трижды исповедуя любовь свою (ср. 21, 15 - 17), что соответствует его троекратному отречению (ср. 13, 38). Евангелист Лука, со своем стороны, в словах Христа, уже цитированных мною, на которых основывается древнее предание, намереваясь определить предназначение Апостола Петра, настаивает на том, что этот последний, некогда обратившись, должен будет утвердить своих братьев (ср.Лк. 22, 32).

92. Что же касается Апостола Павла, он может заключить описание своего служения поразительным утверждением, которое было дано ему из уст Господа: "довольно для тебя благодати Моей; ибо сила Моя совершается в немощи", после чего Апостол Павел в праве воскликнуть: "когда я немощен, тогда силен" (2 Кор. 12, 9 - 10). Это и есть основная особенность христианского опыта. Наследник Петрова служения в Церкви, оплодотворенной кровью первых Апостолов, Римский епископ проводит служение, имеющее своим истоком многообразное милосердие Божие, которое обращает сердца и вдыхает силу благодати туда, где ученик Господа постигает горький вкус своей немощности и ничтожества. Власть свойственная этому служению целиком предназначена на исполнение милосердного замысла Божия, и всегда должна рассматриваться с этой точки зрения. Власть эта об'ясняется таким подходом.

93. Исходя из троекратного исповедания любви Апостолом Петром, которое соответствует его троекратному предательству, его преемник умеет быть знамением милосердия. Его служение есть служение милосердия, порожденное из действия милости Божией. Весь этот евангельский урок должен быть постоянно повторяем, для того чтобы несение Петрова служения не потеряло ничего из своей подлинности и искренности. Церковь Божия призвана Христом свидетельствовать перед миром, повергнутым в сумятицу собственных грехов и коварных намерений, о том, что вопреки всему Бог Своим милосердием может обратить сердца к единству, давая им доступ к общению с Ним Самим.

94. Это служение единству, укорененное в деле Божественного милосердия, доверено самим составом коллегии епископов одному из тех, кто получил от Духа обязанность не властвовать над народом, как поступают князья народов и вельможи (ср. Мф. 20, 25 и Мк. 10, 42), но направлять его к мирным пастбищам. Эта обязанность может требовать принесение в жертву и самой жизни (ср. Ин. 10, 11 - 18). Доказав, что Христос есть "единый Пастырь, в единстве Которого все едино", святой Августин заключает: "да будут все пастыри в одном Пастыре, чтоб дать услышать единственный голос Пастыря; да внемлют овцы этому голосу, и следуют за их Пастырем, то есть не за тем или этим, но за Единым; да разумеют все в Нем единый голос, а не разлад голосов [...] , голос свободный от всех расколов, очищенный от всех ересей, которому внемлют овцы" (151). Предназначение Римского епископа в совокупности всех пастырей состоит именно в бдении, наподобие часового так, чтобы благодаря пастырям во всех отдельных Церквях был слышен истинный голос Христа Пастыря. Так, в каждой из Поместных Церквей, доверенных пастырям, осуществляется единая, сбятая, кафолическая и апостольская Церковь. Все Церкви пребывают в полноте видимого общения, потому что все Пастыри пребывают в общении с Петром, а посему, в единении Христовом. Властью и авторитетом, без коих это предназначение было бы иллюзорным. Римский епископ должен обеспечить общение всех Церквей. В этом качестве он первый среди служителей единства. Этот Примат осуществляется на различных уровнях, которые относятся к заботе о передаче Слова Божиего, к литургическому и сакраментальному служению, к дисциплине и христианской жизни. Долг Преемника Апостола Петра есть память о требованиях общего блага Церкви, в случае если кто-нибудь попытался бы забыть о нем в пользу собственным интересам. Он обязан предупреждать, призывать к бдительности, об'являть непримиримыми с единством веры иногда распространяющееся то или иное мнение. Когда того требуют обстоятельства, он говорит от имени всех Пастырей, пребывающих в общении с ним. Он может также - в точно определенных условиях, проясненных Первым Ватиканским Собором - заявить ех catedra, что некая доктрина принадлежит содержанию веры (152). Свидетельствуя таким образом об истине, он служит единству.

95. Все это, однако же, должно всегда совершаться в общении. Когда Католическая Церковь подтверждает, что функции Римского епископа отвечают воле Христовой, она не отделяет эти функции от миссии, доверенной всему составу епископов, которые так же суть "заместители и посланники Христа" (153). Римский епископ принадлежит их "коллегии", и они его братья во служении. Все то, что касается единства всех христианских Общин, входит, несомненно, в область забот Примата. Как Римскому епископу, мне хорошо известно, и я вновь подтвердил это в настоящем Окружном послании, что полное и видимое общение всех Общин, в которых в силу их верности Богу обитает Святой Дух, есть пламенное желание Христа. Я убежден, что имею в связи с этим особую ответственность, и, прежде всего, в том, чтобы констатировать экуменические стремления большинства христианских Общин, и, внемля обращенному ко мне запросу, найти ту форму осуществления Примата, который, никоим образом не отказываясь от сущности своего назначения, был бы открыт для новой ситуации. На протяжении целого тысячелетия христиане были об'единены "братским общением веры и сакраментальной жизни под управлением Римского Престола, принятым по всеобщему согласию, в случаях отклонений в вопросах веры и дисциплины" (154). Таким образом. Примат осуществлял свое об'единяющее действие. Обращаясь к Вселенскому Патриарху, его Святейшеству Димитрию I, я об'явил ему о своем сознании того факта, что "по весьма разнообразным причинам, и против воли как одних, так других, то, что должно было быть подспорьем, проявилось в совершенно ином свете. Однако[...] именно из-за желания действительно повиноваться воле Христа, я признаю себя призванным на осуществление подобного служения в качестве Римского епископа. [...] Пусть Святой Дух дарует нам Свой свет, и просветит им всех пастырей и богословов наших Церквей, чтобы смогли мы искать, несомненно, вместе, те формы, в которых это служение смогло бы осуществлять дело любви, признанное одними и другими" (155).

96. Огромную обязанность, от которой мы не можем отказаться, один я не в состоянии исполнить. Не может ли реальное общение, хоть и несовершенное, но существующее между всеми нами, побудить ответственных церковных лиц и богословов на открытие вместе со мной братского терпеливого диалога на эту тему, в котором мы могли бы выслушать друг друга, не вдаваясь в бесплодные споры, имея в мыслях лишь волю Христа о Его Церкви, и проникаясь Его позывом: "и они да будут в Нас едино, - да уверует мир, что Ты послал Меня" (Ин. 21, 17)?

Общение всех частных Церквей с Римской Церковью: необходимое условие единства

97. Католическая Церковь, как в своей деятельности, так и в официальных текстах, полагает, что общение Поместных Церквей с Римской Церковью и их епископов с Римским епископом есть - согласно Божиему домостроительству - существенная составная часть полного и видимого общения. Необходимо, в действительности, чтобы полное общение, наивысшее сакраментальное проявление которого есть Евхаристия, имело бы видимым выражением служение, в котором все епископы признали бы себя едиными во Христе, и все верующие нашли бы утверждение своей веры. Первая часть книги Деяний Апостольских представляет святого Петра говорящим от имени апостольской группы и служащим единству общины, что происходит с уважением к власти святого Иакова, главы Иерусалимской Церкви. Это предназначение Апостола Петра должно оставаться в Церкви, чтобы под началом единого Главы, который есть Иисус Христос, она видимо была бы в мире общением всех ее последователей. Разве не таково служение, необходимость которого ныне выражают многие из тех, кто занят экуменической деятельностью? Предстательствовать в истине и в любви, чтобы ладья - прекрасный символ, который Всемирный совет Церквей избрал своей эмблемой - не была опрокинута бурей, и некогда смогла бы причалить к желанному берегу.

Полное единство и евангелизация

98. Экуменическое движение нашего столетия, еще более чем экуменические предприятия прошлых веков, ценность которых, однако же, не должно умалять, было ознаменовано миссионерской перспективой. В стихе из Евангелия от Иоанна, который служит вдохновением и двигательной причиной - "и они да будут в Нас едино, - да уверует мир, что Ты послал. Меня" (Ин. 17, 21) - слишком подчеркивался смысл слов "да уверует, мир", так что иногда возникала опасность забыть, что по мысли евангелиста именно единство служит во славу Отца. До всяком случае, очевидно, что разделение христиан противоречит Истине, которую они призваны распространять, и оно сильно ранит свидетельство, даваемое ими. Это хорошо понимал и подтверждал мой Предшественник, Папа Павел VI, в своем Апостольском призыве Evangelii nuntiandi (Возвещая Евангелие); "Поскольку мы проповедники Евангелия, то должны предлагать верующим во Христа образ не разделенных ссорами людей, который совершенно не поучителен, но образ личностей созревших в вере, способных пребывать вместе, возвышаясь над конкретной напряженностью, благодаря совместному искреннему и бескорыстному поиску истины. Воистину, судьба евангелизации определенно связана со свидетельством о единстве Церкви [...1. В связи с этим нам угодно определить признак единства между всеми христианами, как путь и средство евангелизации. Разделение христиан есть тягостный факт, который затрагивает само дело Христово" (156). Как же, в самом деле, проповeдовать Евангелие примирения, не подвизаясь в то же самое время на поприще примирения христиан? Если верно, что Церковь, по вдохновению Святого Духа и по обетованию непогрешимости проповедовала и ныне пропoведует Евангелие всем народам, то верно и то, что она должна преодолеть трудности, исходящие из разделения. Смогут ли неверующие, поставленные перед лицом миссионеров, которые пребывают в разногласиях друг с другом, хоть и взывают все ко Христу, понять истинное благовествование? Разве не станут они думать, что Евангелие есть причина разделения, даже если оно представлено, как основной закон любви?

99. Когда я утверждаю, что для меня. Римского епископа, экуменическое делание есть "один из моих пастырских приоритетов" (157) моего понтификата, то моя мысль наталкивается на тяжелое препятствие, которое разделение полагает перед проповедью Евангелия. Христианская община, которая верит во Христа, и желает, с евангельскою ревностью, спасения человечества, никоим образом не может замкнуться перед призывом Духа Святого, Который направляет всех христиан к полному и видимому единству. Речь идет об одном из императивов любви, который должен быть исполнен без компромиссов. Экуменизм не является лишь внутренним делом христианских общин. Он касается любви, которую Бог во Христе Иисусе предназначает всему человечеству, и препятствовать этой любви есть хула на Него и на Его замысел об'единить всех во Христе. Папа Павел VI писал Вселенскому Патриарху Афинагору I: "пусть Святой Дух ведет нас по пути примирения, чтобы единство наших Церквей стало все более светозарной падеждой и утешением для всего человечества" (158). 


ВОЗЗВАНИЕ

1OO. Обращаясь недавно к епископам, к духовенству и верным чадам Католической Церкви, для того, чтобы указать путь следования к празднованию Великого юбилея Двухтысячного года, кроме всего прочего я заявил, что "наилучшей подготовкой к исходу Второго тысячелетия будет самовыражение в обновленной деятельности по, насколько возможно верному приложению yчения Bторого Ватиканского Собора к жизни, каждого из нас, и Церкви в целом" (159). Собор есть великое начало того пути, который приведет нас к порогу Третьего тысячелетия. Размышляя о важности, которую Собор придал делу восстановления единства христиан в час экумнической благодати, мне показалось необходимым еще раз подтвердить основные убеждения, которые он высек в сознании Католической Церии, припоминая их в свете успехов, достигнутых за это время на пути к полному общению всех крещенных. Нет сомнения, что Святой Дух подвигает эту деятельность, и направляет Церковь к полному осуществлению замысла Отца, в согласии с волей Христовой, которая с великой и скорбной силой выражается в молитве, произнесенной, как вещает четвертое Евангелие. Его устами во время, когда Он устремлялся к спасительному действу Своей Пасхи. Как некогда, так и ныне Христос требует, чтобы новый порыв оживил деятельность каждого в стремлении к общению, полному и видимому.

101. Я призываю моих братьев епископов уделить пристальное внимание этому делу. Два Кодекса канонического права упоминают среди обязанностей епископа поощрение стремлению к единству всех христиан, поддерживая всякое действие или инициативу, и осознавая, что Церковь направлена к этому самой волей Христовой (160). Все это входит в епископское предназначение, и является обязанностью, которая прямым образом происходит из верности Христу, Пастырю Церкви. Все верующие, однако, призваны Духом Святым делать все возможное, чтобы укрепились связи общения между всеми христианами и росло бы сотрудничество между учениками Христа: "забота о восстановлении единства лежит на всей Церкви, как на верующих, так и на пастырях, и касается каждого по его способностям" (161).

102. Мощь Духа Божиего взращивает и обустраивает Церковь на протяжении веков. Обращая взгляд на грядущее тысячелетие. Церковь молит Духа о благодати, которая усилила бы ее единство и взрастила бы ее по направлению к полноте общения со всеми другими христианами. Как же достигнуть его? Во-первых, молитвою. Молитва всегда должна нести бремя тревоги и беспокойства, которое жаждет единства и поэтому является одной из необходимых форм любви, которую мы питаем ко Христу и к Отцу, полному милосердия. За молитвой должно быть первенство на этом пути, на который мы вступили вместе с другими христианами навстречу грядущему тысячелетию. Как достигнуть его? При помощи действия благодати, ибо мы не являемся с пустыми руками на эту встречу. "Сам Дух ходатайствует за нас воздыханиями неизреченными [...] подкрепляет нас в немощах наших" (Рим. 8, 26) дабы расположить нас просить у Бога того, в чем нуждаемся. Как достигнуть его? С надеждою в Духе Святом, полном милосердия. Который умеет удалять от нас призраки прошлого, тяжкие воспоминания, опыт разделения, и умеет подавать нам ясность сознания, силу и мужество предпринимать необходимые шаги, так чтобы наша обязанность и дело были все более и более подлинными. И если бы мы желали спросить, возможно ли все это, ответ был бы всегда одинаков - тот, который услышала Мария из Назарета: да. Ибо для Бога нет ничего невозможного. Мне приходят на ум слова, которыми святой Киприан толкует Отче наш, молитву всех христиан: "Бог не принимает жертвы того, кто пребывает в несогласии, более того, повелевает вернуться назад от алтаря, и сперва примириться с братом. Только так наши молитвы смогут быть устремлены к миру, и Бог приемлет их. Величайшая из жертв, предлагаемых Богу, есть наш мир и братское согласие, есть народ об'единенный единством Отца, Сына и Святого Духа" (162). На заре нового тысячелетия, как же не просить у Господа, с обновленным порывом и более зрелым сознанием, благодати, которая расположила бы нас всех к этой "жертве" единства?

103. Я, Иоанн Павел, смиренный раб рабов Божиих, дерзаю присоединиться к словам Апостола Павла, мученичество которого, совместно с мученическом Апостола Петра, придало Римскому Престолу сияние своего свидетельства, и говорю вам, верные чада Католической Церкви, и вам, братья и сестры из других Церквей и церковных Общин: "усовершенствуйтесь,утешайтесь, будьте единомысленны, мирны: и Бог любви и мира будет с вами [...] . Благодать Господа нашего Иисуса Христа, и любовь Бога Отца, и общение Святого Духа со всеми вами" (2 Кор. 13, 11. 13).

Дано в Риме, у престола Святого Петра, в великий Праздник Вознесения Господня, 25 мая 1995 года, на семнадцатом году понтификата.

Иоанн Павел II

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Ср. Речь после Крестного пути в Страстную пятницу (1 апреля 1994 года), 3: ААS 87 (1995), 88

2. Второй Ватиканский Вселенский Собор, Декларация о религиозной свободе Dignitatis Humanae п.1.

3. Ср. Апостольское послание Tertio millennio adveniente ("Наступающее Третье" ноября 1994 года), 16: ААS 87 (1995), 15.

4. Конгрегация вероучения, Послание Католической Церкви, понимаемой как общение -Comunionis notio (Понятие общения, 28 мая 1992), 4: ААS 85 (1993), 840.

5. Второй Ватиканский Вселенский Собор, Постановление об экуменизме Unitatis Redintegratio (Восстановление единства), п. 1.

6. Там же. п. 1.

7. Там же. п. 4.

8. Второй Ватиканский Вселенский Собор, Догматическая конституция о Церкви Lumen gentium п.14.

9. Второй Ватиканский Вселенский Собор, Декларация о религиозной свободе Dignitatis Humanae (О достоинстве человеческой личности), пп.1 и 2.

10. Второй Ватиканский Вселенский Собор, Догматическая конституция о Церкви Lumen gentium п.14.

11. Там же, п. 8.

12. Второй Ватиканский Вселенский Собор, Постановление об экуменизме Unitatis Redintegratio, п. 3.

13. Там же.

14. п.15.

15. Там же.

16. Второй Ватиканский Вселенехий Собор, Постановление об экуменизме Unitatis Redintegratio, п. 15.

17. Там же. п.3

18. Там же. .

19. Ср. Святой Григорий Великий, Homiliae in Evangelia 19, 1: РL 76, 1154. Цитировано: Второй Ватиканский Вселенский Собор, догматическая Конституция о Церкви Lumen Gentium, п. 2.

20. Второй Ватиканский Вселенский Собор, Постановление об экуменизме Unitatis Redintegratio, п. 4.

21. Там же. п. 7.

22. Ср. Там же.

23. Там же. п. 6.

24. Ср. Второй Ватиканский Вселенский Собор, Догматическая конституция о Божественном Откровении Dei Verbum (Слово Божие), п. 7.

25. Ср. Апостольское послание Euntes in mundum (Идите по всему миру, 25 января 1988 года): ААS 80 (1988), 935 - 956.

26. Ср. Энциклика Slavorum Apostoli (Апостолы слaвян, 2 июня 1985): ААS 77 (1985), 779 - 813.

27. Ср. Папский Совет по развитию единства христиан, Правило по применению принципов и норм по Экуменизму (25 марта 199) года); ААS 85 (1993) 1039 - 1119.

28. Ср. в частности, Документ принятый в Лиме: Крещение, Евхаристия, Служение (январь 1982 года); Еnch. Оecum. 1, 1392 - 1446, и Документ Комиссии Вера и Устройство N 1 5) Confessing the "Оnе" Faith, Geneva, 1991.

29. Ср. Речь на открытии Второго Ватиканского Вселенского Собора (11 октября 1962 года); ААS 54 (1962), 793.

30. Речь идет о Секретариате по развитию единства жристиан, созданном Папой Иоанном XXIII motu proprio Superno Dei nutu (Высочайшая воля Божия, 5 июня 1960 года), 9: ААS 52 (1960), 436, и утвержденном последующими документами: motu proprio Appropinquante Concilio (Приближающийся Собор, 6 августа 1962 года), с. III, а. 7, §2, 1: ААS 54 (1962), 614; Ср. Павел VI, Апостольская Конституция Regimini Ессlesiae Universae (Управление Всемирной Церковью, 15 августа 1967 года), 92 - 94: ААS 59 (1967), 918 - 919. Ныне этот орган именуется Папским советом по развитию единства христиан: ср. Иоанн Павел II, Апостольская Конституция Pastor Bonus, (Добрый Пастырь, 28 июня 1988 года), V, art. 135 - 138: ААS 80 (1988), 895 - 896.

31. Ср. Речь на открытии Второго Ватиканского Вселенского Собора (11 октября 1962 года); ААS 54 (1962), 792.

32. Ср. Второй Ватиканский Вселенский Собор, Постановление об экуменизме Unitatis Redintegratio, п. 6.

33. Второй Ватиканский Вселенский Собор, Декларация о религиозной свободе Dignitatis humanae, (О достоинстве человеческой личности) п. 1.

34. Энциклика Slavorum Apostoli (Апостолы славян, 2 июня 1985), п. 11: ААS 77 (1985), 792.

35. Там же, п.13. стр. 794.

36. Там же, п. 11. стр. 792.

37. Речь перед коренным населением от 29 ноября 1986 года, 12: ААS 79 (1987), 977.

38. Ср. Винсент Лернскии, Commonitorium primum, 23: РL 50, 667 - 668.

39. Второй Ватиканский Вселенский Собор, Постановление об экуменизме Unitatis Redintegratio, п. 6.

40. Там же, п. 5.

41. Там же. п. 7.

42. Там же. п. 8.

43. Там же

44. Ср. Там же п. 4.

45. Ср. Иоанн Павел II, Апостольское послание Теrtio Millennio adveniente (Грядущее третье тысячелетие, 10 ноября 1994 года), 24:. ААS 87 (1995), 19 - 20.

46. Речь в Кентерберийском Кафедральном соборе (29 мая 1982 года), 5: АAS 74 (1982), 922.

47. Всемирный совет Церквей, Устав, III, 1: Ench. Oecum. 1, 1392.

48. Второй Ватиканский Вселенский Собор, Пастырская конституция о Церкви в современном мире Gaudium et Spes (Радость и надежда), п. 24.

49. Второй Ватиканский Вселенский Собор, Постановление об экуменизме Unitatis Redintegratio, п. 7.

50. Речь идет о Марии Сагедду, родившейся 17 марта 1914 года в местечке Доргали на Сардинии. В возрасте 21 года Мария вошла в траппистский монастырь Гроттаферрата. Узнав о запросе молиться за единство христиан по случаю Восьмидневия за единство, великий апостол и вдохновитель которого, начиная с 1936 года, был аббат Кутюрье, сестра Мария Габриэлла решает посвятить свою жизнь восстановлению единства Церкви. Она скончалась 23 апреля 1939 года после тяжелой болезни.

51. Второй Ватиканский Вселенский Собор, Пастырская конституция о Церкви в современном мире Gaudium et Spes (Радость и надежда), п. 24.

52. Ср. ААS 56 (1964), 609 - 659.

53. Второй Ватиканский Вселенский Собор, Догматическая конституция о Церкви Lumen Gentium, п. 3.

54. Второй Ватиканский Вселенский Собор, Постановление об экуменизме Unitatis Redintegratio, п. 4.

55. Ср. Кодекс канонического права (далее С1С), can. 755, и Кодекс канонов Восточных Церквей (далее ССЕО), can. 902 - 904.

56. Второй Ватиканский Вселенский Собор, Постановление об экуменизме Unitatis Redintegratio, п. 4.

57. Второй Ватиканский Вселенский Собор, Декларация о религиозной свободе Dignitatis Humanae (О достоинстве человеческой личности), п. 3.

58. Второй Ватиканский Вселенский Собор, Постановление об экуменизме Unitatis Redintegratio, п. 4.

59. См. п. 4.

60. Энциклика Ессlesiam Suam (Церковь Свою, 6 августа 1964 года). III: 72: ААS 56 (1964), 642.

61. Второй Ватиканский Вселенский Собор, Постановление об экуменизме Unitatis Redintegratio, п. 11.

62. Ср. Тaм же.

63. Там же. Ср. также Конгрегация Вероучения, Декларация по поводу католического учения о Церкви Мisterium Ecclesiae (Тайна Церкви, 24 июня 1973 года), 4: ААS 65 (1973), 402.

64. Конгрегация Вероучения, Декларация по поводу католического учения о Церкви Мisterium Ecclesiae (Тайна Церкви, 24 июня 1973 года), п. 5: ААS 65 1973, 403.

65. Ср. Второй Ватиканский Вселенский Собор, Постановление об экуменизме Unitatis Redintegratio, п. 4.

66. Ср. Совместная христологическая декларация Католической и Ассирийской Восточной Церкви: "Оссерваторе Романо", 12 ноября 1994 года стр. 1.

67. Второй Ватиканский Вселенский Собор, Постановление об экуменизме Unitatis Redintegratio, п. 12.

68. Там же.

69. Папский совет по развитию христианского единства, Правило по применению принципов и норм по экуменизму, п. 5: ААS 85 (1993), 1040.

70. Там же п. 94. стр. 1078.

71. Ср. Комиссия Всемирного совета Церквей "Вера и Устройство", Крещение, Евхаристия, Учение, (январь 1982 года): Ench. Oecum. 1, 1391 - 1447, точно стр. 1398 - 1408.

72. Ср. Энциклика Sollicitudo Rei Socialis (Беспокойство дел общественных, 30 декабря 1987 года), п. 32: ААS 80 (1988), 556.

73. Речь перед кардиналами, и Римской курией (28 июня 1985 года), ААS 77 (1985), стр. 1158. Ср. также энциклика Redemptor Hominis (Искупитель человека, 4 марта 1979 года), 11: ААS 71 (1979), 277 - 278.

74. Ср. Речь перед кардиналами, и Римской курией (28 июня 1985 года), ААS 77 (1985), стр. 1158.

75. Ср. Документ Совета по развитию христианского единства и Исполнительный комитет Об'единенных Библейских обществ, Правило по межконфессиональному сотрудничеству и переводе Библии (1968); Ench. Oecum. 1, 319 - 331, пересмотренное и обновленное 1987 году, в одноименном документе от 16 ноября 1987 года Tipografia Vaticana, 1987.

76. Ср. Крещение, Евхаристия Учение, Документ Комиссии "Вера и Устройство" Всемирного совета Церквей (январь 1982 года); Ench. Oecum. 1, 1391 - 1447.

77. Например, во время последних ассамблеи Всемирного совета Церквей (Ванкувер, Канберра) и "Веры и Устройства" (Сантьяго ди Компостела).

78. Ср. Второй Ватиканский Вселенский Собор, Постановление об экуменизме Unitatis Redintegratio пп. 8 и 15; СIС. саn. 844; ССЕО, сan. 671. DE, nn. 122 - 125, 129 - 131. Папский Совет по развитию христианского единства. Правило по применению принципов и норм по экуменизму (25 марта 1993 года), 122 - 125: ААS 85 (1993), 1086 - 1089; пп. 123 и 132. 1087. 1089.

79. Второй Ватиканский Вселенский Собор, Постановление об экуменизме Unitatis Redintegratio, п. 4.

80. Второй Ватиканский Вселенский Собор, Постановление об экуменизме Unitatis Redintegratio, а. 4.

81. Ср. п. 15.

82. Второй Ватиканский Вселенский Собор, Постановление об экуменизме Unitatis Redintegratio, п. 15.

83. Второй Ватиканский Вселенский Собор, Постановление об экуменизме Unitatis Redintegratio, п. 14.

84. Ср. Совместная декларация Папы Павла VI и Патриарха Константинопольского Афинагора I (7 декабря 1965 года); Tomos agapis, Vaticano- Phanar (1958 - 1970), Roma - Istanbul 1971, стр. 280 - 281.

85. Ср. ААS 77 (1985), 779 - 813.

86. Ср. ААS 80 (1988), 935 - 956; ср. также Апостольское послание Magnum Baptismi Donum (Великий дар Крещения, 14 февраля 1988 года) ААS 80 (1988) 988 - 997.

87. Второй Ватиканский Вселенский Собор, Постановление об экуменизме Unitatis Redintegratio, п. 14.

88. Там.же

89. Краткое апостольское послание Annj ineunte (Приходящий год, 25 июля 1967 года). Tomos agapis, Vaticano- Phanar (1958 - 1970), Roma - Istanbul 1971, стр. 388 - 391.

90. Второй Ватиканский Вселенский Собор, Постановление об экуменизме Unitatis Redintegratio, п. 14.

91. Там же. п. 15.

92. п.15: "Оссерваторе Романо" 2 - 3 мая 1995 года, стр. 3.

93. Второй Ватиканский Вселенский Собор, Постаноаление об экумениме Unitatis Redintegratio, п. 17.

94. п.26.

95. Ср. С1С, can. 844 §§2, 3; ССЕО, can. 671, §§ 2, 3.

96. Папский совет по развитию христианского единства, Правило по применению принцепов и норм по экуменизму (25 марта 1993 года) пп. 122 - 128 ААS 85 (1993) 1086 - 1088.

97. Декларация Верховного Понтифика Иоанна Павла II и Вселенского Патриарха Димитрия I (7 декабря 1987 года); ААS 80 (1988), 253.

98. Международная смешанная комиссия по экуменическому диалогу между Католической и Православной Церквями, Документ Таинство Священство в порядке сакраментальной структуры Церкви, в часности, важность апостольского преемства для освящения и единства народа Божиего. (26 июня 1988 года), 1: Service d'information 68 (1988), 195.

99. Ср. Иоанн Павел II, Послание епископам Европейского континента об отношениях между католиками и православными в новой ситуации в центральной и восточной Европе (31 мая 1991) 6: ААS 84 (1992), 168.

100. Второй Ватиканский Вселенский Собор, Постановление об экуменизме Unitatis Redintegratio, п. 17.

101. Ср. Апостольское послание Orientale Lumen (Восточный Свет, 2 мая 1995 года) , 24: "Оссерваторе Романо", 2 -3 мая 1995 стр. 5.

102. Там же, п. 18, стр. 4.

103. Ср. Совместное заявление Верховного Понтифика Павла VI и его Святейшества Шенуды III, Папы Александрийского и Патриарха престола св. Марка (10 Мая 1073) года); ААS 65 (1973), 299 - 301.

104. Ср. Совместное заявление Верховного Понтифика Павла VI и его Блаженства Мар Игнатия Якуба III, Патриарха Антиохийскои Сирийской Церкви (27 октября 1971 года): ААS 63 (1971), 814 - 815.

105. Ср. Речь перед посланниками Церкви ортодоксальных коптов (2 июня 1979): ААS 71 (1979), 1000 - 1001.

106. Ср. Совместная декларация Папы Иоанна Павла II и Патриарха Антиохийского и ортодоксальных сирийцев всего Востока Морана Мар Игнатия Закки I Иваса (23 июня 1984 года): Insegnamenti VII, 1 (1984), 1902 - 1906.

107. Ср. Речь, обращенная к его Святейшеству Абуне Павлу, Патриарху Эфиопской Церкви (11 июня 1993 года); "Оссерваторе Романо", 11 - 12 июня 1993 г. стр. 4.

108. Ср. Совместная христологическая декларация Католической и Восточной ассирийской Церкви: "Оссерваторе Романо", 12 ноября 1994 г. стр. 1.

109. Второй Ватиканский Вселенский Собор, Постановление об экумениме Unitatis Redintegratio, а. 19.

110. Там же.

111. Там. же. п. 19

112. Ср. Там же.

113. Tам же.

114. Там же. п. 20.

115. Там же.п. 21.

116. Там же.

117. Там же.

118. Там же. п. 22.

119. Там же.

120. Там же. п. 22, ср. п. 20.

121. Там же, п. 22.

122. Там же п. 23.

123. Там же.

124. Ср. Сообщение по радио Urbi et Orbi (Городу и миру, 27 августа 1978 года); AAS 70 (1978), 695 - 696.

125. Второй Ватиканский Вселенский Собор, Постановление об экуменизме Unitatis Redintegratio, п. 23.

126. Tам же.

127. Ср. Tам же. п. 12.

128. Там же

129. Терпеливая работа Комиссии "Вера и Устройство" достигла аналогичного взгляда, который был также выражен на VII ассамблее Всемирного совета Церквей в Канберре (7 - 20 февраля 1991 года, ср. Signs of the Spirit, Official report seventh assembly, WCC, Geneva 1991, pp. 235 - 238) и вновь подтвержден на Всемирной конференции Комиссии "Вера и Устройство" в Сантьяго ди Компостела (3 - 14 августа 1993 года, ср. Service d'information 85 [1994], 18 - 38).

130. Второй Ватиканский Вселенский Собор, Постановление об экуменизме Unitatis redintegratio, п. 14.

131. Ср. Второй Ватиканский Вселенский Собор, Постановление об экуменизме Unitatis redintegratio, п. 4 и 11.

132. Ср. Речь перед кардиналами и Римской курией от 28 июня 1985 года, 6: ААS 77 (1985), 1153.

133. Там же.

134. Ср. Второй Ватиканский Вселенский Собор, Догматическая конституция о Церкви Lumen gentium, п. 12.

135. ААS LIV (1962), 792.

136. Второй Ватиканский Вселенский Собор, Постановление об экуменизме Unitatis redintegratio, п. 6.

137. Ср. Там же. п. 4. Павел VI, Проповедь на канонизации угандских мучеников (18 октября 1964 года); AAS 56 (1964), 906.

138. Ср. Иоанн Павел II, Апостольское послание Tertio millennio adveniente (Грядущее Третье тысячелетие, 10 ноября 1994 года), 37: AAS 87 (1995), 29 - 30.

139. Ср. Речь Папы Павла VI от 2 августа 1969 года в Намугонго (Уганда), где приняли мученичество сорок свидетелей о вере Христовой AAS 61: (1969), 590 - 591.

140. Sanctorum coronando, merita sua dona coronans, Римский мессал, Prefatio de Sanctis I.

141. Ср. Там же. пп. 3 - 4.

142. Ср. Второй Ватиканский Вселенский Собор, Догматическая конституция о Церкви Lumen gentium, п. 8.

143. Ср. Второй Ватиканский Вселенский Собор, Постановление об экуменизме Unitatis redintegratio, п. 3.

144. После документа Комиссии "Вера и Устройство", принятого в Лиме, касающегося Крещения, Евхаристии и Служения, (январь 1982 года); Еnch. Oecum. 1, 1392 - 1446, и в духе заявлений VII Генеральной ассамблеи Всемирного совета Церквей на тему: "Eдинство Церкви: дар и потребность" (Канберра, 7 - 20 февраля 1991 года); ср. "Истина" 36 (1991) 389- 391.

145. Речь от 28 июня 1985 года, loco citato, стр. 1151 - 1152.

146. Второй Ватиканский Вселенский Собор, Догматическая конституция о Церкви Lumen gentium, п. 23.

147. Ср. Речь на Всемирном совете Церквей (12 июня 1984 года), 2: Insegnamenti VII, 1 (1984), 1686.

148. Всемирная конференция Комиссии "Вера и Устройство", Сантьяго де Компостела (14 августа 1993 года). Доклад на Второй секции: "Confessing the one faith to Gods Glory", п. 31, 2. Faith and Order Paper n. 166, WCC, Geneva 1994, стр. 243.

149. Чтобы не вдаваться в цитирование многочисленных примеров: конечный доклад комиссии Anglican-Roman Catholic lnternational Commission ARCIC-I (сентябрь 1981 года): Ench. Oecum. 1, 3 - 88, Смешанная комиссия Ученики Христа, Доклад 1981: Ench. Oecum. 1, 529 - 547; Национальная смешанная комиссия католиков и лютеран в США, Документ "Пастырское служение в Церкви" (13 марта 1981 года): Ench Oecum. 1, 703 - 742. Проблема обозначается, в достаточно ясной перспективе, в исследовании, проведенном Международной смешанной комиссией между Католической Церковью и Православной Церковью в ее совокупности.

150. Речь перед кардиналами и Римском курией (28 июня 1985 года), 3: ААS 77 (1985), 1150.

151. Проповедь XLVI, 30: CCL 41, 557.

152. Ср. Первый Ватиканский Вселенский Собор, Догматическая конституция о Церкви Христовой Pastor Aeternus, DS 3074.

153. Второй Ватиканский Вселенский Собор, Догматическая конституция о Церкви Lumen gentium, п. 27.

154. Второй Ватиканский Вселенский Собор, Постановление об экуменизме Unitatis redintegratio, п. 14.

155. Проповедь в Ватиканской базилике в присутствии Димитрия I, Архиепископа Константинопольского и Вселенского Патриарха (б декабря 1987 года), 3: АА5 80 (1988). 714.

156. Павел VI, Апостольское воззвание Evangelii nuntiandi (Возвещая Евангелие, 8 декабря 1975 года), 77: AAS 68 (1976), 69; ср. также Второй Ватиканский Вселенский Собор, Постановление об экуменизме Unitatis redintegratio, 1; Папский совет по развитию единства христиан, Правило по применению принципов и норм по экуменизму, (25 марта 1993), 205 - 209: AAS 85 (1993), 1112 - 1114.

157. Речь перед кардиналами и Римской курией (28 июня 1985 года), 4: ААS 77 (1985), 1151.

158. Послание от 13 января 1970 года Tomos agapis, Vatican- Phanat (1958 - 1970), Roma - Istanbul (1971), стр. 610 - 611.

159. Апостольское послание Тertio millennio adveniente (Наступающее Третье тысячелетие, 10 ноября 1994 года), 20: AAS 87 (1995), 17.

160. Ср. CIC, can. 755; и ССЕО, can. 902.

161. Второй Ватиканский Вселенский Собор, Постановление об экуменизме Unitatis redintegratio, п. 5.

162. De Dominica oratione 23: CSEL 3, 284-285

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова