Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

 

Войтенко Антон Анатольевич

Социальный контекст монашеского движения в "Житии преп. Антония Египетского"

Государственный Университет Гуманитарных Наук (г. Москва)

http://www.hist.msu.ru/Calendar/1999/Apr/lomonos99/Voitenko.htm

Принято полагать, что подавляющее число египетских монахов были представителями сельских районов Египта, и, соответственно, круг их посетителей представлял собой, по большей части, жителей египетской хоры [1]. Однако такие утверждения делались либо без ссылок на тексты, либо на материале данных, выхваченных из общего контекста классических источников по истории египетского монашества. Если же мы начнем подробно анализировать сами эти источники, то мы без труда заметим, что картина, там нарисованная, отличается более сложной социальной композицией. Обратимся, например, к самому известному тексту по истории монашества в Египте – "Житию преп. Антония Египетского", составленного свт. Афанасием Александрийским.

В самом тексте "Жития" нет прямых указаний на жителей разных египетских деревень, приходящих к отцу монашества. Однако было бы ошибкой отрицать сельскую "составляющую" в социальном контексте египетского иночества. Сам преп. Антоний родился и вырос в селе (предположительно в Среднем Египте). В главах 8-ой и 13-ой упоминаются приходившие к нему знакомые. Свою проповедь, как уточняет агиограф, преп. Антоний произносит по-египетски, т.е. на коптском языке (гл. 16). Следовательно, она рассчитана, в первую очередь, на жителей сельских районов Египта либо плохо знавших, либо совсем не знавших по-гречески.

Городская "составляющая" проповеди преп. Антония представлена в "Житии" более отчетливо. Сам Преподобный совершает два раза путешествие в Александрию (главы 46 и 69-71). Первый раз предположительно в 308г., второй – в 337/338гг. При этом второе его посещение Александрии описано более детально и показывает возросшую социальную значимость святого. К преп. Антонию желает прийти семья из Бусириса с просьбой исцелить дочь (гл.58), приходят "языческие мудрецы и философы" (гл. 72,74), чтобы оспорить правоту христианского вероучения. Последние, вероятнее всего, являлись эпигонами одной из философских школ поздней античности, "кружки" таких эпигонов существовали как в столице Египта, так и в других крупных городах (например, в Ликополе). Гору, где подвизается преп. Антоний посещают судьи, вместе с подсудимыми и в сопровождении охраны (гл. 84). Речь идет о представителях городской (или номовой) администрации, которая состояла, как правило, из сословия куриалов. В главе 57-ой упомянут некий Фронтон "из дворца" (apo palatiou). Под греческим словом palatia следует понимать дом римского префекта Египта [2]. Значит Фронтин – чиновник высшей администрации этой провинции. Еще интереснее сообщения 61-ой и 85-ой глав "Жития", где в числе посетителей преп. Антония мы встречаем "комита" Архелая, пришедшего просить у Преподобного молитв за страждущую жительницу Лаодикии, а также "некоего стратилата", имевшего нужду в святом. Как свидетельствует данные других агиографических источников (в том числе не только греческих, но и коптских) слова komes, hegemon, stratilates часто тождественны между собой и совпадают по значению с термином dux, который мог означать либо наместника Египта (Нижнего Египта), либо верховного представителя римской военной власти в Египте (например, дукса Фиваиды) [3]. В случае с Архелаем свт. Афанасий вполне мог иметь в виду наместника одной из малоазийских провинций Империи.

В 81-ой главе "Жития" есть упоминание о переписке преп. Антония с императорами Константином, Констанцием и Константом. Не все исследователи склонны доверять этому сообщению. Однако данные других источников говорят о возможности переписки или даже личной встречи монаха и базилевса: Apophtegmata Patrum (Антоний, 30/31) содержит упоминание о послании императора Константина к отцу монашества с просьбой приехать в Константинополь, коптское "Житие Шенуте" (гл. 74) – рассказ об апе Мартирии, путешествующем к императору Феодосию, "Лавсаик" еп. Палладия – рассказ о том, что другой не менее известный египетский монах, преп. Иоанн Ликопольский, посылал тому же Феодосию предсказания (гл. 35 по нумерации издания Батлера).

В довершении надо сказать, что преп. Антония посещают и священнослужители (от диакона до епископа – гл. 67, 82), самые бедные жители Египта (гл. 87), а в одном из путешествий его сопровождают т.н. "сарацины", по всей видимости, представители одного из арабских племен, живших на Синайском полуострове и в т.н. внутренней египетской пустыне (гл. 49). Таким образом, картина, которую рисует свт. Афанасий Александрийский, не соответствует представлениям о монашестве как о "сельском" движении, вовлекшем в свою орбиту лишь представителей египетской хоры. Преп. Антоний встречает представителей всей социальной вертикали Египта IV в.: от населения сельских районов и горожан до представителей высшего чиновничества, включая, вероятно, и самого наместника, от нищих до людей с солидным достатком, от языческих "философов" до высших представителей церковного клира. Он даже отписывает самому ромейскому кесарю, чем поднимает уровень своего общения, пусть и заочного, до самого высокого "страта" ранневизантийского общества.

  1. См. напр.: Baumeister Th. Die Mentalitдt des frьhen дgyptishen Mцnchtums. Zur Frage der Ursprьnge des christlichen Mцnchtums.// Zeitschrift fьr Kirchengeschichte, 88, 1977, p. 148.; Frazee Ch. A Late Roman and Byzantine Legislation on the Monastic Life the Fourth to the Eighth Centuries.// Church History, 51, 1982, p. 263

  2. См.: Athanase dґAlexandrie. Vie dґAntoine. Introduction, texte critique, traduction, notes et index par Bartelink G.J.M.( Sources chrйtiennes, № 400), Paris, 1994, p.289, n.2

  3. См. напр. коптский текст "Мартирия апы Виктора", опубликованный А.И.Еланской ("Палестинского сборник", Ленинград., 1969 стр. 25-61), см. также: Изречения Египетских Отцов. Памятники литературы на коптском языке. Введение, перевод с коптского и комментарии Еланской А.И., С-Пб., 1993, стр.284-285, прим.20. В тексте "Жития преп. Антония" (гл. 86) упомянут "некий стратилат Валерий". По другим источникам известно, что Валерий был наместником Нижнего Египта с 340 по 345 г.г.

ФОРМЫ МОНАШЕСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ В ЕГИПТЕ IV - НАЧ. V В.В.

Ист.: http://www.mitropolia-spb.ru/rus/conf/bolotov2000/dokladi/voitenko.html

Принято полагать, что основными формами монашеской организации на начальных его этапах были две - отшельничество (анахоресис) и киновия. Так, известный православный богослов и патролог архим. Киприан (Керн) писал: "В IV - V веках монашество египетское шло двумя путями: анахоретским и общежительным. Это намечает и два типа жизни, два типа спасения, два типа отношения к личности. Эти два типа остались и на всем протяжении истории монашества и ярко обозначились как в монашеском царстве - Афоне, так и в России, в Греции и на всем Востоке. Путь анахоретский - путь индивидуальный, впоследствии изменившийся в тип идиоритмических монастырей; путь общежительный - путь коллективный, менее яркий для личности, ее в значительной мере подавляющий, но зато более сильно организованный для церковного строительства; это - путь массового устроения монашеского спасения".
(Архимандрит Киприан (Керн). Литургика. Гимнография и эортология. М. 1997, стр.70). Даже, если учесть, что арх. Киприан говорит не о типе монашеской организации, а о "пути подвижничества", имея в виду богословский аспект (хотя первое и второе, на наш взгляд, тесно связано между собой), то подобное нивелирование многообразия начальной монашеской жизни до двух типов, ставшее уже общим местом, усложняет работу по конкретной типологии. Иногда, главным образом, в западной научной литературе, типы монашеской организации, очевидно не совпадающие с отшельничеством или киновией, принято обозначать как "лавра", или "полуотшельническая лавра" (semi-anachoretic laura), однако такое дополнение, по нашему мнению, не столько способствует прояснению спектра форм монашеской организации на ранних ее этапах, сколько затрудняет дело. Даже беглого взгляда на письменные источники по начальному египетскому монашеству достаточно, чтобы увидеть, что монашеская организация куда более разнообразна и не вкладывается в двух-  или трех частную схему. Можно, конечно, отказаться от какой бы то ни было типологии вообще, сославшись на во многом хаотичный и слабо организованный характер первого этапа истории монашества, но это означало бы добровольный отказ от всякого научного поиска в этом направлении и искусственное создание еще одного белого пятна в истории монашества. Надо отметить, что в западной науке уже делаются попытки типологии монашеской организации в Египте, где представлен более детальный спектр этой организации, чем означенная выше двух (трех)частная схема. Мы имеем в виду, прежде всего статью М. Шеридана Il mondo spirituale e intellettuale del primo monachesimo egiziano [L'Egitto cristiano. Aspetti e problemi in eta tardo antica. Cur. Camplani A.(Studia Ephemeridis Augustinianum, 56). Roma, 1997, p.177-216]. Шеридан выделяет строго организованные киновии преп. Пахомия и Шенуте, отшельников (либо живших уединенно, либо с учениками), затворников (как преп. Иоанн Ликопольский), также живших иногда с учениками, странствующих монахов (monaci girovaghi). Интересно также отметить, что ссылаясь на сообщения Руфина, Шеридан пишет о "монастырях" Нитрии, тем самым выделяя ее в отдельный комплекс. На наш взгляд, схема Шеридана также не полна, и может быть дополнена, а частью  и изменена, исходя из сведений письменных источников, включая папирусы, а также данных археологии. Следует, прежде всего, четко обозначить границы термина "анахоресис" (отшельничество). Если речь идет о типе аскезы - в диапазоне от строгого уединения до больших колоний отшельников - то говорить о единстве монашеской организации в таком контексте нам представляется крайне сложным. Скорее следует иметь в виду под отшельничеством наиболее строгий вариант монашеской жизни - полное уединение. Классический пример такого отшельничества содержит 15 глава "Лавсаика" (по нумерации Батлера), где речь идет о Макарии, совершившем в юности невольное убийство, после чего удалившимся в пустыню, где он прожил в полном уединении, не имея даже крыши над головой. При этом надо отметить, что такая форма монашеской жизни не может быть отнесена к основному типу в виду ее подвижности - либо отшельник заканчивает свой земной путь в полном уединении, и его "анахоресис" пресекается "естественным" путем, либо вокруг него образуется община учеников, и его уединение тем самым нарушается. Вторым типом монашеской организации следует назвать колонии анахоретов, возникающих чаще всего вокруг известного аввы, или на месте его подвигов, как произошло, например, на месте ранних подвигов преп. Антония Египтеского на "внешней горе" (совр. дейр эль-Меймун). При этом интересно отметить, что сам преп. Антоний, удалившись с двумя учениками на "внутреннюю гору", периодически навещает иноков "внешней горы", наставляя их жизни монашеской. Таким образом, мы имеем колонию анахоретов, находящуюся под "внешним" управлением. О численности, а также внутренней организации таких колоний анахоретов, к сожалению, сведений практически нет. Наиболее распространенной формой монашеской организации в Египте (особенно, в Нижнем, а, возможно, и Среднем) является то, что мы условно обозначили бы как "малая община", т.е. община монахов численностью до 10 человек, что косвенно подтверждают археологические данные. Чаще всего, такая община формировалась вокруг известного подвижника и безусловно ему подчинялась. Однако существовали и другие традиции, - например, т.н. sarabaitae или remnuoth, жившие "по двое, по трое, или немногим более", но, если верить инвективам преп. Иоанна Кассиана и бл. Иеронима, принципиально отвергавшие власть старцев. "Малая община" могла быть как самостоятельной, так и составной частью монастыря, о чем свидетельствуют данные о Нитрийском комплексе или некоторые сведения папирусов о мелетианской "лавре". Скорее всего, "малая община" была наиболее важным организующим элементом для монашеской жизни Нижнего и Среднего Египта. Нитрийский монашеский комплекс следует выделить в особую категорию, поскольку он, согласно письменным источникам, представлял собой сочетание разных типов организации (отшельничества (или полуотшельничества), "малой общины" и даже, возможно, "малого монастыря"), имеющего тем не менее целый ряд элементов, говорящих не о разрозненных "монастырях" и "аскитириях", но именно о комплексе, имеющем ряд общих (коллегия 8 пресвитеров, "ксенодохий", хозяйственные учреждения и т.д.) структур. Можно осторожно предположить, что корни такой необычной организации следует искать в особенности развития Нитрии, представлявшую собой, скорее всего, "синойкизм" отдельных подвижников или "малых общин", живших изначально отдельно друг от друга. Еще одним типом организации монахов, хотя и не столь распространенным было "странничество". И здесь можно выделить два типа - "странничество по населенным местам", классический пример представляет авва Серапион - peri ercovmeno" th;n oijkoumevnhn ("Лавсаик", гл. 37 по нумерации Батлера). Этот тип странничества, как показывает пример аввы Серапиона, был очень зачастую связан с христианской миссией. Второй тип "странничества" представляет собой полное (или практически полное) "отчуждение" от мира людей и выражалась чаще всего в миграции вместе со стадом животных. Наиболее известный пример такой "ксенитейи" дает "Житие блаженного апы Афу", где говорится о том, что Афу до своей хиротонии во епископский сан жил в стаде антилоп, лишь один раз в год, на Пасху, посещая Оксиринх (Пемдже). Примеры подобного образа жизни содержат другие ранние агиографические произведение (в частности, греческий текст "О святых отшельниках"). Помимо строгих киновий Пахомия или Шенуте, источники содержат сведения о других монастырях, как правило, по количеству иноков (инокинь) меньших, нежели известные киновии, и, скорее всего, не принадлежавших к числу монастырей, принявших Устав преп. Пахомия (мы условно обозначили их "малыми монастырями"). Примером такого "малого монастыря" может служить обитель амы Талиды возле Антиное, где подвизалось около 60 инокинь ("Лавсаик", гл. 59 по нумерации Батлера). Предположительно на самых ранних этапах своего существования знаменитый монастырь апы Аполлона (Бауит) также держался правил, отличных от правил строгой киновии. Недавние (1986-1993 г.г.) раскопки польской экспедицией монастыря эль-Наклун (deir el-Naqlun) в Фаюме обнаружили удивительный пример симбиоза колонии отшельников и киновии в одном монашеском комплексе. О функционировании столь интересной формы монашеской организации мы имеем лишь фрагментарные сведения, содержащиеся в монофизитском "Житии Самуила". При этом, как предполагается, колония отшельников возникла до появления киновии и существовала параллельно довольно долгое время. Все это дает интересный материал относительно распространения киновий в Среднем Египте. Помимо чисто монашеских форм организации в Египте существовали различные типы аскезы, многие из которых имеют, вероятно, еще домонашеское происхождение, которые практиковались в городах и комах Египта и упоминания о которых содержат как агиографические источники (напр., "Лавсаик"), так и материал папирусов. Благодаря материалам последних, в последнее время стало широко известна такая форма аскетической (по всей видимости, изначально городской организации), как "ревнители" (spoudai`oi, filovponoi), представляющая собой нечто, напоминающее современные братства мирян.

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова